Сеть салонов связи "Связной" превращается в банковскую сеть. Почему деньги – это эквивалент доверия, рассказал "ДП" создатель "Связного" Максим Ноготков.
 
 "ДП": Максим, как ретейлерский бизнес превратился в банковский?

Максим Ноготков: На рынке есть тренды, которые через несколько лет изменят представление людей о финансовых услугах. Так, основным инструментом управления личными средствами станут мобильные устройства, телефон фактически превратится в кошелек. Это произойдет благодаря ряду технологических изменений.

Во-первых, сегодня активно развивается сеть 3G, которая позволяет людям постоянно находиться онлайн. В следующем году около четверти выручки операторов будет приходиться на сегмент мобильного Интернета. Во-вторых, мобильные телефоны становятся более простыми и удобными, а их стоимость снижается очень быстро. Например, сейчас смартфон с тачскрином на платформе Android можно купить за 6-7 тыс. рублей, при этом с помощью такого телефона удобно управлять своими счетами, смотреть выписки по ним, пользоваться мобильным и интернет-банкингом.

В-третьих, быстро развиваются бесконтактные технологии NFC (Near Field Communication). Они используются, например, в метро. Когда вы прикладываете проездной к турникету, у вас моментально списываются поездки. Эти же технологии приходят и на мобильные телефоны. Мы считаем, что через некоторое время подавляющее большинство мобильных телефонов будет иметь внутри NFC-чип. По сути, мобильный телефон может быть сам по себе платежным инструментом.

Но речь не идет о превращении ретейлерского бизнеса в банковский, Связной Банк — результат партнерства группы "Связной" и бывшего Промторгбанка, целью которого является создание универсального федерального банка.

"ДП": Благодаря чему сеть магазинов превратится в банк?

Максим Ноготков: Повторюсь, речь идет не о превращении одного бизнеса в другой. Партнерство ГК "Связной" и Связного Банка приведет к синергетическому эффекту и позволит быстро развивать банковский бизнес. Связной Банк будет использовать инфраструктуру нашей сети. Это 2200 центров мобильной связи "Связной", в которых будут представлены услуги банка. При этом доля ГК "Связной" на рынке мобильных телефонов — около 25%, ежедневно к нам в офисы заходит около 1,5 млн человек, а 12 млн по всей России являются участниками нашей программы лояльности, поэтому стоимость привлечения клиентов у нас будет достаточно низкой.

"ДП": Новый банк будет гибридом между магазином и банком?

Максим Ноготков: Это не совсем правильное описание проекта. Связной Банк будет представлен в двух форматах. Первый предусматривает, что ряд розничных услуг банка будет представлен в нашей сети центров связи. Обслуживанием клиентов банка будет заниматься отдельный сотрудник — менеджер по финансовым услугам. Уже сегодня можно оформить карту Связной Банк более чем в 600 центрах в 31 регионе страны. Приоритетной задачей является распространение банковских услуг на всю сеть "Связной".

Второй формат — это собственные отделения банка. При этом мы предлагаем клиентам инновационный формат shop-in-bank: в отделениях банка будут установлены стенды для демонстрации технических новинок и тачскрин-терминалы для заказа техники из ассортимента сети "Связной".

"ДП": Глава Сбербанка Герман Греф говорит, что мобильные платежные системы убьют традиционную банковскую сеть. Сотни точек обслуживания станут обременением для бизнеса, а не преимуществом.

Максим Ноготков: Мы считаем, что необходим разумный баланс между достаточно широкой сетью отделений и обслуживанием клиентов с помощью дистанционных каналов. Банковские отделения в их нынешнем виде полностью не исчезнут. Возможно, их число будет сокращаться. Но человеку все равно необходимо живое общение. У клиента периодически возникают вопросы, которые комфортнее решить, посетив отделение банка, — для открытия крупного депозита или снятия большой суммы денег. Я не верю, что в десятилетней перспективе финансовые услуги полностью уйдут в дистанционные каналы.

"ДП": Вам лично насколько легко далось решение стать банкиром? Все-таки это не самый любимый персонаж в бизнес-среде, да и у потребителей…

Максим Ноготков: Мы хотим поменять отношение к банкирам. Мы делаем банк для людей: удобный, выгодный и дружелюбный. С финансовыми услугами мы начали работать еще в 2006 году, у нас был совместный проект с GE-Money Bank. Идее собственного банка где-то 2 года. Когда кризис разрушил те партнерства, которые у нас были в этой области, мы решили делать собственный банк. У ГК "Связной" достаточно сильный бренд, к которому люди относятся позитивно. Мы хотим перенести это отношение и на банк.

"ДП": Считается, что в иерархии бизнесов финансы находятся на самом верху. Ваше ощущение как предпринимателя изменились, когда вы стали банкиром?

Максим Ноготков: Наверное, нет. Для меня банковский бизнес скорее внизу по уровню конкуренции. Мы работали на гораздо более конкурентных рынках, с серьезной динамикой, где уже присутствовали огромные компании — сотовые операторы, производители сотовых телефонов. Мы привыкли к очень серьезному уровню конкуренции, профессионализма. В этом смысле банковская индустрия, с моей точки зрения, точно не сложнее.

В нашем бизнесе на двух игроков приходится более 50% рынка. Практически нет областей бизнеса, на которых концентрация и конкуренция были бы столь серьезными.

"ДП": Как вы относитесь к экономическим теориям, которые говорят, что кредитование — это не то чтобы грех, но нужны другие средства оперирования деньгами, не предполагающими ссудного процента?

Максим Ноготков: Вы знаете, я этими теориями интересуюсь, но не разделяю подобных идей. Кредиты и финансовая система — это как кровь в организме, перераспределение ресурсов от тех людей, у которых они в избытке, к тем людям, у которых есть энергия и желание что-то делать. Для меня абсолютно естественно как отдавать деньги и брать за них проценты, так и получать деньги и отдавать за них проценты. Первое упоминание о деньгах и о кредитах восходит к глубокой древности. Не думаю, что в этой области что-то изменится за время нашей жизни.

"ДП": Но вам не кажется, что 60% годовых по банковской карте, которые встречаются у некоторых банков, — это перебор?

Максим Ноготков: С развитием конкуренции цена кредита и ставка по депозиту сильно сблизятся. Низкой или высокой является та или иная ставка — вопрос относительный. Наверное, для Западной Европы 12% годовых — это дорого; для Бангладеш, может быть, дешево и 100%. Ситуация зависит прежде всего от уровня финансовой прозрачности и доверия, которое существует в обществе, от развитости финансовых услуг в стране.

Для меня деньги — это прежде всего доверие, абсолютный и полный аналог доверия. Цена кредитов, на мой взгляд, полностью отражает уровень доверия между членами общества. Чем ниже она будет, чем меньше разница между ценой кредита и депозита, тем меньше риски и больше доверия людей друг к другу. Я заинтересован в том, чтобы доверие в обществе повышалось.

"ДП": К вопросу о доверии. Кризис вскрыл массу ситуаций, когда оказалось, что кредит можно не возвращать. У вас есть рецепты, как не столкнуться с этим?

Максим Ноготков: Я думаю, что самая большая ценность, которую создает любой человек или компания, — это репутация, доверие к себе. На мой взгляд, те, кто так поступил во время кризиса, навредят сами себе, если хотите. Я сильно сомневаюсь, что им удастся создать бизнес такого масштаба, какой у них был до этого.

"ДП": В последние годы возникали автобанки, кредитные учреждения при автоконцернах. Вы считаете свой проект очередным шагом по размыванию границ банковской системы?

Максим Ноготков: Я бы таких аналогий не проводил. Единственное, что у нас с ними общее, — это желание использовать синергию дистрибьютерской сети и знания банковского рынка.

"ДП": Помимо банковского бизнеса, вы купили франшизу на развитие ювелирной сети Pandora. Как вы принимаете решение о новых инвестициях?

Максим Ноготков: Все достаточно просто. Есть несколько отраслей, которые мне интересны. Это технологии, финансовые услуги, розничная торговля. Дальше вопрос в том, есть ли синергия с тем, что мы уже делаем.

Развитие розничной сети — это то, что у нас хорошо получается. Другим важным критерием является то, можем ли мы быть лидером в той или иной области. Pandora входит в тройку крупнейших ювелирных компаний в мире и имеет перспективы быть первой.

"ДП": Вы сказали, что хотите делать банк для людей, с дешевыми кредитами. Вы рассматриваете свой проект как филантропический отчасти?

Максим Ноготков: Я бы, конечно, не стал путать понятия филантропии и банковского бизнеса. Но, на мой взгляд, бизнес имеет смысл, только если он преследует какую-то цель, стоящую за капитализацией, за цифрами. Никакой проект не может быть большим и успешным, если он не делается для людей.

"ДП": Но вы себе противоречите — цель банкира не может быть в том, чтобы сделать кредит как можно более дешевым…

Максим Ноготков: Простая линейная логика в современном мире не работает. Приведу простой пример. Есть компания Google, которая все свои сервисы делает бесплатными для людей, тем не менее является одной из самых дорогих компаний в мире. Я действительно уверен, что чем дешевле нам удастся сделать наши продукты, тем лучше будет и банку, и клиентам. Я искренне убежден, что настоящие проекты должны что-то менять в лучшую сторону, мы стараемся так действовать. Может быть, мы не заработаем немедленно, но мы всегда работаем на перспективу.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments