Оценивая итоги минских переговоров, Франсуа Олланд поблагодарил Владимира Путина за оказанное им давление на лидеров ДНР и ЛНР, а Ангела Меркель назвала достигнутые соглашения проблеском надежды. Очевидно, что для ЕС мнения руководителей ФРГ и Франции станут решающими в вопросе о том, вводить ли новые санкции против России.

Виктор Линник, президент агропромхолдинга "Мираторг":

— После девальвации рубля — в меньшей степени. И если правительство найдет возможность отфондировать реальный сектор экономики доступными кредитами, то за три-пять лет мы полностью осуществим импортозамещение. По крайней мере в сельском хозяйстве. Раньше рубль искусственно придерживали, он был дорогим и не соответствовал состоянию экономики. Сейчас курс стал более реальным. Пусть 65 рублей за доллар и много, но 50-55 будет разумным уровнем, которым позволит нам быть конкурентными и в части импорта, и в части экспорта. И инвесторов не надо будет бесконечно уговаривать на форумах, они сами сюда придут. И не надо бояться напечатать деньги, они нужны для того, чтобы направить их в реальный сектор экономики.

Владимир Гутенев, первый зампред комитета Госдумы по промышленности:

— Во-первых, у нас взаимозависимые экономики. Во-вторых, санкции, конечно, на нас отражаются. Но, несмотря на то что мы несем определенные издержки, мы получаем большие преференции для импортозамещения и вынужденно проводим реиндустриализацию. Так что минусы превращаются в плюсы. Ослабленный рубль, который, несомненно, наносит ущерб российским гражданам, перед промышленностью открывает новые возможности, делая товар конкурентоспособным не только на российском рынке, но и для внешней экспансии. Пример "Рособоронэкспорта", достигшего 15-миллиардного показателя, говорит о многом. Что до импортозамещения, то не обязательно локализовать все в России, достаточно поменять партнера. Всепоглощающей зависимости от Запада я не наблюдаю.

Владимир Щербаков, основатель Автотор-холдинга, в 1991 году министр экономики и прогнозирования СССР:

— Зависима, так же как и год назад. Мы разве, кроме редиски и лука, смогли что-то сделать? Фармацевтика, продовольствие, сельское хозяйство, любое машиностроение очень сильно зависят от импорта. За прошедший год мы не сдали в эксплуатацию ни одного завода, не выпустили ни одной новой продукции, которая полностью заменила бы импорт. Мы лишь разработали план импортозамещения, который еще не знаем, как профинансировать и реализовать. Сейчас Чубайс потратил кучу денег на покупку акций западных фармкомпаний. Стратегически это интересно, но эти предприятия на Западе, и от того, что Роснано принадлежит 10-15% акций, российскими не становятся. Значит, мы все так же будем закупать импорт, а своего нет и не предвидится. Поэтому успокаивающие речи о том, что надо потерпеть и все будет хорошо, меня не обнадеживают. Мне сейчас нужен инсулин, а заводов, его производящих, нет.

Андрей Бунич, председатель Союза предпринимателей и арендаторов России:

— Очень сильно. Никаких изменений за последний год не произошло, вся структура экономики сохранилась, кардинальных реформ никто не проводил. Экономика была построена на импорте, на притоке капитала извне. Продукты якобы нашего производства при ближайшем рассмотрении оказываются скрытым импортом, лишь наклеек российских прибавилось. А из-за санкций возрастает еще и объем "серого" импорта. Так что мы не просто зависимы, мы сидим на игле импорта.

Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ-банка:

— Банковский сектор зависим в том смысле, что Запад — это источник достаточно дешевых денег. Сейчас этот источник перекрыт, поэтому деньги внутри страны стоят очень дорого. Для банков это не фатально, но для бизнеса отсутствие таких средств создает большие проблемы. Для реального сектора эта зависимость хуже и жестче, потому что во многих российских продуктах всегда была импортная составляющая. Как теперь выкарабкиваться из этого? Рецепт известен давно: сокращение реальных доходов населения, банкротство и уход с рынка.

Вера Хан, гендиректор ЗАО "Байер", генеральный представитель Bayer и Bayer MaterialScience в России и странах СНГ:

— Если говорить о зависимости экономики России от Запада, то скорее нужно упомянуть, что эта зависимость не односторонняя. Россия является важным рынком сбыта для западных компаний. Этот взаимовыгодный обмен открывает большие возможности как для российского, так и для западного бизнеса.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments