Российские власти надеются, что Крым в скором времени обеспечит вином всю страну. Но, как выяснила "Власть", для этого у местных крупных виноделов нет ни виноградников, ни денег, ни стабильных отношений с властью.

Кто забрал

"После референдума все боялись, что может что-то начаться, возня какая-то, майданы, "Правые секторы". Мы все отослали своих жен и детей в безопасные места и сидели целыми днями в ресторане и мечтали, как это было бы здорово при России все в виноделии изменить и сделать правильным и для людей, чтобы все было направлено на созидание",— вспоминает севастопольский винодел Павел Швец март 2014 года. За год виноделы Крыма получили лицензии, акцизные марки, ради крымских вин внесли изменения в российское законодательство. Но все это может оказаться бессмысленным: вопросы собственности до сих пор не решены у самых крупных и известных производителей вина Крыма.

В отличие от России, где с момента развала СССР было приватизировано большинство винодельческих предприятий, Украина считала вино делом государственным. На момент присоединения в Крыму и Севастополе числилось четыре государственных национальных бренда, 13 действующих госпредприятий и с полсотни частных компаний — на их долю приходилась меньшая часть производимого вина. В России же в винодельческой отрасли почти не осталось государственных предприятий, говорит президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович. Исключение — Кизлярский коньячный завод и "достаточно большое количество виноградников на землях региона" в Дагестане. "Да, Крым упал на нас. Мы говорим, что Крым с точки зрения государственной собственности — это Россия 15 лет назад,— говорит Попович.— У нас законы выстроены таким образом, что все, что делается из винограда в России,— частная собственность. Надо заново вырабатывать методику, как с Крымом жить и работать".

Общение местных властей с виноделами в новых российских условиях началось с претензий. В аграрной компании "Магарач" прокуратура нашла нарушения трудового законодательства; губернатор Севастополя Сергей Меняйло публично обвинил руководство "Инкермана" в неуплате аренды за землю (но в суд на бизнес в итоге не подали). Самый большой спор между новой властью и старым руководством произошел на предприятии номер один в Крыму — в "Массандре". Бывшие менеджеры рассказывают, что новая крымская власть пришла к ним меньше через месяц после референдума, почти сразу, как бывшее госпредприятие Украины "Массандра" было национализировано. Отряд самообороны Крыма перекрыл вход на один из заводов "Ливадия" и потребовал смены директора. "Якобы по заявлению трудового коллектива назначили нового директора. Мы поняли, что наши заводы просто разорвут на части",— говорит бывший замглавы предприятия Юрий Космачевский. Гендиректору "Массандры" Николаю Бойко на местные власти пришлось жаловаться Дмитрию Медведеву, рассказывают на "Массандре", когда премьер-министр был с визитом в Крыму. Имущество предприятия вскоре после этого передали управлению делами президента РФ, создав ФГУП "Производственно-аграрное объединение "Массандра"". Но служба финансового надзора Крыма через несколько месяцев заявила, что обнаружила на "Массандре" хищения на сумму 4,3 млрд руб. Данные передали уже в Следственный комитет России. Он вскоре возбудил уголовное дело по факту злоупотребления полномочиями гендиректора Бойко, впрочем, ущерб значился уже 7 млн рублей. Дело завели и на Космачевского: по данным следствия, он уговаривал сотрудников не давать показания по делу начальника. Замгендиректора уверен, что уголовные дела нужны были, чтобы устранить старое руководство завода, выступавшее за качество вина, а не пытавшееся "произвести 40 млн бутылок любым способом". Собеседники в местной администрации утверждают, что предприятие в своем развитии "осталось в СССР". ""Массандра" в ужасающем состоянии. Бочки не менялись десятилетиями",— говорит уполномоченный по защите прав предпринимателей владелец "Абрау-Дюрсо" Борис Титов. В конце февраля Космачевского и Бойко уволили, новым директором назначили Янину Павленко — бывшего директора завода шампанских вин "Новый свет", главу фактически нового профсоюза виноделов "Крымское бюро виноградарей и вина", депутата Верховного совета Крыма от Партии регионов при Украине.

В каких сейчас юридических отношениях "Массандра" находится с местной властью, которой принадлежит земля предприятия, Павленко пояснить не смогла. Космачевский говорит, что ФГУП "Массандра" подписало с крымскими властями договор аренды еще в декабре, но как минимум в феврале он еще не прошел процедуру государственной регистрации. Из проекта декабрьского договора аренды, который есть в распоряжении "Власти", следует, что новая "Массандра" фактически арендует у местных властей за один рубль в год имущественный комплекс национализированного украинского предприятия НПАО "Массандра". Стоимость последнего в договоре оценивается почти в 837,4 млн руб. В Минсельхозе республики добавили, что договор аренды заключен на два года. Сумму аренды земли в министерстве не назвали.

Если "Массандра" и "Новый свет" работали как госпредприятия, то большинство винных крымских марок — продукт государственно-частного партнерства. Украинское законодательство запрещало приватизацию винодельческих производств и виноградников. Для частных инвесторов было два юридических способа заниматься виноделием: арендовать земли сельхозназначения, высаживать виноградники и строить производство либо брать в аренду и виноградники, и предприятия по производству вина. По подсчетам Российского бюро виноградарей и вина, в Крыму и Севастополе было в общей сложности десять частных арендаторов. Вопрос собственности с ними власти не могут решить и спустя год.

"В августе правительство Севастополя совместно с прокуратурой, фондом имущества и так далее проводили инвентаризацию. В этом отчете было сказано, что все у нас в порядке и целесообразно продлить наш договор аренды",— рассказывает Алексей Липко, гендиректор ООО "Инкерман", "дочки" холдинга Inkerman International, арендовавшего в 2006 году госпредприятие "Инкерманский винодельческий завод". Но к концу 2014 года севастопольские власти начали новые проверки и выставили производителям претензии по аренде госсобственности. В конце февраля 2015 года правительство Севастополя неожиданно внесло законопроект о национализации 35 объектов в городе, среди которых оказались Инкерманский завод марочных вин, агрофирма "Золотая балка" и агрофирма "Качинский плюс" (входит в группу "Инкерман"). "В субботу в два часа дня мы узнали, что внесен законопроект о национализации. А уже в пять нас позвали на внеочередную сессию по национализации",— рассказывает депутат севастопольского заксобрания Татьяна Лобач. По ее словам, депутатам не предоставили ни финансово-экономического, ни юридического обоснования необходимости национализации. Губернаторский законопроект депутаты заксобрания (возглавляемого Алексеем Чалым, политическим оппонентом губернатора Севастополя Сергея Меняйло) отклонили, но объясняют это юридическими мотивами: "Если власть не устраивает по тем или иным причинам собственник, это может решаться в судебном порядке, а не на внеочередной сессии, впопыхах",— говорит Лобач.

Если бы законопроект был принят, то севастопольские власти стали бы распоряжаться не только находившимися ранее в управлении фонда имущества Украины землями и зданиями, но и всем, что было построено, отремонтировано и куплено на деньги частных собственников, управлявших предприятиями в последние годы. "С момента приобретения Инкерманского завода новыми собственниками в 2006 году в развитие производства было вложено примерно 60 млн евро. За последнее время, когда пришли финны, в 2011 году, было вложено порядка 35 млн евро. Мы посадили 1200 гектаров винограда",— рассказывает Липко. "Наше предприятие было объектом государственно-частного партнерства. Все, что мы арендовали, мы сохранили и при этом еще много инвестировали в модернизацию предприятия",— добавляет гендиректор агрофирмы "Золотая балка" Олег Колодий. По его словам, 70% оборудования сейчас принадлежит именно его фирме, остальное — арендованное.

После отклонения закона о национализации крымские власти стали думать о расторжении договоров аренды. "По нашим оценкам, аренда была не соответствующей прибыли, арендные ставки были занижены",— говорит советник губернатора Севастополя Александр Свечников. По словам Колодия, они платили за аренду около 4 млн руб. в год, и "по украинскому законодательству это было нормально". "Золотая балка" и "Инкерман" готовы перечислять и большую плату после "экспертной оценки".

"Инкерману" правительство Севастополя вменяет не только заниженную аренду, но и недостаточно бережное использование госимущества: разобрали старую разливочную линию и бутыломоечную машину, купили новые, нанесли ущерб государству и не уведомили его об этом. Свечников оценивает ущерб от одной только разобранной линии в $700 тыс., от бутыломоечной машины — в миллион.

В ноябре 2014 года в Севастополь приезжали финские инвесторы "Инкермана", встречались с губернатором, но ни о чем договориться не смогли. Власти хотят управлять предприятием полностью, создав на основе "Инкермана" ГУП, но, какие позиции в нем будут занимать уже вложившиеся в бизнес инвесторы, не поясняют. "С 1 июля они не смогут работать по старым лицензиям. А по российскому законодательству нельзя производить алкогольную продукцию на арендованном оборудовании. Они хотят у нас выкупить имущество, но у нас позиция такая, что мы госимущество никому не продаем",— утверждает Свечников. Липко парирует, что производить вино они будут на своем оборудовании, которого на заводе немало. Правительство Севастополя уже внесло в заксобрание законопроект о признании недействительными всех договоров аренды госпредприятий. "Если в конечном счете все закончится для наших инвесторов плохо, то будут международные иски",— грозится директор "Инкермана". "Нам намекают местные власти: не думайте даже, что вы оттуда что-то заберете. Но мы же не будем стоять и смотреть, как все происходит, мы будем принимать меры, будут судебные тяжбы",— говорит гендиректор "Золотой балки".

Кто пострадал

"Росалькогольрегулирование приехало буквально через две недели после присоединения Крыма,— рассказывает винодел Швец.— Приехали и говорят: граждане виноделы, не волнуйтесь, отрасль ваша важная и нужная, поэтому мы всем дадим лицензии, вот есть бланки, вот печать. Вы только к 1 января приведите свои предприятия в соответствие российским нормам. На эту фразу внимания никто не обратил тогда. А потом, когда начали изучать законы, у всех глаза на лоб полезли. В России все в сто раз более зарегулировано". Виноделы узнали о Единой государственной автоматизированной информационной системе (ЕГАИС) — счетчиках, контролирующих оборот этилового спирта, региональных и федеральных акцизных марках. Директоры "Инкермана" и "Золотой балки" признались, что их производство стояло несколько недель, пока оформлялись необходимые для работы в России документы.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов считает, что федеральные власти и так помогали крымским виноделам как могли. Например, продлили действие переходного периода до июля 2015 года, а Госдума в конце декабря приняла поправки в закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта" которых ранее российские виноделы добивались годами. Поправки ввели понятия вина защищенного географического именования и защищенного наименования места происхождения. Производитель таких вин должен выращивать виноград и разливать готовый продукт по бутылкам в одном регионе России. В таком случае он может не ставить счетчики ЕГАИС на производствах, ему разрешено давать рекламу в средствах массовой информации. Правда, говорит Швец, получить этот статус можно будет не скоро: для начала Минсельхоз должен создать реестр виноградников России, только после этого будут выдавать лицензии. Кроме того, поправки облегчили лицензирование и налогообложение для малого домашнего виноделия и узаконили крепленые зерновым спиртом вина "Массандры", введя понятие "ликерное вино" (до этого, по российскому закону, они считались "винным напитком").

Но решить проблемы международной политики российские законодатели не могут до сих пор. Запрет Евросоюза на торговлю с Крымом не мог не отразиться на производстве, где пробка, бочка, бутылка, этикетка, оборудование и даже саженцы привозились из Европы или с материковой части Украины. "Сразу после референдума предприятия, которые торговали ядохимикатами, быстренько вывезли свои представительства на украинскую территорию, и мы остались без средств борьбы с вредителями",— рассказывает бывший гендиректор Севастопольского винодельческого завода Алексей Акчурин. По его подсчетам, из-за этого было потеряно около трети урожая винограда 2014 года.

Впрочем, по словам виноделов, вопрос с санкциями и ограничениями торговли решаем. "Я сейчас оплатил и пробку, и капсулу для бутылки — пробку в Португалии, капсулу в Австрии,— рассказывает Швец.— Доставкой в Крым занимается, например, международная компания TNT. А вот UPS и Federal express отказались доставлять груз: сказали, что с Крымом не работают".

Гораздо больше, чем санкции, виноделов беспокоит логистика. "До тех пор пока мы будем с Крымом связаны только морем, логистика будет всегда проблемой. Даже если мы поставим миллион кораблей, они будут стоять в порту, потому что там вьюга, метель, там вообще четвертую часть года по климатическим условиям нельзя им ходить,— говорит президент российского Союза виноградарей и виноделов Попович.— На все, что делается в Крыму, это влияет с точки зрения увеличения себестоимости. Мы посчитали, что надо 20 млн бутылок завести из России в Крым, а потом их наполнить и 20 млн из Крыма привезти в Россию обратно".

Саженцы не входят в санкционные списки, в России разрешено покупать их в Европе, но только после специального разрешения Россельхознадзора. Попович признает: "Есть страны, которые из принципа не хотят нам продавать. Я не исключаю, что Франция примет такое решение. Я согласен, Крым в этом плане — особая территория, но Крым находится внутри России, и мы всегда можем найти вариант купить саженцы, а потом переправить. Бизнес, как воду, нельзя удержать".

В крымских питомниках новых саженцев на всех не хватит. "Вы так говорите "питомники", как будто у нас их много: у нас фактически один единственный питомник — на агрофирме "Качинский плюс"",— иронично отзывается о местных лозах Акчурин. "Можно, конечно, посадить лозы и из крымских питомников,— говорит главный технолог Alma Valley Владимир Губин.— Но их генетическая устойчивость сомнительная. Приживаемость крайне низкая". Саженцы на полуострове закупали в питомниках Франции, Италии, иногда — материковой Украины. Как говорят в Минсельхозе Республики Крым, теперь их собираются импортировать из Чили, Аргентины, Молдавии, Сербии, Чечни, Краснодарского края и Ростовской области.

Еще одна проблема, с которой при новых границах особенно остро столкнутся собственники виноградников в этом году,— отсутствие рабочей силы для сезонных работ: обрезки лоз ранней весной и сбора урожая осенью. Раньше этим занимались жители материковой части Украины и Молдавии. "Это может прозвучать грубо, но в Крыму мало людей, которые хотят работать, по разным причинам. Я лично сам объезжал близлежащие деревни и приглашал людей на работу, обещал оплату. Ко мне пришло два человека. Одна дама тут же развернулась и ушла, другая проработала день и ушла. И тогда я поехал в Запорожье и привез людей из деревни оттуда",— рассказывает Акчурин, сам владеющий виноградниками. В этом году виноделы не ждут рабочих с материковой Украины из-за сложностей с прохождением границы и получения по новым правилам дорогостоящего патента на работу на территории России. Официальных цифр, сколько региону в сезоне-2015 нужно людей для уборки винограда, нет. По подсчетам Акчурина, это не менее 16 тыс. рабочих. Местные власти уже придумали способ решения проблемы, утверждает советник севастопольского губернатора Свечников: для сезонных работ будут привлекаться беженцы, проживающие на территории Крыма и Ростовской области.испа

Общих подсчетов, насколько упала прибыль крымских виноделов, также нет. Бойко жалуется, что из-за разницы в законодательстве и статуса "винных напитков" в разы выросло налогообложение, и в 2014 году предприятие заплатило на 134% больше налогов, чем в 2013-м. Колодий говорит, что политика подпортила продажу шампанского еще до референдума: "В 2013 году из-за политической ситуации на Украине было не до шампанского, по показателям мы откатились на 20%". Директор "Инкермана" Липко уверяет, что у него снизилось производство: если раньше предприятие примерно треть виноматериалов закупало с материковой Украины и столько же там продавало готового вина, то теперь заводы льют вино только из местного винограда.

По данным Минэкономразвития Крыма, производство крымского вина в 2014 году сократилось на 20%. Если в 2013 году на полуострове произвели 43 млн л вина, не считая шампанского (данные Союза виноградарей России), то, следовательно, 2014 год принес лишь 34,4 млн л вина. Впрочем, в местном Минсельхозе утверждают, что производство вина за январь 2015 года повысилось по сравнению с показателями 2014 года более чем на 50%. Это почти в десять раз меньше, чем за аналогичный период в России: 321 млн л, по данным Росстата. За январь-февраль 2015 года, по данным российского Союза виноградарей, на полуострове произвели 4 млн 25 тыс. л вина и 860 тыс. л шампанского, что больше, чем в Ставрополье и Ростовской области, но в разы меньше, чем в Краснодарском крае, который с начала года произвел 13,9 млн л вина и 4,6 млн л шампанского. Крым за два месяца 2015 года, говорит Попович, получил в бюджет от производства вина 32,3 млн руб., шампанского — 21,5 млн. Краснодар же — более 111 млн и 115 млн руб. соответственно. Винная индустрия как на полуострове, так и в других регионах России пока работает только на внутренний рынок. "На сегодняшний день экспорт вина как для Крыма, так и для остальной России — это имидж и маркетинг. Коммерческой составляющей в экспорте вина пока ни у кого нет,— говорит Попович.— Заработок от продажи бутылок за рубеж на любом российском предприятии — это десятые доли процента".

Кто заплатит

Крым надо засадить виноградом и "обеспечить импортозамещение на российском рынке в объеме не менее 20% потребностей России в столовом винограде и не менее 30% потребностей России в виноматериалах", говорится в Концепции стратегии развития отрасли виноградарства и виноделия в Республике Крым и Севастополе на 2014-2025 годы, подготовленной рабочей группой по развитию виноградарства и виноделия на полуострове под руководством Титова. Но пока даже местным заводам зачастую не хватает растущего винограда, не говоря уже об обеспечении всей страны. По оценкам Союза виноградарей и виноделов России, из 37-38 тыс. га виноградников приносит урожай не более 20 тыс. При этом их урожайность низкая: такие же 20 тыс. га в Краснодарском крае приносят в два раза больше. 70% существующих крымских виноградников посажено более 20 лет назад и на 20-40% поредели, приводится оценка в концепции развития крымского виноделия.

Высадка новых — дело затратное: одна лоза стоит от $0,8 до €1,6, приводит расчеты технолог Alma Valley. Засадка одного гектара виноградника может обойтись в €10 тыс., еще во столько же обойдутся столбы, шпалера, проволока. При разных курсах затраты на один гектар виноградника — около миллиона рублей, приводит подсчеты Швец. Согласно концепции, в Крыму надо еще 50 тыс. га засадить виноградниками, то есть только на посадку требуется 50 млрд руб. Уход и содержание потребуют еще столько же средств. При этом первую бутылку можно будет продать не раньше чем через пять лет. "В ближайшие пять лет рост производства в Крыму возможен только за счет покупки виноматериалов из других стран",— говорит Попович. Предприятия Крыма используют, например, виноматериалы из Испании и Украины, говорят в Минсельхозе республики. Виноградари и чиновники придумали несколько способов, где найти деньги для крымских виноградников.

Первый — найти инвесторов. Севастопольские виноделы во главе со Швецом предлагают разделить все земли на небольшие участки по 20-30 га и сдать в аренду. Инвестор обязан вступить в ассоциацию, которая делает вино под брендом "Севастопольское вино", посадить виноградник, построить переработку и объект туристической инфраструктуры. После выполнения инвестиционных обязательств можно будет выкупить землю в собственность по самой низкой ставке без права смены целевого назначения. Потенциальных инвесторов на такой проект Швец описывает так: "Москвичи-питерцы, лет 45-50, топы банков и крупных компаний". Конкретных имен он не называет, но говорит, что желающих уже порядка 20 человек. Советник Меняйло Свечников утверждает, что власти Севастополя готовы выделить под такой проект небольшое количество участков, но "при промышленном производстве нужны большие посадки", которые должны быть в собственности госпредприятий.

По словам Титова, "какие-то инвесторы приезжают в Крым". Например, виноделием интересуется глава Ferring International Фредерик Полсон, вкладывающийся в вино по всему миру. "Есть российские инвесторы, которые появляются то там, то сям в различных хозяйствах. В прессе была информация, что в хозяйства Коктебеля хочет инвестировать Гатчинский спиртовой завод",— говорит Титов. В "Абрау-Дюрсо", которой владеет омбудсмен, вопрос инвестиций в крымские земли называют открытым. "Есть риски с применением санкций, которые никто отменять не собирается. С другой стороны — риски, связанные с высокими платежами по кредитным ставкам. Привлекать еще какие-то заемные средства сейчас не слишком экономически оправдано, потому что ставки доходят до 20-25%",— объясняют в пресс-службе компании.

Второй вариант поиска миллиардов для крымского виноделия — создание госхолдинга "Вина Крыма", который бы занимался высадкой винограда и продажей виноматериала российским компаниям. Идею описали в той же концепции по развитию крымского виноделия, но она не нашла пока поддержки ни у Министерства по делам Крыма, ни у местных властей. "У многих на федеральном уровне был вопрос, зачем создавать еще одну государственную структуру. Это такой псевдорыночный подход, мол, бизнес все решит. Но здесь нужны инвестиции реальные, должна быть воля государства, ни у одной частной компании нет такого ресурса, чтобы засадить 50 тыс. гектаров земли",— говорит Титов. Впрочем, крымские производители от идеи госхолдинга тоже не в восторге. "Крым и Севастополь не хотят быть сырьевой зоной, мы хотим производить бутылку. Это история о том, чтобы продавать бревна или табуретку,— мы хотим продавать табуретку, готовое изделие. Если кто-то хочет производить и использовать крымский виноматериал, пусть сами покупают землю и сажают виноградники, а не за госсчет",— возражает Швец.

Крымские власти и государственные виноделы настаивают на третьем варианте. В конце февраля глава Республики Крым Сергей Аксенов заявил, что  Дмитрий Медведев дал поручение проработать предложения, в том числе с крымской стороны, в части выделения дополнительного финансирования около 650 млн руб. на посадку виноградников и садов, чтобы компенсировать затраты аграриев до 80%. По словам Поповича, этот вопрос сейчас решается: "Я слышал разговоры и в Минсельхозе, и в правительстве, и где только об этом ни говорили. Если эти деньги упадут виноделам когда-то откуда-то, как упадет, я буду кричать всем "спасибо"". По его словам, на сегодняшний день Россия компенсирует "не больше 15-20% затрат на посадку виноградников": "При сегодняшнем безденежье рассчитывать, что бизнес будет усилено сажать виноградники, предполагая компенсацию 20%, ну очень сложно и опрометчиво".

"Пил и восхищался"

"Власть" собрала высказывания известных личностей о крымском вине.

Генерал-губернатор Новороссии князь Григорий Потемкин: "Представьте же сие место (Крым.— "Власть") в своих руках, увидите вдруг перемену счастливую для Государства Вашего… Одна соль уже важный артикул, а что хлеб и вино!"

XVIII век, в обращении к Екатерине II

Писатель Антон Чехов: "В Ялте много барышень и ни одной хорошенькой. Много пишущих, но ни одного талантливого человека. Много вина, но ни одной капли порядочного".

3 августа 1889 года, в письме к писателю Алексею Плещееву

Писатель Максим Горький: "Пил и восхищался. Уехал сравнительно трезвым — только по недостатку времени. В вине всего больше — солнца. Да здравствуют люди, которые умеют делать вино и через него — вносить солнечную силу в души людей!"

17 августа 1926 года, в книге посетителей винкомбината "Массандра"

Актер Жерар Депардье: "Я люблю Украину, я всегда мечтал о Крыме. Я знал вино, которое производится в Крыму. Я обязательно вернусь сюда, чтобы сделать Крым всемирно известным винодельческим регионом".

4 марта 2006 года, во время посещения Инкерманского завода марочных вин

Режиссер Юрий Грымов: "Как-то в Ялте я снимал кино и попробовал крымское вино. Потом никак не мог понять, что у меня с головой: голова была какая-то дурная. Оказалось, в Крыму много испанских концентратов… С тех пор я скептически отношусь к крымскому алкоголю".

27 марта 2014 года, в комментарии журналу "Власть"

Премьер-министр России Дмитрий Медведев: "Качество производимого здесь вина всем хорошо известно и в России, и на всем постсоветском пространстве".

31 марта 2014 года, в ходе визита в Крым

Актер Пьер Ришар: "Некоторые из них (крымских вин — "Власть") очень хорошие. Впрочем, существование в Крыму давней винодельческой традиции неудивительно. Местный климат очень схож с тем, что на юге Франции".

15 августа 2014 года, в интервью ИТАР-ТАСС

Руководитель Союза сомелье России Артур Саркисян: "Объехав практически все винодельческие хозяйства, я могу отметить, что конкурировать с Францией и другими странами Европы мы пока вряд ли можем, особенно на территории Крыма".

16 сентября 2014 года, в интервью порталу Pravda.ru

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский: "Мы должны пить теперь только крымские вина! И отдыхать только туда ездить".

11 декабря 2014 года, в интервью газете "Комсомольская правда"

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar