Forbes опубликовал колонку главы «Магнита» Яна Дюннинга: в ней топ-менеджер рассуждает о растущей популярности дискаунтеров в России и Европе. Цитируем главные тезисы текста.

— Я думаю, мы ошибаемся, считая, что дискаунтеры в Европе это магазины для бедных. Это бизнес, который работает с широкими слоями населения, то есть с людьми и с низкими доходами, и с высокими. В этих магазинах людей интересуют не все возможные услуги вокруг товаров, а качество и цена продуктов. Дело в менталитете.

— Прежде всего российский потребитель — это и есть европейский потребитель. Россияне очень внимательно отслеживают, где сделан товар. Для них важна локальность, они связывают качество с расстоянием до производства, особенно когда речь идет о свежей, скоропортящейся продукции. И это замечательно: люди знают, что продукт сделан там, где они живут, что он не ехал до магазина несколько дней, а значит, в принципе хорошего качества.

— Когда я прихожу со списком продуктов в магазин, я пробегу и куплю все за 20 минут. Когда мои русские коллеги и друзья идут в магазин с тем же списком, они тратят 40 минут. Почему? Потому что они выбирают, какая паста, какая у нее цена, как она выглядит. Русский коллега будет изучать состав. Он более сосредоточен на качестве, чем я. Потому что я доверяю бренду магазина, я считаю, что магазин, в который я пришел, не продаст мне ерунды. Такого доверия у российских потребителей нет.

— Российские потребители подозрительны и любопытны. Они хотят знать, что покупают, поэтому изучают товары, занимаются шоппингом. Российский покупатель по-прежнему следит за качеством, но он начал понимать, что бренд сам по себе не всегда гарантирует высокое качество. Есть еще и небрендированные товары такого же качества и, возможно, не такие дорогие. И в этом смысле превращение российского потребителя в европейского уже происходит. Такой подход потребителей — одна из причин, почему до сих пор в России нет дискаунтеров европейского типа.

— Вторая причина — специфика поставщиков. Рынок в России в последние 20 лет — это рынок поставщика. В России крупные компании, такие как Mondelez, Unilever или Nestle, покупали и создавали производственные площадки и заводы, чтобы там выпускать свою брендированную продукцию. У них нет дополнительных мощностей, чтобы производить товар специально для ретейлера. Зачастую торговой сети очень сложно найти поставщика для собственной торговой марки. А в Европе есть компании, которые работают только на производство для ретейла. У них нет своих брендов, они не тратятся на маркетинг, просто производят товар только для сетей. Например, в дискаунтерах типа Aldi контракт заключается с одним поставщиком, и он несколько лет поставляет товар одного качества и одного бренда.

— Если применять подход Aldi или Lidl в России, нужно найти поставщиков, которые хотят производить только для вас. Российскому рынку, думаю, нужно еще пару лет, чтобы прийти к этой идее. Другой вариант, открывающий простор для возможностей, — собственные производства ретейлера. Поэтому сейчас мы изучаем, можем ли мы открыть в России дискаунтер европейского типа с учетом собственного производства и нашей базы поставщиков. Хорошие предпосылки для этого уже есть.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первыми быть в курсе главных новостей ритейла.