История династии Второвых — это история становления всякого успешного бизнеса. Здесь есть все: деловая смекалка и предпринимательский талант, житейская хитрость, интриги и махинации, неожиданные повороты, загадки, приспособленчество и политический расчет, наконец.

Николай Александрович Второв (1866 — 1918) был одним из редких представителей российской буржуазии, которому Большая Советская энциклопедия посвятила статью. В ней о Николае Второве писали как о "видном представителе финансового капитализма в России".

   Конечно, это не просто так: по некоторым сведениям, оставшийся после октября 1917-го в России Николай Второв выразил лояльность новой власти. Это подтверждается, в частности, тем, что за ним сохранили особняк и даже — это в 1918-то году! — дали разрешение на его торжественные похороны с участием тысяч москвичей. В процессии шли и сотни рабочих, которые несли венок с надписью "Великому организатору промышленности". При жизни этого человека называли русским Морганом — за деловую хватку. Состояние Николая Второва до революции, по некоторым косвенным оценкам, было вторым в России — после богатств императорской семьи.

   ЧУДОДЕЙСТВЕННЫЕ БАНКРОТСТВА
   Основатель династии Второвых — Александр Федорович (1841 — 1911) — родился в городке Лух Костромской губернии, но половину своей жизни, причем наиболее деятельную, он провел в Сибири. Там же родились и выросли его сыновья. Поработав приказчиком в мануфактурной лавке и поднакопив немного денег (по другой версии, первоначальным капиталом стало приданое, которое он получил, женившись на купеческой дочери), 21-летний Александр решил открыть собственное дело в далеком Иркутске. В Сибири он торговал мануфактурой, купленной на Нижегородской ярмарке. Через 10 лет Александр Второв был уже купцом 2-й гильдии и основал товарищество "А.Ф. Второв и сыновья". Путь от 3-й до 2-й гильдии он прошел за 9 лет, а от 2-й до 1-й — за 5.

   Прежде чем крепко стать на ноги и открыть крупные магазины во многих сибирских и забайкальских городах, Александр Второв четырежды разорялся. Недоброжелатели, правда, шептались, что банкротства были фиктивными, и что так изворотливый Александр Второв уходил от кредиторов. Как бы то ни было, но в 80-е годы XIX столетия он стал крупнейшим купцом Сибири. Отделения его товарищества активно работали в Екатеринбурге, Томске, Новониколаевске, Иркутске, Петровском Заводе, Верхнеудинске, Барнауле, Бийске, Троицкосавске, Сретенске, Чите. Только в Иркутске торговый оборот Второва в 1893 году составлял около 2,5 млн руб., а у всех остальных иркутских купцов, вместе взятых, — 4 млн руб.
  

КАКОЙ ПАССАЖ!
   Александр Федорович быстро понял, что сделать большой капитал только на оптовой торговле одной мануфактурой крайне трудно — нужна розница. Так родились знаменитые двухэтажные второвские магазины, которые он сам называл пассажами. Кроме мануфактуры, во второвских пассажах можно было купить обувь, галантерею, готовое платье, столовое белье, ковры, платки, меховые горжетки, боа, шапки и новинки парижской моды.

   Пассажи Второва строи-лись по единому плану в центре города. Все было продумано до мелочей: в длинной палочке буквы "Г" располагались магазины, а в короткой — гостиница. Причем все гостиницы носили одно название — "Европа". По богатству и изысканности интерьеров эти комплексы могли соперничать с самыми дорогими петербургскими и московскими магазинами — сверкающие витрины, множество зеркал в позолоченных рамах, мягкие пуфы для примерки обуви, вышколенные приказчики, стоявшие через каждые несколько метров и готовые ответить на любой вопрос клиента и выполнить любую его просьбу.

   В 1897-м Александр Второв начал покорять Москву, где, среди прочего, выдал пятерых дочерей замуж с дальним прицелом — за представителей самых богатых династий московского бизнеса. Породнившись с Коншиными, Коноваловыми, Федоровыми, Ясюнинскими и Часовниковыми, Второвы быстро стали своими среди московских промышленников. Через три года компания поменяла название на "Товарищество А.Ф. Второва с сыновьями". Все паи на капитал в 3 млн руб. (10 млн руб. в 1914 году) были поделены между членами семейства Второвых. К концу жизни основателя обороты товарищества превышали 30 млн руб. Умер Александр Второв в 1911 году, оставив наследникам больше 13,5 млн руб., громадные по тем временам деньги, больше половины из которых — 8 млн руб. отошли старшему сыну Николаю. Он превратил семейный бизнес в многопрофильную промышленно-финансовую империю.
  

КРИЗИС-МЕНЕДЖЕР
   К Николаю Второву подошло бы современное определение — кризисный управляющий. Его не раз вводили в совет директоров крупных компаний, когда было нужно вдохнуть в них новую жизнь, и он в большинстве случаев с поставленной задачей справлялся. С "Товариществом мануфактур Н.Н. Коншина в Серпухове", одной из крупнейших в дореволюционной России текстильных компаний, которой владел Николай Николаевич Коншин (1831 — 1918), случилась, правда, несколько другая история. О ее неблагополучии речь не шла. Напротив, мануфактура считалась одной из лучших в стране и давно интересовала Николая Второва, попытки которого взять этот бизнес под свой контроль до поры до времени терпели неудачу. Тогда Николай Александрович решил воспользоваться личными связями и выдал сестру Анну замуж за Сергея Коншина, сына владельца предприятия.

   Расчет оказался точен, и вскоре Николай Второв уже был в совете директоров коншинской мануфактуры. Он начал расширять сферу деятельности и налаживать отношения и с зарубежными партнерами. Второв внес в работу старого семейного бизнеса дух новаторства, которого ему так не хватало.

   За 10 лет при Второве основной капитал "Товарищества мануфактур Н.Н. Коншина" вырос до 12,5 млн руб. Второв провел техническое перевооружение фабрик и увеличил производство. При нем компания Коншиных, несмотря на многочисленные трудности военного времени, по-прежнему оставалась среди лидеров текстильной промышленности и занимала третью строчку в списке крупнейших текстильных фирм после морозовских Никольской и Богородско-Глуховской мануфактур.

   Это была огромная корпорация: на прядильно-ткацкой, красильно-отделочной, ситценабивной и красильной фабриках трудились 13 000 человек, работали 120 000 прядильных веретен и более 4000 ткацких станков. Стоимость всего имущества совсем немного не доходила до 25 млн руб., а объем годового производства превышал 45 млн руб. Вспомогательное производство состояло из литейного и кирпичного заводов, электростанции, ремонтных мастерских. По инициативе Николая Второва после начала войны в Серпухове заработал химический завод. До этого подавляющее большинство химических веществ в Россию поступало из Германии.
  

ПЕРВЫЕ БИЗНЕС-ЦЕНТРЫ
   Николаю Второву московские предприниматели, причем даже довольно крупные, ранее ютившиеся в сырых и тесных полуподвалах в районе Китай-города на Ильинке и Варварке, обязаны появлением респектабельных бизнес-центров. В 1913 году Второв назло скептикам, предрекавшим ему разорение, возвел на Варварской площади (ныне Славянская площадь) знаменитый торгово-складской комплекс "Деловой двор", в котором, кроме контор, размещались склады с магазинами, гостиница, телеграф и другие вспомогательные службы. Все офисы были арендованы задолго до окончания строительства.

   Николай Второв построил еще одно очень известное здание — подаренный им жене неоклассический особняк, сегодня известный как Спасо-хаус и являющийся с 20-х годов прошлого столетия резиденцией посольства США.
  

КУТЮРЬЕ ДЛЯ КРАСНОЙ АРМИИ
   Наиболее ярко таланты Николая Второва проявились в годы Первой мировой войны, когда он, засучив рукава, взялся за подъем военной промышленности. Для финансирования этих своих проектов предприниматель купил в 1916 году банк "И.В. Юнкер и Ко" с уставным капиталом в 30 млн руб. и реорганизовал его в Московский промышленный банк. Второв строил необходимые воевавшей империи предприятия — "Русская краска", "Коксобензол", завод "Победа" по выпуску фотопластин, цементные производства, ряд снаряжательных заводов, комбинат высококачественных легированных сталей. Вместе с Рябушинским Николай Второв заложил первый российский автозавод "АМО" (сейчас — ЗИЛ). В эти же годы он скупил контрольные пакеты акций Соколовской, Даниловской, Новокостромской мануфактур, ряда золотопромышленных компаний, шахт и карьеров Подмосковного угольного бассейна и многих других предприятий.

   В созданный Николаем Второвым крупнейший в истории России концерн входили торгово-мануфактурное товарищество "А.Ф. Второв с сыновьями", Московский промышленный банк, группа текстильных фабрик и предприятий химической промышленности, цементные, металлургические, машиностроительные заводы, угольные шахты и т. д. Общий капитал империи Н.А. Второва составлял 130 — 150 млн руб., а его годовая прибыль в 1916 — 1917 гг. достигла 100 — 150 млн руб.

   За год до революции на одной из второвских фабрик по эскизам художников Васнецова и Коровина начали шить длиннополые шинели и головные уборы в виде шлема, ставшие через несколько лет всем известными буденовками. Выполняя этот заказ для царской армии, Николай Александрович, конечно, надеялся, что в этой форме русские чудо-богатыри пройдут победителями в мировой войне по улицам Берлина, но судьба распорядилась иначе. Забавно, но и чекисты обязаны своими знаменитыми кожанками и фуражками тому же Второву: эта одежда шилась для "самокатчиков", бойцов тогда только что созданных автомобильных войск.
  

НЕРАЗГАДАННАЯ ЗАГАДКА
   В мае 1918 года Второв был застрелен в своем кабинете в том самом бизнес-центре "Деловой двор" в Москве при невыясненных обстоятельствах. Перед глазами прибежавших на шум предстала жуткая картина: два окровавленных трупа, в руках одного из них еще дымился пистолет. Получалось, что неизвестный в кожанке застрелил хозяина кабинета, после чего застрелился сам. Ходили слухи, что Второва убил приемный сын, пришедший попросить денег для уплаты карточного долга. По другой версии, это был некий Гудков, также требовавший денег, но на оплату учебы в Чите. И еще говорили, что буквально за день до смерти Николай Второв вместе с издателем Иваном Сытиным ездили по Москве и собирали деньги — то ли чтобы накормить голодавшие Москву и Петроград, то ли в помощь противникам большевиков, что, впрочем, маловероятно… Убийство Николая Второва так и осталось неразгаданным.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments