Участники туристического рынка отмечают небывалый рост китайского туристического потока в Россию. Главным секретом успеха страны стала девальвация рубля, сделавшая покупки в дорогих магазинах доступными для ориентированных на премиальный сегмент путешественников из Азии. Увеличение числа покупателей из Китая не обходят вниманием и люксовые ритейлеры: они стали разрабатывать для новых покупателей специальные программы.

Начавшееся во второй половине 2014 года падение курса рубля сделало Россию популярной страной на туристическом рынке Азии, в частности — Китая. Поток китайских туристов резко вырос: по данным агентства China Friendly в 2015 году Россию посетили 670 тыс. путешественников из Китая — на 63% больше, чем годом ранее. Еще более оптимистичные данные предоставляет Ростуризм: 1,12 млн человек и 173-процентный рост. Такие различия в данных, очевидно, обусловлены разной методикой подсчета транзитных туристов, для которых Москва — пункт пересадки на европейские авиарейсы. Как подсчитали ранее в туристической ассоциации "Мир без границ", расходы китайских туристов в России в 2015 году составили $2,5 млрд против $1 млрд годом ранее. Одной из причин роста финансовой активности стало укрепление юаня: несмотря на сдерживающие меры финансовых властей Китая, за последние два года валюта подорожала на 75% по отношению к рублю и на 12% — к евро. В поисковой системе Momondo самыми популярными городами у китайских путешественников называют Москву, Санкт-Петербург, Иркутск, Владивосток, Новосибирск, Хабаровск и Екатеринбург.

Транзитные путешественники

Участники туристического рынка обращают внимание на рост числа не только классических, но и транзитных путешественников, приезжающих в Москву и Санкт-Петербург на пути в Европу. Чаще всего основная цель их визита — шопинг и беглый осмотр достопримечательностей. Гендиректор компании "Гоу Чайна" Сергей Седов отметил увеличение числа китайских покупателей в российских магазинах зимой 2014 года. "В декабре многие магазины еще не переписали ценники, и умные китайские туристы массово приехали за покупками. Например, в ЦУМе и Столешниковом переулке на тот момент было 90% китайских клиентов",— вспоминает он. По словам господина Седова, этот тренд сохраняется до сих пор, хотя и менее выражен. "Многие путешественники приезжают на несколько дней: осматривают небольшое число достопримечательностей в Москве и Санкт-Петербурге, ходят по магазинам, а затем летят в Европу",— объясняет он.

Глава "Чайна Трэвел" Сергей Назаров тоже замечает в России увеличение числа транзитных туристов из Китая. "Это не новый тренд, во многом он сложился из-за политики "Аэрофлота", которая ориентируется на транзитных пассажиров из Азии: билеты со стыковкой в Москве для граждан Китая зачастую самый доступный способ добраться до Европы",— говорит он. При этом, по словам господина Назарова, авиакомпания часто предоставляет своим клиентам stop over — возможность прервать путешествие на срок до недели: "Летом как таковых шопинг-групп в Москве нет — это высокий туристический сезон, и билеты стоят достаточно дорого, но в межсезонье их довольно много".

Приток китайских покупателей заметили и в торговых центрах. Руководитель проектов управляющей компании Black Stone (развивает несколько торговых объектов) Евгений Кузьмин связывает эту тенденцию с подорожанием доллара и евро. "Клиентам из Азии, в частности из Китая, стало выгодно покупать товары в России, чаще всего речь идет о премиум-классе",— констатирует он.

Переориентация бизнеса

Крупные российские торговые сети уже начали реагировать на наплыв китайских клиентов. В начале февраля гендиректор ЦУМа Александр Павлов рассказал журналистам, что московский ЦУМ и петербургский универмаг ДЛТ (оба магазина входят в группу Mercury) разрабатывают шопинг-программу для гостей из Китая, в рамках которой в обоих магазинах уже появилось значительное количество персонала, владеющего китайским языком. По его оценкам, доля покупателей из Китая в ЦУМе составляет 7%, а в ДЛТ — 17%. Согласно прогнозам господина Павлова, в ближайшем будущем она может увеличиться до 30%.

Китайские туристы считаются активными потребителями люкса не только в России. В конце прошлого года консалтинговая компания Bain & Company сообщила, что, по ее оценке, на китайских покупателей приходится 31% глобальных продаж люксовых товаров. По этому показателю страна оказалась абсолютным лидером, доля идущих следом за Китаем США — 24%. Китайская Fortune Character называла еще более значительные цифры: по версии компании, на китайских покупателей в 2015 году пришлось 46% продаж люкса, суммарно они потратили за границей $183 млрд. Число китайских безналоговых покупок (tax free) в Европе по итогам прошлого года выросло на 64%, свидетельствуют данные Bain & Company. По версии аналитиков, дополнительным стимулом для зарубежных клиентов стал низкий курс евро. Но постоянная причина — большая разница цен. Так, по данным Министерства коммерции Китая на весну 2015 года, премиальные товары в стране стоили на 72% дороже, чем во Франции, и на 51%, чем в США. Такую разницу обеспечивает "налог на роскошь", включающий ввозную пошлину, потребительскую таксу и стандартный НДС. Сумма сбора меняется в зависимости от категории товара и может достигать 50% его стоимости.

Господин Седов объясняет популярность премиальных товаров среди китайских покупателей социальными установками: "Многие китайцы уделяют очень большое значение подлинности вещей: для состоятельных людей важно иметь оригинальные вещи, а не копии, которые можно купить в Китае". С тем, что китайские клиенты приобретают в основном премиальные товары, согласен и господин Назаров. "Все остальное проще купить в Китае",— добавляет он.

Классические туристы

Рост числа китайских путешественников заметили и туроператоры. Гендиректор "Тари Тур" Марина Левченко предполагает, что за текущий год число организованных туристов из Китая в России вырастет на 25-30%. "И возможно, это уже будет потолок: в Москве и Санкт-Петербурге просто нет достаточных мощностей, чтобы разместить больше туристов",— полагает она. По словам госпожи Левченко, уже сейчас достаточно остро чувствуется нехватка гостиниц и транспортных средств. "Большинство путешественников приезжают на неделю, посещают Москву, Санкт-Петербург и города Золотого кольца",— рассказывает она. Директор департамента по въездному туризму Александр Макляровский отмечает, что наиболее заметный рост спроса сейчас происходит в сегменте дешевых туров стоимостью до $1 тыс. "Они включают по большей части минимальную культурную программу и посещение магазинов, стоимость классических экскурсионных туров составляет $1,5-2 тыс.",— добавляет он.

Туристам из Азии, в частности из Китая, стало выгодно покупать товары в России. Расходы китайских туристов в России в 2015 году составили $2,5 млрд против $1 млрд годом ранее.

Что вам нужно от Китая?

Дмитрий Мезенцев, член Совета федерации, председатель Общества российско-китайской дружбы:

— Новые знания об этой стране, о ее истории, культуре, о причинах успешной работы механизмов управления, в том числе по поддержанию бизнес-сообщества Поднебесной. Нужны также ответы на запросы российских регионов на расширение контактов с округами и провинциями КНР. Также необходимо развитие модели стратегического партнерства, которая определена президентом России Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином по десяткам направлений, в том числе в возможном формате совместного будущего, конечно, с учетом национальных интересов друг друга.

Владислав Соловьев, генеральный директор, председатель правления компании "Русал":

— Нам нужно, чтобы Китай перестал дотировать убыточные производства алюминия, нарушающие баланс на глобальном рынке. К тому же эти предприятия работают на угле, что неминуемо приведет к их закрытию — Китаю лучше сконцентрироваться на продукции down stream. Необходимый для этого первичный алюминий мы готовы поставлять с работающих с использованием экологичной гидроэнергетики наших сибирских заводов.

Дмитрий Конов, председатель правления компании СИБУР:

— А у нас уже все есть: акционерная кооперация, совместные проекты на базе российских технологий. Синтетические материалы, которые производятся из нашего сырья, способствуют росту экономики и в России, и в Китае за счет глубокой переработки углеводородов и удлинения жизненного цикла материальной инфраструктуры.

Антонио Фаллико, председатель совета директоров банка "Интеза":

— В Китае у нашей банковской группы открыт филиал в Шанхае, есть большое участие в Банке Циндао, представительство в Пекине, а еще 90-летний филиал в Гонконге. Это интересный бизнес, как европейский. Но мы понимаем: если мы придем в Китай с посредничеством России, у нас будут лучшие результаты. Для нас это единое пространство от Лиссабона до Владивостока и Сингапура, где есть такие крупные экономики, как Китай и Индия. Но при одном условии: через Россию 1 + 1 не означает 2 — это 5! Это победа.

Олег Ваксман, заместитель председателя правления Газпромбанка:

— Мы видим, что мегапроекты в области инфраструктуры, о которых много говорили в последнее время, наконец-то переходят в практическую плоскость и китайская сторона начинает выделять средства на их реализацию. Это касается и строительства портовой инфраструктуры, и крупных газоперерабатывающих комплексов, и наземной железнодорожной инфраструктуры.

Также Китай нам нужен как источник юаневого финансирования. У нас уже есть первые успешные примеры этого по краткосрочному финансированию: наш банк первым начал делать сделки по международному факторингу в юанях, а теперь мы уже переходим к среднесрочным сделкам. Это создает очень хорошую синергию: поставка недорогого оборудования и дешевые деньги, к тому же это разнообразит корзину валют. Для нас важно участвовать в создании именно финансовой и транспортной инфраструктуры, которая определяет единое экономическое пространство. Для этого у нашего восточного соседа есть и средства, и необходимые технологии.

Дмитрий Азаров, председатель комитета Совета федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера:

— Наша страна взяла курс на развитие собственного экономического, промышленного, природного и институционального потенциала. Но для того чтобы реализовать этот потенциал, конечно же, в нашем глобальном мире мы готовы сотрудничать с различными странами, и Китай — наш стратегический партнер. Это история, это традиции, это та давняя дружба, которая связывает наши страны. Я был в Китае неоднократно и могу сказать, что такого радушного приема и такого восприятия россиян, делегаций российских как своих товарищей, своих друзей встретишь не во многих странах. Мы готовы вместе с Китаем двигаться на пути экономической модернизации, видеть потенциал и синергию взаимодействия по развитию конкретных промышленных кластеров, освоению природных ресурсов. Главное условие: это должно быть взаимовыгодно, выгодно для РФ (гражданам России) и, конечно же, тем инвесторам, которые готовы прийти в нашу страну для честной работы из Китайской Народной Республики.

Ольга Мягких, партнер "Цирка дю Солей Рус", Украина:

— Для "Цирка дю Солей" Китай сейчас один из приоритетных масштабных рынков. Это интересно не только глубиной рынка, покупательной способностью — а она сейчас в Китае высока как никогда, но и интересом к цирку как искусству. Плюс в Китае серьезные цирковые традиции. Поэтому именно это направление в нашей стратегии приоритетное.

Александр Шестаков, президент холдинга "Первая мебельная", президент Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности России:

— Там есть масса вещей, необходимых для нашего основного производства: оборудование, комплектующие и другое, что мы сейчас берем из Европы и что не производится на территории России. Как рынок сбыта Китай — специфический и сложный регион, и вряд ли мы что-то сможем в ближайшее время туда поставлять, но вот наш германский партнер в Поднебесной торгует вполне успешно.

Матиас Круг, генеральный директор ООО "Кнорр-Бремзе 1520":

— Китай сейчас является самым большим рынком в мире, и любая серьезная компания должна там работать, иначе это сделает кто-то другой. "Кнорр-Бремзе" удалось оснастить все скоростные поезда в этой стране своими тормозными системами. За несколько лет мы построили в Китае девять предприятий, в России — только одно. И причина не только в том, что российский рынок еще не настолько емок для нашей продукции — это в основном только скоростные поезда, которых в стране еще немного. В Китае, например, меньше проблем с открытием производств: там администрация изначально настроена на то, чтобы привлечь больше иностранных технологий. В России процесс получения разрешений, сертификатов, оформления различной документации более длительный.

Александр Хрусталев, председатель совета директоров NDV Group:

— Китай нам нужен как огромный рынок потребления. С его огромным количеством населения. Китай в сегодняшних условиях, когда отношение в мире к России часто откровенно враждебное, нужен как рынок, на котором мы смогли бы продавать товары, производимые в России. Например, еду. Но я думаю, что этот поворот "на восток" будет недолгим. Я не очень верю китайцам: работал с китайскими компаниями и могу сказать, что с ними практически невозможно нормально работать — они сложны, хитры и часто просто нечестны. Я больше верю в Европу и Америку. Это вынужденное обращение в сторону восточного соседа, главная цель которого показать, что нам есть с кем разговаривать. Я не вижу в Китае ни союзника, ни страны, которая готова работать с нами на равных. Китайцы нас за таковых не держат: у них к нам абсолютно снобистское отношение.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments