Круглый стол «Варианты стратегий в управлении розничным бизнесом». Пятая серия

Дата записи: 2 июня 2009 г. Размер: 59,6 Мб. Время: 18 минут, 33 секунды.

Олег Вайнберг (ИТ-директор сети «Компьютер-центр «Кей»): — Мы сейчас много говорим о стратегии. Дмитрий озвучил идею о том, что стратегический горизонт сейчас такой, что можно планировать все, что угодно. Второй Дмитрий говорил о том, что его компания планирует на три месяца вперед. Я вчера проверял студенческую контрольную, где было написано, что для решения стратегических вопросов еженедельно собирается совет учредителей. У меня вопрос к Михаилу Хазину: какой стратегический горизонт вы считаете сейчас разумным?

Михаил Хазин (экономист, руководитель компании «Неокон»): — Стратегический горизонт по определению не может быть меньше 3-5 лет, иначе это уже не стратегический горизонт. В сегодняшней ситуации существует мало процессов, которые вы можете прогнозировать на 3-5 лет. Если речь идет о спросе, то можно смело сказать, что через 3-5 лет спрос будет меньше нынешнего условно в два раза. Следует исходить из этой ситуации. Для того чтобы оставить прежние обороты, вы должны увеличить количество ваших потребителей в два раза. Если вы это сделать не можете, тогда надо из бизнеса уходить. А если вы считаете, что можете, тогда надо обдумывать тактическую схему, как добиться такого результата. Вот как я вижу ситуацию. Необходимо радикально заниматься, я не согласен с тем, что мы не можем повлиять на развитие ситуации в том смысле, что мы не можем менять среду. Да, мы не можем увеличить спрос, он будет падать, он от нас не зависит. А менять среду можем, и надо этим заниматься, потому что в противном случае съедят.

Владислав Егоров (председатель совета директоров компании АБК): — Вы конкретизируйте, говорите ли вы об общеэкономической ситуации или об отраслевой. Потому что когда вы говорите, что спрос нужно увеличить в два раза через 3-5 лет, некоторые думают, что хлеба и колбасы станут потреблять в два раза меньше — Михаил Хазин так считает. Чтоб такой путаницы не было, вы конкретизируйте. Здесь в основном ритейлеры собрались.

Михаил Хазин: — Здесь собрались разные ритейлеры, интересно, если ли тут «хлебные» ритейлеры? Я — макроэкономист. Если кого-то интересует ситуация в конкретной отрасли, давайте подходить и будем работать по этой отрасли. Потому что физически невозможно понимать все. Но общий спрос в целом упадет в два раза.

Разумеется, в продовольствии он упадет меньше. Хотя на самом деле это не очевидно, потому что количество денег, которые тратят потребители, все равно будет сокращаться, будут покупать самые дешевые товары, будут минимизировать расходы. Если речь идет об обуви: я хорошо помню ситуацию, когда ботинки за $100 были очень хорошими, а сейчас ботинки меньше, чем за $300 хорошими почти не могут быть. Разумеется, можно долго ходить по магазинам и найти хорошие ботинки, скажем, за $150, если повезет.

В целом, количество денег, которое граждане готовы потратить на себя, сильно уменьшится. Так что с компьютерами будут большие проблемы. Но с другой стороны, отказаться от компьютеров тоже невозможно. По этой причине правильным мог бы стать рекламный лозунг, к примеру: «Наши компьютеры работают 8 лет» — не полтора года, а восемь лет. К примеру, у меня на даче ноутбук, который я купил в декабре 2002 г. Работает, не ломается, правда, он железный. Два раза уже падал со стола и ничего. А дальше надо уже разбираться с ситуацией, потому что в противном случае мы не можем уже ничего сказать. С тем же хлебом возникает множество проблем. Меня, как бывшего госчиновника, очень волнует ситуация, что у нас может начаться голод в некоторых регионах, не потому что нет хлеба, а потому что нет механизма доведения хлеба до того потребителя, которому нужен дешевый хлеб.

Дмитрий Потапенко (управляющий партнер ГК Management Development Group Inc, сети «Гастрономчикъ» и ProdECO): — На мне ботинки, которые стоят 600 руб. Я их купил в Праге, они продаются там регулярно. Когда у меня отвалился каблук, и его надо было поставить в Москве за 300 руб., я приехал в Прагу, выкинул ботинки и купил новые за 600 руб.

Поясню, что я имею ввиду, когда говорю о том, что «наш номер 16, сиди и не отсвечивай». Мой папа в свое время рассказал мне хороший анекдот про критику сверху и критику снизу. Это было во времена КПСС, я боюсь, что нынешнее «КПСС», в котором я состою по необходимости, ничем не отличается. Анекдот: приходит сын к отцу и спрашивает, что такое критика сверху и критика снизу. Тот дает ему мусорное ведро, посылает под балкон. Сам выходит на балкон, вываливает мусорное ведро на сына. Сын не понимает: «Что это?». Папа ему: «Это критика сверху. Понял?». «Понял. Папа, а что же такое критика снизу?». Папа стоя на балконе третьего этажа отвечает: «А вот теперь ты свое мусорное ведро бросай в меня». Это я к тому, что с большим вниманием послушал мнения по поводу среды, и поскольку я барыга-спекулянт, я абсолютно согласен, что надо иметь карманную общественную организацию, которая за тебя будет куда-то жаловаться.

Как человек-практик могу сказать — коррупцию в этой стране надо поддерживать и развивать, потому что без нее чиновник не работает. Поскольку кто-то помнит, что я был директором «Пятерочки» и «Карусели». Так вот мое ТП реконструировали раз в три месяца. В общем, мы каждые три месяца реконструировали ТП за 300 000 и дарили его «Мосэнерго». Теоретически я, конечно, могу подать в суд. Такая же последняя история с «Медынью», когда пришло распоряжение правительства Москвы, что мы обязаны брать молоко «Медыни». А в устных разговорах нам говорят, что «ВимБильДанн» вы должны «отодвинуть». Я по этому поводу выступил в прессе.

Относительно стратегий я могу сказать, что это военные стратегии. Когда вы вступаете в бой, ваша задача, чтобы у вас были наточенные мечи. И когда ты катишься под горку и впереди враг, ты должен уметь лавировать. Если ты врезаешься в пенек, то «пенек» — ты, а не то, во что ты врезался.

Поэтому стратегия и тактика такая: мы знаем, что мы катимся вниз и это нормально. Соглашусь с Михаилом, мы только начали, и я начал сокращать людей и уволил 50% персонала в мае прошлого года. В прессе в том же мае вышло мое выступление, что в сентябре будет кризис. Потому что было все очевидно и понятно. Подлетайте к пеньку, у вас два варианта. Если этот пенек — «Медынь», а вы являетесь владельцем «ВимБильДанна», то ваше депутатское удостоверение не поможет. Поэтому стратегия — катиться вниз. А дальше, подлетая к пеньку, вы должны тактически понять, чей козырь выше. Спасибо, у меня все.

Михаил Хазин: — Когда мне было 14-15 лет, меня тоже учили папа и дедушка. Дедушка мне объяснял, что кричат только на тех, кто позволяет на себя кричать и едят только тех, кто позволяет себя есть. Если человек внутренне готов к этому, то его и съедят. Очень многие коррупционные вещи связаны с тем, что люди выделяют бюджет на то, что их будут «доить». А если тот же бюджет выделить на то, чтобы с этим бороться, то не исключено, что он будет использован не полностью. Мы вошли сегодня в крайне жесткое и жестокое время, и это время предпринимателей. Прошли времена, менеджеров-чиновников, когда мы сидим, а деньги идут, и с бюджетами на откат, и с бюджетами на коррупцию, просто сидит человек с дипломом MBA и что-то пишет. Сейчас наступило время, когда приходится жестко бороться за свое существование. С этим нужно смириться и из этого исходить.

Дмитрий Потапенко: — У меня есть третья стратегия. Я предлагаю выделить бюджет не на борьбу, а на поднятие собственного вхождения в депутаты.

Михаил Хазин: — Быть депутатом — вещь совершенно бессмысленная. У меня была замечательная сцена с одним олигархом. Мы с ним встретились году в 2001 г. на конференции, и он мне начал объяснять, что у него через две недели встреча с Путиным, и он решит с ним некий вопрос. Я спросил: «С чего ты взял, что ты решишь вопрос с Путиным?». «Ну как же, я ему объясню». А я ему говорю: «Представь, что завтра у тебя ланч с Уорреном Баффетом на 40 минут. Сможешь ли ты решить с ним свой вопрос?». «Нет, я не могу, у него денег больше, чем у меня. Ему мой масштаб не интересен». Я спрашиваю: «А с чего ты взял, что твой масштаб интересен Путину?». «Я — олигарх». «А у него одних только боеголовок с ядерной начинкой 2000 штук». «Но у меня денег же много». Я говорю: «А если он у тебя их отберет?». «Да как? За меня весь Запад вступится». «Что ему Запад, у него 2000 боеголовок». Так вот, надо понимать, в нашей стране можно решить практически любой вопрос. Я знаю, потому что я некоторые вопросы решал и иногда сталкивался со странными и неожиданными ситуациями.

Расскажу еще одну историю. Я приблизительно в 2006 г выступал в прямом эфире РБК-ТВ, и меня спросили, что я думаю по поводу какой-то ситуации. Я сказал, что у меня цензурных слов нет, а народ по этому поводу уже придумал анекдот, который меня попросили в прямом эфире рассказать. Анекдот такой: зима, каток, освещенный лампами, катаются люди, идет плотный снег и только Вовочка сидит в дальнем углу в сугробе и водит палочкой по льду. И вдруг неожиданно из темноты появляется Снежная королева: «Мальчик, а ты знаешь кто я?». Мальчик достаточно нахально на нее смотрит, потом поворачивается обратно и, водя палочкой, говорит: «А я знаю, ты — Снежная королева». Несколько раздраженная королева делает шаг вперед и с угрозой в голосе спрашивает: «А чем это ты занимаешься?». И тот отвечает: «Складываю из ледяных букв слово «вечность»». Польщенная Снежная королева делает еще шаг, смотрит и говорит: «Да что же ты делаешь? Разве из этих букв можно сложить слово «вечность»?». А тот отвечает: «А что, хорошие буквы — П, О, Ж, А». Поэтому господа, давайте смотреть, чем занимается наше правительство. Оно из букв П, О, Ж, А пытается сложить слово «вечность». 2020, 2040, 2050… — оно пыталось складывать бюджет до 2030 г. И что в такой ситуации будет? Когда прямой эфир погас, погасли глазки на камерах, ведущие меня спросили: «Нас уже ждут на выходе? Премии лишат? С работы выгонят?». Я говорю: «А вы начальству скажите, если из администрации президента позвонят и будут жаловаться, пусть лишают премии. А если не позвонят, пускай возвращают премию обратно». Никто не позвонил.

Надо четко понимать, что говорить, когда, как, и с каким эффектом. Потому что ситуация меняется очень сильно. И чтоб вы поняли, насколько сильно она меняется, расскажу еще одну быль. Был я в Самаре, а местные жители там пребывают в тяжелом состоянии. Им только что назначили губернатора, у них там свобода и демократия. И меня там спрашивают: «А правда ли, что Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем? На этот-то раз Гоголь не ошибся?». Вот и давайте думать, что если Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем, то для некоторых представляются новые возможности. Надо только уметь ими воспользоваться.

Первая серия круглого стола «Варианты стратегий в управлении розничным бизнесом»

Вторая серия круглого стола «Варианты стратегий в управлении розничным бизнесом»

Третья серия круглого стола «Варианты стратегий в управлении розничным бизнесом»

Четвертая серия круглого стола «Варианты стратегий в управлении розничным бизнесом» 

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments