После развала Союза 99,8 процента потребляемого в России чая импортируется. Покупается он за доллары, а этот «зеленый», сами знаете, за последние полгода подорожал по отношению к рублю на 40 процентов. Стал дороже и чаёк – только в марте по отношению к февралю нынешнего года он «потяжелел», по данным Росстата, на 4,9 процента. Не получится так, что исконно русский напиток станет для нас с вами слишком дорогим удовольствием, и мы перейдем, например, как встарь, на чай из кипрея?

Корреспондент «ВМ» побеседовал на чайные темы с генеральным директором Российской ассоциации производителей чая и кофе («Росчайкофе») Рамазом Чантурия.
   

Чай в тундре не растет

– Рамаз Отариевич, в кризисные времена мы начинаем особо отчетливо понимать, насколько сильно порой зависим от поставок тех или иных продуктов питания. Но чай-то – статья особая: Россия – страна северная, что ж возмущаться. Как, однако, снабжался чаем Советский Союз?

– Быть может, вы удивитесь, но, хотя чай и называют исконно русским напитком, в Москве он, например, появился лишь во второй половине XVII века, да и то в царских палатах. Это был чай китайский. 

Чаепитие считалось удовольствием чрезвычайно дорогим, и лишь в середине XIX века чай в России стал действительно напитком распространенным.

Советский Союз самостоятельно удовлетворял потребности населения в чае на 50 процентов. Основными его производителем были Грузия, а также Азербайджан.

– А что скажете о качестве советского чая? Помнится, «Грузинский № 36»…

– Вы хотите сказать, что качество было, мягко говоря, неважное? Соглашусь, но постараюсь объяснить. Специалисты всегда признавали качество отдельных сортов грузинского чая по некоторым ароматическим и вкусовым характеристикам уникальным. Но! Таковым он оставался в 60-х – начале 70-х годов ушедшего века. А затем, и нам нынче это очень близко, резко ухудшилась на мировых рынках нефтяная конъюнктура.

Кроме того, вспомните, в 70-х годах испортились отношения Советского Союза и Китая. Ведь, помимо грузинского, в СССР, как и до революции в России, пили чай китайский. Валютная выручка, поступавшая в страну от экспорта, сократилась, китайские поставки прекратились. Партийное руководство поставило задачу: экономим валюту, но повышенный план даем! К сожалению, это было возможно только в ущерб качеству. Постепенно основным поставщиком чая в страну стала Индия, тем более что он отличался относительной дешевизной при отменном качестве. В СССР на душу населения в среднем потребляли 1,2 кг чая в год. Примерно столько же пьют его россияне и сегодня.

– Советский Союз канул в Лету, и весь потребляемый в России чай оказался импортом, не так ли?

– Совершенно верно, потому что даже сейчас в Краснодарском крае – единственном месте, где выращивают чай в нашей стране производят 280 тонн. Из 167 тысяч тонн чая необходимого России ежегодно. Обратите внимание: если первичная переработка чая – сбор чайного листа, завяливание и ферментация (ферментированный чай черный), сушка в СССР производились в Грузии и Азербайджане, то фасовался он на фабриках, расположенных на территории России, – ближе к рынкам сбыта. Объем чайного рынка в 90-х, конечно, упал, но не его потребление. В кризисные годы, в принципе, потребление чая только возрастает.

В 1994 году все чайные фабрики страны были приватизированы. Началась новая чайная эра. Именно тогда доминирующие позиции на российском рынке заняли индийские поставщики. Индия, замечу, производит чая много и недорого. Правда, качество чая, поставляемого нам в те годы, было неоднозначным, что, в конце концов, сыграло злую шутку. В погоне за объемами, индийцы использовали плохое сырье и дешевую технологию. Откровенно говоря, в те годы этому способствовало экономическое положение наших граждан. Имидж индийского чая оказался серьезно подорван. И когда в начале двухтысячных годов положение стало постепенно выправляться – прежде всего это касалось Москвы и других крупных городов, где уровень доходов выше, произошла явно выраженная переориентация с индийского чая на цейлонский.

Этот последний свое реноме сумел сохранить. Как следствие, в настоящее время 38 процентов чая в Россию поставляется из Шри-Ланки и лишь 25 – из Индии. Остальной чай закупается в равных пропорциях в Кении, Китае, Вьетнаме и Индонезии.
   

«Ценный» марафон

– В отличие от дореволюционной России нынче мы предпочитаем чай черный?

– 90 процентов приходится на черный, 10 – на зеленый. Во всем мире соотношение схожее – примерно 75 против 25 процентов в пользу черного чая. Преимущественно зеленый чай пьют в Китае и Японии.

– Каковы средние ценовые характеристики чая в московских магазинах?

– Если говорить именно о средних ценах, потому что разброс достаточно большой, черный пакетированный чай в соответствии с нашими отраслевыми индексами стоит 743 рубля за килограмм, листовой – 367. Зеленый листовой – 454 рубля. Еще раз повторюсь: это сугубо усредненные показатели.

– В последние недели поступает информация о перспективе резкого удорожания стоимости чая в этом году в связи с засухой, поразившей сразу несколько крупнейших чаепроизводящих государств – Кению, Индию и Шри-Ланку. Чай станет золотым? 

– Давайте разбираться. Засуха действительно имела место быть. Но не везде же. Ничего экстраординарного не произошло. Кроме того, когда некоторые аналитики предсказывают значительный рост стоимости чая, они имеют в виду сырье. C другой стороны, если сбудутся худшие прогнозы и, к примеру, станет дороже чай из Шри-Ланки, импортеры всегда могут временно переориентироваться. Никаких препятствий нет для приобретения необходимых объемов чая во Вьетнаме или Индонезии, даже в Аргентине, Эквадоре или Малави, Танзании.

За последние 12 лет в России была заново создана современная и эффективная индустрия по переработке чайного сырья. 80 процентов чая, реализуемого на отечественном рынке, фасуется именно в нашей стране. Причем у нас действует многоступенчатая система контроля качества.

Так вот, в себестоимости производства чая стоимость сырья в среднем занимает не более 30 процентов. Остальные расходы приходятся на вторичную переработку, упаковку, зарплату и т. д.

Один из самых важных компонентов, формирующих розничную цену на чай, – торговая наценка. Реально эти наценки могут составлять до 40–60 процентов от оптовой цены продукта, по которой его реализуют производители!

– Но ведь это немыслимо. Представители торговых сетей вечно жалуются на бедность, утверждают, что рентабельность ритейла не превышает 2–3 процентов.

– Увы, представители торговых сетей лукавят, то есть они говорят часть правды, но всей информации не раскрывают. Установив пятипроцентную наценку на товар, они просят вас – как бы добровольно – жертвовать, например, на постройку новых магазинов, заплатить за продвижение товара на полку супермаркета. Я слышал от своих коллег, что для получения права продажи чая в немецкой торговой сети «Метро» нужно заплатить минимум 500 тысяч евро. Это цена только входного билета. А отсрочки платежа – на 40–70 дней?! Фактически производители еще и кредитуют продавцов.

– А ведь мы с вами говорим о чае – товаре, которого в любом уважающем себя магазине просто не может не быть.

– Да, но на сегодня производители вынуждены соглашаться на условия сетей. Расходы, которые переработчики несут, покупая входные билеты в торговые сети, окупаются в лучшем случае через 5–8 лет. Вот вам и уровень цены.

Что происходит со стоимостью чая сейчас? Мы наполовину зависим от долларовой составляющей в его цене. Потому что, кроме закупок за рубежом сырья, нужно потратиться на приобретение специальной бумаги для чайных пакетиков, импортного оборудования для производства пакетированного чая. Стало быть, по моим оценкам, в среднем, если, условно говоря, рубль девальвируется на 50 процентов, цена чая растет на 25. Надо еще учитывать, что если во всем мире стоимость денег упала, то в России – наоборот. Кредитные ставки на уровне 30 и более процентов – это неподъемно. На данный момент чай подорожал в среднем на 10–15 процентов. И все же, по нашим прогнозам, в расчете на год прирост цены окажется чуть меньше показателя инфляции, прогнозируемого на уровне 13 процентов.
   
Читаем вместе:
Что будем пить, если чай станет «золотым»?
Владимир Лакеев, депутат Мосгордумы:
– Я давно пью чай, и помногу: по четыре-пять кружек в день. И не могу представить, как физически и психологически я смогу найти ему альтернативу. Думаю, это невозможно. Те же, кто пьет чай, как говорится, от случая к случаю, наверное, легко смогут заменить его соками, квасом, кофе и т. п.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar