"1 мая 1992 г. коллектив нашего комбината мебельных деталей отмечал весенний праздник. Во время застолья я взял листок бумаги и нарисовал стенку для гостиной "Русь Николаевская". Сейчас холдинг ее уже не выпускает, но с этой стенки мы, можно сказать, начали производство корпусной мебели", — вспоминает Николай Послухаев, генеральный директор компании "Мебель Черноземья". Так началась история воронежского производителя, выручка которого сегодня составляет 2 млрд руб. в год.

До 1992 г. комбинат выпускал в основном мебельные щиты, облицованные синтетическим шпоном, матрацы двусторонней мягкости, стулья и мягкую мебель. Все мебельные щиты поставлялись в производственное объединение "Воронежмебель", в которое на тот момент входило 14 мебельных и деревообрабатывающих предприятий из пяти областей Центрального Черноземья. После принятия закона о приватизации и перехода на рельсы буржуазной экономики многие заказчики перепрофилировались на собственное производство мебели. Одни справлялись, другие же покидали рынок…

В те годы, ставшие кризисными для всех производственников страны, руководство комбината мебельных деталей во главе с Николаем Послухаевым решило освоить производство корпусной мебели, тем более что крупное предприятие со штатом свыше двух тысяч человек невозможно было занять выпуском только мягкой мебели или стульев. Необходимо было по полной задействовать большие площади, значительные производственные мощности и человеческие ресурсы.

Часто посещая международные выставки в Италии, Германии, Николай Послухаев знакомился с опытом иностранных коллег, наблюдал, как развивается зарубежный рынок, и пришел к выводу, что бÓльший потенциал для развития его компании — именно в производстве корпусной мебели, качество которой не уступало бы европейским брендам.

Дебютный долг

— Когда я показал "Русь Николаевскую" коллегам, и сказал, что будем ее выпускать с карнизами, различными элементами декора и вариантами отделки, мне ответили, что я сошел с ума, — смеется сегодня руководитель компании. — Ничего, освоили потихонечку. Поначалу выдавали десять модулей в смену, сегодня — более 700.

Первый контракт на поставку итальянского оборудования для производства корпусной мебели холдинг заключил в 1998 г. С тех пор "Мебель Черноземья" является постоянным клиентом все того же производителя (Biessa). Для закупки первых деревообрабатывающих станков привлекли средства Центрально-Черноземного банка Сбербанка России в размере $1 млн.

— На тот момент опыта привлечения займов у нас не было. Управляющий одного из филиалов банка был моим хорошим знакомым, — вспоминает Николай Послухаев, — да и с самим поставщиком мы находились в дружеских отношениях. Кредит выдали на десять дней позже оговоренного в контракте срока, соответственно, фирме мы платеж задержали. Когда поставщик выставил за просрочку первого платежа пеню $10 тыс., я недоумевал: "Мы же друзья! Как ты можешь меня штрафовать?". Тот ответил: "Дружба — дружбой, а коммерция — коммерцией".

Спустя несколько лет Николай Послухаев заключил новый контракт с тем же поставщиком на покупку еще одного деревообрабатывающего станка стоимостью €125 тыс. В этот раз подвели сами итальянцы: станок приехал лишь спустя три месяца после оговоренной в контракте даты поставки. И теперь уже российскому предпринимателю пришлось припомнить истину о дружбе и коммерции… За три месяца, согласно условиям договора, набежало штрафных несколько тысяч долларов. Так что бумеранг вернулся, а на станок глава холдинга получил хорошую скидку.

Эхо кризиса

— Если говорят, что в кризис можно увеличивать объемы — это свидетельствует о том, что такая компания плохо работала до кризиса, — говорит Николай Послухаев. — В кризис в любом случае происходит спад продаж. В 2009 г. было тяжело. Сегодня легче.

По итогам второго квартала 2009 г. продажи компании снизились на 20–40%, по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. В мае ритейлер достиг "дна" объема сбыта в 100 млн руб. и сработал в убыток. Производственные цеха перешли на трехдневный график работы. Наибольший спад продаж наблюдался в эконом-сегменте. И все же это было не так страшно, как дефолт 1998 г. и попытки рейдерского захвата в 2007 г., говорит предприниматель. В кризис 2008 г. он ставил перед собой задачу не просто спасти имеющийся бизнес, а сохранить рабочие места, не снизить качество выпускаемой продукции.

В 2010 г. компания активизировала работу над модернизацией производственных мощностей, стала внимательнее подходить к развитию собственной розницы. В начале 2010-го уже были открыты 48 собственных фирменных салонов, кроме того, производитель сотрудничал со 147 партнерами по всей России.

— В начале 1990-х оптовики редко хотели зарабатывать честно: многие брали продукцию под реализацию, а потом не выполняли условий договора. Чтобы нас не "кинули", мы изначально сделали ставку на развитие собственной сети, — рассказывает Николай Послухаев. — Первый региональный фирменный салон открыли в 1998 году в Волгограде. Сейчас даже такие сторонники развития дилерской сети, как "Шатура", пришли к пониманию, что собственная розница необходима. А когда-то надо мной смеялись. Помню, Валентин Зверев, генеральный директор мебельной компании "Шатура", говорил, что создавать собственную розницу неправильно — вернее делать бизнес на чужих деньгах. Такая позиция была у многих участников рынка, пока не грянул кризис. Дилеры стали сворачивать бизнес. Теперь "Шатура" активно развивает собственную розницу, как и "Ангстрем", "Лазурит", "Дятьково".

Бороться в кризис пришлось не только с экономическими, но и погодными условиями. Во время летней жары 2010-го компания была вынуждена купить специальное оборудование, позволяющее сохранять температурный режим для производства и хранения продукции, так как мебельный лак можно наносить только при температуре до 25 градусов тепла.

Далее читайте в рубрике "Бизнес в разрезе" в новом Retailer Magazine (№3 (34), сентябрь 2014) прямо сейчас! Полная версия журнала доступна на любом устройстве: iPad, Android, Mac, PC всего за 99 руб.

 

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments