Преградой для сделки между «Топ-Книгой» и менеджерами «Копейки» может стать корпоративный конфликт в книжной сети. Владелец 10% ритейлера Сергей Щебетов, который в 2008 году приобрел пакет за 287,8 млн руб., через суды Москвы и Новосибирска пытается доказать, что его ввели в заблуждение о реальном состоянии дел в компании, в результате чего он переплатил за актив в несколько тысяч раз. Бизнесмен не оставляет надежды вернуть свои деньги и обещает оспорить сделку по продаже контрольного пакета «Топ-Книги». О перспективах сделки с «Копейкой» СЕРГЕЙ ЩЕБЕТОВ рассказал в интервью корреспонденту РБК daily МАРГАРИТЕ ПАРФЕНЕНКОВОЙ.

— Когда вам стало известно о первых договоренностях «Топ-Книги» с менеджерами «Копейки»?

— Слухи о переговорах шли с мая. Насколько мне известно, какие-то документы были подписаны в июле. В уведомлении, которое я наконец получил, сказано, что Георгий Лямин заключил предварительное соглашении о продаже 1% в ООО «Топ-Книга». А затем стало известно, что якобы подписана какая-то сделка, предусматривающая продажу контрольного пакета менеджерам «Копейки», но никаких документов по ней я не видел и не получал.

— Каковы могут быть условия сделки и когда она может быть закрыта?

— Мне кажется, что никакой сделки в ближайшее время не произойдет из-за того, что пакет Лямина и Вороновой (Георгий Лямин и Татьяна Воронова — владельцы 90% «Топ-Книги». — РБК daily) заложен Сбербанку, а также из-за того, что сделка между Ляминым и Трифоновым (Михаил Трифонов — бывший совладелец книжной сети. — РБК daily) была недавно расторгнута судебным решением. Об условиях трудно говорить, они еще сто раз поменяются. Пока 1% «Топ-Книги» оценили очень высоко — в 30 млн руб., но на эту цену не стоит ориентироваться — она назначена с единственной целью, чтобы я не использовал свое преимущественное право выкупа. Полагаю, что на втором этапе сделки 50% будут продаваться по цене значительно ниже, но у меня уже не будет права на выкуп.

— Будете ли вы оспаривать сделку?

— Если в процессе сделки будет обойдено мое преимущественное право и, скорее всего, право Трифонова, то она обязательно будет оспорена.

— Сколько реально может стоить компания?

— Не думаю, что она в текущей ситуации может стоить много, учитывая проблемную ситуацию, в которой сеть находится, и большой долг. Задолженность только перед группой АСТ составляет порядка 1,4 млрд руб. Насколько мне извест­но от других издателей, АСТ реально управляет сетью как крупный кредитор, в частности финансовыми потоками, давая указания, с кем расплачиваться в первую очередь. АСТ в январе этого года долго раздумывала, приобретать ли «Топ-Книгу», ее представители даже звонили мне несколько раз по этому вопросу, но в конечном итоге решили отказаться. Но инициатива привлечения третье­го инвестора во многом исходила от этого кредитора. Потенциально «Топ-Книга», конечно, может стоить достаточно много при условии, что будет отлажена операционная деятельность, решены проблемы с финансированием и реализована интернет-стратегия.

— К вам кто-то обращался с предложением выкупить ваш пакет?

— Обращались люди, которые специализируются на таких проблемных ситуациях с предложениями переуступить свой интерес. Но я пока не считаю нужным это делать. Может быть, если мы не договоримся, то рано или поздно мне придется пойти на это.

— Вы уже общались с менеджерами «Копейки» Сергеем Солодовым или Игорем Плетневым? Делали ли они вам какие-то предложения?

— У нас начался диалог с Сергеем Солодовым. Мне кажется, мы должны найти общий язык. Он заинтересован в развитии компании, видит ее потенциал и понимает, что конфликт среди акционеров чрезвычайно губителен для нее. Пока идут консультации, четких предложений не было, поскольку менеджеры «Копейки» сами еще не являются акционерами. Они изучают ситуацию, чтобы понять, что они реально покупают. Наверное, чтобы не допустить тех ошибок, которые совершил я.

— Вы знаете, какие шаги предпримут менеджеры «Копейки» в качестве акционеров «Топ-Книги»?

— Прежде всего им необходимо закрыть мою проблему, закрыть уголовные дела и арбитражные процессы — это откроет путь к рыночному финансированию. Необходимо провести нормальный аудит, перед этим вычистив компанию от известных проблем с финансовой отчетностью. Сделать рекапитализацию, проведя увеличение уставного капитала. Нужно наладить операционную деятельность, обновить договоренности с поставщиками, договорившись о реструктуризации задолженности перед ними. Например, часть задолженности списывается, часть выплачивается сразу, а остальное замораживается и выплачивается в течение пяти—семи лет.

— Насколько реально, что сделка состоится?

— На сегодняшний день это маловероятно. Пока менеджеры «Копейки» сделали только одно — выдали «Топ-Книге» краткосрочный заем: через ООО «Контур» летом этого года компания получила товарный кредит около 370 млн руб. Это правильный путь. Они изучают ситуацию, и если сделка не сложится, то они просто останутся в реестре кредиторов.

— Вы готовы участвовать в управлении компанией?

— Да, готов, но не с существующим составом владельцев. Самое большое, на что я готов, — это остаться долгосрочным кредитором. Поскольку все деньги нынешние владельцы мне не способны сразу вернуть, я готов предложить вариант, который уже предлагал г‑ну Лямину: зафиксировать сумму исходя из разумного процента за пользование деньгами, мне выплачивается треть или четверть суммы сразу, а остальное реструктурируется на пять—десять лет. Но пока конфликт не улажен и контроль не перешел к владельцам, которым я мог бы доверять, я не собираюсь с ним сидеть в одной компании и как-то помогать налаживать отношения с банками, инвесторами, поставщиками и рынком.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments