После того, как Сергей Галицкий («Магнит») покинул розничную торговлю, вакансия знаковой фигуры отрасли впервые за много лет оказалась вакантной. Претендентов на это место нашлось немало: мы не остались в стороне — и выбрали шесть самых харизматичных предпринимателей русского ритейла, которые могли бы стать «новым Галицким» для отечественной розницы.

Денис Штенгелов, «КДВ групп»

штенгелов
kommersant.ru

Чем знаменит: захватил рынок сухариков в стране.
Суперсила: сибирское происхождение.

Денис Штенгелов захватил весь рынок национальных снеков в стране, его бизнес растёт, по выражению бизнесмена, «двузначными темпами» — компания получила 95,3 млрд выручки в 2016 году. В холдинг входят свыше 10 производств, более 80 филиалов и около 200 магазинов розничной сети «Ярче!».

Сибиряк Штенгелов начинал в девяностые с торговли семечками — покупал оптом и продавал их бабушкам (помните популярный микробизнес пенсионеров тех времён?). Потом — купил кондитерскую фабрику, наладил производство вафель под брендом «Яшкино» и стал подминать рынок под себя. В конце 2000-х Штенгелов купил крупнейших производителей сухариков и пивных снеков — «Бриджтаун фудс» и «Сибирский берег» — и стал владельцем всех главных брендов страны в этой категории (в том числе легендарных «Кириешек»). Сегодня головной офис «КДВ групп» находится в далёком Томске — зато продукция многочисленных заводов и фабрик холдинга продаётся в каждом магазине страны.

Дмитрий Алексеев, DNS

алексеев

Чем знаменит: верой в российские регионы.
Суперсила: мышление программиста.

Дмитрий Алексеев и ещё девять его друзей-партнёров создали многомиллиардный бизнес по продаже бытовой электроники с упором на регионы. Компания вела экспансию из Владивостока, и сегодня присутствует более чем в 400 городах по всей стране. Оборот DNS в 2017 году достиг 233 млрд руб.

Алексеев с друзьями — старые компьютерщики — торговали комплектующими и готовыми компьютерами все девяностые. Первый собственный магазин у них появился только в 1998 году, а с 2005 года началось развитие торговой сети — сначала на Дальнем Востоке, а потом и по всей России. Алексеев с удовольствием противопоставляет свою региональную компанию московскому бизнесу. «Мы любим провинцию, настоящие народные места. Сами находясь в глубинке, мы стараемся донести блага цивилизации до глубинки», — говорил он о ценностях DNS в интервью «Ведомостям».

Андрей Кривенко, «ВкусВилл»

кривенко
rb.ru

Чем знаменит: запустил с нуля сети магазинов «Вкусвилл» и «Избёнка».
Суперсила: умение слышать клиента.

В 2009 году оставшийся без работы финансовый директор рыбной компании Андрей Кривенко вложил 50 тыс. руб. в открытие маленькой торговой точки с фермерской едой в Москве. Сегодня он управляет торговой сетью «Вкусвилл» (446 магазинов), в которой успешно нарушает все мыслимые законы ритейла — и выручил на этом 18,5 млрд руб. в 2016 году.

Андрей Кривенко занимается продажей здоровой еды в Москве и Подмосковье. Такой, на первый взгляд, нишевый бизнес неожиданно и довольно быстро стал успешным предприятием с миллиардными оборотами. Кривенко сделал ставку на тщательный отбор поставщиков, не признаёт рекламу, оперативно реагирует на жалобы клиентов — и утверждает, что только такой подход действительно работает в его деле. «Если клиент доволен, бизнес всегда будет прибыльным. Если у вас кризис — смотрите внимательно на клиентов, они вам все подскажут», — цитирует бизнесмена издание Inc.Russia.

Михаил Гончаров, «Теремок»

гончаров
secretmag.ru

Чем знаменит: сделал миллионы на лубочной русской кухне.
Суперсила: личные аккаунты в соцсетях.

Михаил Гончаров основал сеть фастфуд-ресторанов русской кухни в 1998 году, когда о таком бизнесе в стране мало кто думал. Сегодня «Теремок», в котором подают блины, гречку и сбитень — это 300 ресторанов в России, ещё два в Нью-Йорке, 8,3 млрд руб. выручки в год и 82 000 посетителей ежедневно.

Гончаров когда-то начинал с двух киосков с блинами в Москве на Масленицу: рецептами блинов занималась его мама, а бизнесмен сражался с чиновниками, ответственными за уличную торговлю, обеспечивая медленный, но уверенный рост сети. Сегодня Михаил Гончаров — не только успешный бизнесмен, но и мощный генератор новостей: в своих аккаунтах в Facebook и Twitter предприниматель постоянно высказывается на интересующие его темы, в том числе и политические. В числе прочего, он критикует интеллигенцию (за снобизм), Навального (за негативную риторику), высказывается против массовых протестов и периодически намекает на необходимость конструктивных действий в обществе.

Андрей Павлов, ZENDEN

павлов
dp.ru

Чем знаменит: русский обувной магнат.
Суперсила: патриотизм.

Обувная сеть Zenden развивается с 1997 года, сегодня это вторая по величине сеть магазинов обуви — 256 торговых точек в 110 городах России. В 2016 году выручка компании составила 18,2 млрд руб., ритейлер продал 8 млн пар обуви.

Павлов — убеждённый (по крайней мере публично) патриот. Его действия во многом подтверждают взгляды: Zenden шьёт обувь в Сирии и в Крыму (но чаще — всё же в Китае), а на полуострове компания пыталась — не совсем удачно — реализовать крупный инвестиционный проект на 1 млрд руб. Поддают жару и высказывания предпринимателя в соцсетях — вот показательный пример полемики с участием Павлова, недавний «ботинкогейт», докатившийся до рефлексий по поводу распада СССР. А ещё Андрей Павлов, по его словам, разработал «теорию потребительского патриотизма» — которую, впрочем, не так просто найти в интернете.

Фёдор Овчинников, «Додо пицца»

овчинников
kommersant.ru

Чем знаменит: создал сеть инновационных пиццерий «Додо пицца».
Суперсила: талант оратора.

Фёдор Овчинников начал проект «Додо пицца» в 2011 году — и сразу занялся выстраиванием технологичной системы, масштабируемой на разные рынки и в разные условия. Результат кропотливого строительства — 300 пиццерий в 10 странах, в том числе в США и Китае, с годовой выручкой около 7 млрд руб.

Археолог по образованию, Овчинников начал собственный бизнес в 2006 году. Тогда он взял кредит в банке и создал в родном Сыктывкаре сеть книжных магазинов. Каждый шаг он описывал в собственном блоге — и этими историями быстро набрал лояльную своим ценностям аудиторию. В кризис 2008 года магазины закрылись, а Фёдор стал примеряться к новому делу. Он запустил сеть пиццерий — и сделал из «Додо пиццы» настоящее реалити-шоу: его аккаунты в соцсетях читают десятки тысяч человек, он строит внутри компании полноценную IT-систему и утверждает, что без страсти не бывает удачного бизнеса. «Мы IT-компания, которая продаёт пиццу», — говорит Овчинников.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первым быть в курсе главных новостей ритейла.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar