Научно-популярное. Андрей Остальский «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?». Третья серия




Дата записи: 1 июня 2009 г. Размер: 49,4 Мб. Время: 15 минут 17 секунд.

Дикая ситуация. Я на днях слышал по радио, рассказывал вице-президент банка или исполнительный директор с очень хорошим финансовым образованием и колоссальным опытом. Сидят в лабораториях специалисты и выдумывают все более сложные деривативные контракты, двойные, тройные производные, биноминальные деревья, формула «Монте-Карло». Приносят это все директору, который потом на целый день запирается в кабинете, обматывает холодным полотенцем голову, и пытается продраться сквозь эту математику. В итоге он находит там какую-нибудь глупость или ошибку, которую, дай Бог, потом устраняют.

Все равно, этот инструмент очень сложный в своем математическом механизме. Мы пользуемся тем, что мы не понимаем. Выдумавший, их понимает не до конца. И уж тем более, не до конца понимает их последствия.

А если запретить деривативы. Зачем они нужны? Тем более, если сложные. Давайте оставим только, так называемые, простые «ванильные». А что-то более сложное запретим. Хотя с другой стороны, тот же самый дериватив диктовался логикой экономического развития. Ведь это же интересная вещь: деньги в значительной степени о будущем, о риске. Кто угадает, а кто нет. И как страховать риски? От этого и родились деривативы.

Если называть вещи своими именами, то деривативы — это просто страховой механизм. Но если он принимает космические масштабы, то становится неуправляемым.

Страшная вещь, что можно внести депозит (вы сами знаете что такое контракт на разницу и т.д.), когда делается это в колоссальных масштабах, и всего 10%, а то и меньше, вам нужно внести, чтобы получить позицию полностью. Понятно чем это чревато, когда все рушится. Наверное в этой области регламентирование размеров депозитов нужно. Но «убить» ее полностью тоже было бы неправильно, потому что это «свяжет руки». Компании станут еще больше бояться рисков, и это будет тоже очень плохо. А без риска развития нет, и быть не может.

Надо мной издеваются некоторые коллеги, говоря, что я для «чайников» написал книгу. А я пытаюсь найти для нормальных людей эквиваленты объяснений. Я говорю: вот вы страхуете свою жизнь, это уже вариант хеджирования. Вы заключили почти деривативное пари со страховой компанией, что вы скоро умрете — в таком случае компания вам выплатит деньги. А компания делает ставку на то, что вы проживете долго, будете вносить премии, а потом это все окупится. Есть еще срочное страхование, тогда вообще все страховщикам останется. Таких вещей масса.

Я описываю в книге один случай. Мне приходит очередной конверт. Компания, назовем ее «Валюта in service», — нормальная международная компания предлагает мне немедленно получить опцион на обмен фунтов на евро. Внести я должен всего 5%. В течение двух лет срок истечения. И в любой момент я имею право по курсу сегодняшнего дня получить евро. Я понимал, что это нужно сделать. Все подсказывало, что евро сейчас вырастет. Но 100% уверенности не было. Честно говоря, трудовых накоплений немного, и рисковать не хочется. Я долго мучился, но так и не воспользовался этим предложением. По сути, это был тоже элементарный вариант дериватива.

Еще один пример. Одна компания предложила получить процент по срочному вкладу не 2%-6% (как обычно), а 12%. Но в конце маленькое примечание: кроме случаев, если индекс 100 крупнейших компаний, котирующихся на лондонской фондовой бирже, не опуститься ниже 4,5 тысяч пунктов. Тогда он был около 6 тысяч. Я поинтересовался, что будет если опуститься. Мне объяснили, что в таком случае назад я получу примерно половину всего капитала. Вот тут я угадал! Правильно сделал, что не вложил деньги, потому что сейчас индекс всего около 4 тысяч.

В какой-то степени все эти предложения напоминают казино. С тем отличием, что казино — это все-таки слепой случай. А в нашем случае можно подумать и поступить не самым глупым образом. Поэтому в своей книге я сравниваю это все со скачками на ипподроме, когда знаток рискует. Но этот риск просчитанный, осознанный. То же самое и с деривативным казино. Проиграть можно.

В то время, когда я писал книгу, гремела история «Сосьете Женераль» («Банк Сосьете Женераль Восток», BSGV — ред.). Насколько я понимаю, этот банк в России широко известен. Пять миллиардов евро было потеряно (из-за мошеннических действий трейдера банка — ред.). А до этого — выиграно 1,5 миллиарда евро.

У людей есть еще такой «закон сиюминутности». Один раз получилось, кажется, что и во второй раз получится. Возможно, те, кто тут присутствует плохо знают эту историю. Но в свое время, когда вылезли «кривые» ипотечные кредиты в Америке в совокупности с этой историей, все задрожало. В тот момент многие стали говорить, что вот теперь кризиса не миновать.

Еще я хотел немного похвастаться. Моя книга издавалась в начале 2008 г., а писал я ее еще раньше. Так вот я все-таки предсказал кризис. В одном эпизоде я описываю ситуации, когда негодный чек приходит назад (в английском варианте это называется рикошет). Мартин Вульф, главный экономический обозреватель Financial Times, использует этот термин — рикошет для создания куда более зловещей картины, чем просто метафора. Нельзя исключать, говорит он, что отрикошетит вся мировая экономика в том случае, если начнется такой жестокий спад, что вся финансовая система окажется вдруг не платежеспособной, если деньги, вдруг, опять сломаются.

Самое пугающее, что Мартин говорит об этом всерьез, как о вполне пугающей возможности. Конечно, это не 100% предсказание кризиса, но уже почти. В то время большинство экономистов говорили, что не нужно паниковать. Есть некоторые осложнения, но они не критичны.

Есть и еще один момент в книге, где предсказывается кризис. Я пишу, что кажется будет испытание, подобное 1929 г. Посмотрим, чему мы научились.

Есть одна интересная модель. Ее придумал Милтон Фридман (американски экономист — ред.). Звучит как «сбросить деньги с вертолета». То есть, что нужно делать в такой ситуации, когда кредит замерз? Нужно отдавать деньги потребителю. Не нужно помогать банкам, предприятиям, а просто — раздать деньги населению. Но как это сделать? Где социальная справедливость? Это ведь тоже нужно брать в расчет. В итоге родилась идея условно «сбрасывать деньги с вертолета». Смысл в том, чтобы дать деньги потребителю, чтобы он с ними пошел в розничную торговлю. Соответственно, деньги таким образом постепенно вернулись бы в банки.

Но это все теория. Пока в основном государство помогает банкам. Правда не просто раздает деньги, а забирает акции. Хотя пока не понятно, что будет в долгосрочном периоде. Инфляции, конечно, не избежать. Но насколько удастся обойти нынешних дефляционных сворачиваний экономики? Есть надежды, которые не хотелось бы сглазить. Сейчас главный спор идет: буква V или W? Буква V — спад, затем подъем. А W — спад, небольшой подъем, затем еще больший спад.

Прежде, чем ответить на вопросы, хотелось бы привести цитату из моей новой книги: «Нефть. Чудовище и сокровище». Фраза Джона Рокфеллера старшего (американский предприниматель, филантроп, первый миллиардер — ред.), который в 1932 г., в самый разгар депрессии и кризиса, сказал одну фразу. Он тогда был в отставке уже, не работал несколько десятилетий, почти все деньги отдал на благотворительность. Конечно у него были средства для комфортабельного существования, но деньги его больше не интересовали. Но в тот момент Рокфеллер решил, что нужно выйти из своего отшельнического состояния не на долго. В обращении к американскому народу он сказал всего две фразы: «За свою долгую, долгую жизнь я видел все: и кризисы, и подъемы, и банкротства. И я вам говорю совершенно точно, кончится и этот кризис. Процветание вернется».

Конечно эти слова относятся и к сегодняшнему кризису. Вопрос — когда? И конечно кто-то потонет. Но кто-то выживет и такие компании наберут новые темпы.

У меня есть еще одна любимая цитата. Ее сказал Кейнс (Джон Мейнард Кейнс, английский экономист, основатель кейнсианского направления в экономической теории — ред.) в ответ на рассуждения монетаристов о том, что в долгосрочном плане все будет хорошо. Он сказал: «В долгосрочном плане мы все мертвы». И это на самом деле очень глубокая мысль. Потому что, если уничтожена жизнь целого поколения, то что им от того, что в долгосрочном плане все будет хорошо.

Первая серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

Вторая серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

Четвертая серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

Пятая серия выступления Андрея Остальского «Кризис: Или куда подевались деньги? И как их вернуть?»

0 0 vote
Article Rating
История-945х235
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments