В.ДЫМАРСКИЙ: Добрый вечер. Программа «Кредит доверия. Я потребитель» Я – потребитель, ведущий программы Виталий Дымарский. Я хотел назвать своего соведущего Льва Хасиса тоже потребителем. Ну, хотя, он тоже потребитель, ведь, да?

Л.ХАСИС: Тоже потребитель. Добрый вечер.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но, в то же время он и председатель президиума ассоциации компаний розничной торговли. Сегодняшнюю программу мы назвали так: «В магазин за молоком». И понятное дело, что будем говорить именно о молоке, о молочных продуктах. Будем говорить вместе с вами. Каким путем? Самым простым, через SMS, номер которого +7 985 970-45-45. И начну тогда, Лев, с вопроса такого, почти политического. У нас, ведь, теперь вслед за вином и Боржоми, минеральной водой, теперь и молоко стало политическим напитком. Вопрос очень простой. Мы не будем говорить о взаимоотношениях между Россией и Белоруссией. Вот просто то эмбарго, которое введено нашей соответствующей службой, возглавляемой господином Онищенко, которая запрещает сейчас поставку в Россию, по-моему, несколько сот наименований молочной продукции из Белоруссии. Вот это эмбарго скажется на ценах молочных продуктов в розничной сети?

Л.ХАСИС: Вот так с места и в карьер сразу?

В.ДЫМАРСКИЙ: Да.

Л.ХАСИС: Сразу о политике.

В.ДЫМАРСКИЙ: Это не о политике, мы о потреблении.

Л.ХАСИС: Ну, о потреблении. Безусловно, ничего в этом мире не происходит бесследно. Поэтому если мы сейчас не будем обсуждать тех причин, по которым данные решения принимались.

В.ДЫМАРСКИЙ: Это их проблемы, это проблемы политиков.

Л.ХАСИС: То с моей точки зрения, определенная доля и очень большая правды в словах нашего министра сельского хозяйства о том, что последствий негативных для потребителя на молочном рынке сейчас не произойдет, я считаю, что, безусловно содержится. И я тоже не вижу в краткосрочной перспективе в течение лета каких-то существенных, негативных последствий для потребителя в части молока и молочных продуктов, за исключением сыров. Вот в сырах, где доля белорусских производителей очень большая, до 30% — в сырах традиционных наших марок, российский, пошехонский и так далее – там, безусловно, отсутствие предложения в такой большой доле серьезно может повлиять на рост цен на эти товары.

Молоко в целом, поскольку сейчас лето и кризис, то, я думаю, что здесь как раз может произойти совмещение таких календарных событий, и получится, что если этот экспорт не прекратился бы, то цены на молоко снижались бы еще больше. А так мы, с одной стороны, видимо, можем поддержать российского производителя молока, с другой стороны, это не отразится негативным образом на розничной цене. Потому что сейчас тренд такой, что цена на молоко, опять-таки кроме сыра, уже начала снижаться. Я думаю, что в течение лета она не поднимется точно, а скорее всего, даже несколько снизится.

В.ДЫМАРСКИЙ: Тогда у меня, все-таки… Тем не менее, я продолжу этот вопрос. Потому что как раз я слышал тоже это заявление нашего министра сельского хозяйства. И мне показалось, что там есть некое противоречие. С одной стороны, вроде как бы, и вы подтверждаете это, что цены не должны увеличиться. С другой стороны, говоря о белорусских молочных продуктах, она говорила о том, что по демпинговым ценам продавали, что это был демпинг. То есть что такое демпинг? Это по заниженным ценам. Значит, если с рынка уйдет продукция по очень низким ценам, значит, видимо, автоматом должны, все-таки, цены тогда и повыситься?

Л.ХАСИС: Это бы произошло, если бы не 2 события. Первое событие – кризис, и второе – лето. В России традиционно летом происходит снижение цен на молоко. И за счет того, что значительное количество предложений молока со стороны Белоруссии, молочных продуктов сейчас на рынок не попадет, просто не будет происходить в таких объемах снижение, как оно могло бы происходить при наличии этого молока и молочной продукции по демпинговым ценам. Поэтому, в целом в течение лета, я думаю, цены на молоко и молочные продукты за исключением сыров, будут достаточно стабильными с тенденцией к снижению. А вот если к осени каких-то не будет достигнуто договоренностей, то, безусловно, может начаться рост цен на молочную продукцию. Что, кстати, для сельхозпроизводителей отечественных совсем не так плохо.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, понятно. Понятное дело, да.

Л.ХАСИС: Но потребитель…

В.ДЫМАРСКИЙ: Потребитель от этого будет страдать.

Л.ХАСИС: От этого может страдать, да.

В.ДЫМАРСКИЙ: Теперь по поводу производителя и, так сказать, опять по всей цепочке от производителя до потребителя. Вот Виктор Рудин из Москвы спрашивает нас вообще про ценообразование на молоко и приводит такие цифры: «Насколько мне известно, — пишет он, — закупочная цена на молоко у производителя составляет примерно 6-10 рублей за литр». Я, кстати говоря, недавно сам видел какой-то сюжет по телевидению, там называлось 7 рублей за литр.

Л.ХАСИС: Ну, в разных регионах небольшие отличия, в целом диапазон правильный.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, неважно, да. «Почему отпускная цена с молокозавода составляет, по-видимому, 15-20 рублей за литр?»

Л.ХАСИС: Ну, это все очень зависит от вида упаковки. Потому что давайте не забывать, что Тетрапак, например, или, скажем, пластиковая бутылка – они имеют стоимость и достаточно большую. То есть может составлять несколько рублей, это 10% в розничной цене продукта может составлять просто стоимость упаковки.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть вот это увеличение цены – это стоимость упаковки?

Л.ХАСИС: Плюс, молоко же должно быть обработано соответствующим образом, либо пастеризовано, либо стерилизовано. Производитель вкладывает достаточно много труда в то, чтобы продукт сохранить, упаковать.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть уже с 7 рублей закупочных цена поднялась, там, до 15-20 рублей, правильно? Ну, примерно.

Л.ХАСИС: Опять-таки, все зависит очень серьезно от, во-первых, упаковки. И, кроме того, есть некие премиальные бренды молока, есть просто распространенные бренды молока, популярные бренды молока. И люди очень часто готовы купить более дорогое молоко, потому что они любят его, потому что они любят этот вкус, доверяют больше этому качеству. И это нормально. Если говорить о рознице, то…

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. Но дальше как раз Виктор Рудин доходит до розницы, про которую он, уж извините, что говорит, то говорит.

Л.ХАСИС: Как обычно, алчные торгаши.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да, «Наглый беспредел, непомерная алчность» и так далее, и тому подобное. То есть цена, условно, с 7 рублей закупочных.

Л.ХАСИС: Не с 7-ми. С 7-ми закупочных у производителя молока.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да-да-да.

Л.ХАСИС: Она не в рознице, она в переработке поднимается до следующего уровня.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. В переработке до следующего уровня, а в рознице – еще выше поднимается. До скольких она поднимается?

Л.ХАСИС: Молочные продукты, в целом, — очень важная категория для любой розничной компании.

В.ДЫМАРСКИЙ: Какой они, кстати говоря, процент занимают?

Л.ХАСИС: Очень сильно зависит от формата магазина. В дискаунтерах доля продаж молочных продуктов может достигать 20%. То есть это очень важная категория.

В.ДЫМАРСКИЙ: Это молоко и молочные продукты?

Л.ХАСИС: Молоко и молочные продукты. При этом традиционно так сложилось, что молоко и молочные продукты в рознице являются не столько средством зарабатывания денег, сколько средством, как мы это называем, генерации потока людей. Потому что молоко – это очень востребованный товар. И, скажем, такой прибыльности, как, например, при продаже колбасы, безусловно, при продаже молочных продуктов нет. И социальные виды продуктов вообще продаются с минимальными оценками, 3-5%. В целом, я, честно говоря, не знаю случая, чтобы вот такие традиционные, популярные виды молока и молочных продуктов продавались с суммарной наценкой вместе с какими-то бонусами больше, чем 15-20%. Что, в среднем…

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть это уже торговая наценка розничная?

Л.ХАСИС: Да. Ну, я не беру какие-то деликатесные молочные продукты, там, молочную гастрономию. Но вот распространенные массовые продукты.

В.ДЫМАРСКИЙ: Молочная гастрономия – это что? Йогурты?

Л.ХАСИС: Это йогурты, десерты различные.

В.ДЫМАРСКИЙ: Детское питание молочное.

Л.ХАСИС: Детское питание молочное – это тоже очень важный социальный продукт. Есть очень много видов молока, которые специально рекомендованы для детей. И вы знаете, для растущего организма кальций содержится. Очень важно, чтобы молоко потреблялось. Кстати, что интересно, несмотря на кризис, молочные продукты увеличиваются в продажах не только в стоимостных величинах, но и в натуральных. Кроме, по-моему, питьевых йогуртов, каких-то десертных творожков и так далее, которые снизили объем продаж, все остальные продукты очень серьезно выросли.

Вот я специально взял с собой цифры, поскольку они интересные. Вот так вот, если вдуматься, что обычный творог увеличился в продаже примерно на 30-35%. А в целом молочные продукты, ну, в зависимости от категории, выросли от 10 до 30%.

В.ДЫМАРСКИЙ: Продажи?

Л.ХАСИС: Продажи. Это не в деньгах, это не за счет того, что там что-то подорожало, а это в объемах, в натуральных величинах.

В.ДЫМАРСКИЙ: А почему? То есть они считаются чуть более дешевыми, чем другие, там, может быть, какие-то продукты и становятся заменителем чего-то?

Л.ХАСИС: Конечно, безусловно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да? Более дорогих продуктов?

Л.ХАСИС: При этом не нужно забывать, что более половины всех молочных продуктов, которые продаются, — это просто пастеризованное и стерилизованное молоко. Вот эти 2 категории продуктов – они занимают больше половины.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну вот возвращается Наталья из Москвы к вопросу, с которого мы начали. «Сегодня целый день звучат заявления министра, что первичное звено выиграет в ценах». Ну «первичное звено» — понятно, да? Это человек, который доит корову, условно говоря. «А Путин говорит, что в рознице не увеличится цена. Как это? Тогда посредники должны умерить аппетиты».

Л.ХАСИС: Ну, еще раз, я прокомментирую.

В.ДЫМАРСКИЙ: Понятно, что это может произойти осенью.

Л.ХАСИС: Нет. Вот сейчас стабилизация цен произойдет за счет того, что во многих случаях не произойдет просто традиционного летнего снижения стоимости молока. И стабилизируется и цена для…

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть такое скрытое повышение через «непонижение», через сезонное «непонижение», да?

Л.ХАСИС: Да. Но в целом, я считаю, что мы как торговля, всегда выступаем за то, чтобы разумными нерезкими действиями повышать прибыльность сельскохозяйственного производства, делать его более привлекательным для инвестиций. И это, на самом деле, неплохое решение.

В.ДЫМАРСКИЙ: А для торговли, для розничной торговли молоко и молочные продукты, ну, с точки зрения бизнеса, это выгодные продукты? Выгодный товар?

Л.ХАСИС: Розница вообще, поскольку является бизнесом, то делает только то, что выгодно. И ничего невыгодного она не делает. Даже когда мы продаем какой-то товар в убыток, то, на самом деле, мы получаем косвенную выгоду, привлекая людей низкой ценой в магазин. Поэтому сущность торговли – это делать выгодное для бизнеса действие.

В.ДЫМАРСКИЙ: А государство, некие структуры, занимающиеся, там, социальной защитой граждан? Они вам не диктуют некоторые вещи, не заставляют вас, там я не знаю, что-то продавать дешевле, так сказать, поскольку это социальный продукт, социально значимый продукт?

Л.ХАСИС: В настоящее время у нас в стране сложилась одна из самых либеральных ситуаций на потребительском рынке. И я считаю, что это огромное достижение, которым нужно дорожить. Хотя сейчас очень много голосов раздается о том, чтобы запретить торговлю, продавать, например, товары ниже цены производителя. Что торговля, безусловно, часто делает для того, чтобы низкой ценой привлечь потребителя. Если лоббистские усилия подобные достигнут цели и подобные нововведения будут введены, то в целом, конечно, стоимость вырастет.

В.ДЫМАРСКИЙ: Давайте еще несколько вопросов, связанных с государственным регулированием. Ну, известна эта история, что были введены новые техрегламенты, согласно которым нужно указывать на упаковке, что это молоко или это из молочного продукта, молочный напиток, да?

Л.ХАСИС: Ну, зависит от того, если это молоко или молочный напиток.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, естественно. Уж если это молоко, то это молоко. Если это не молоко, а из порошка, то это молочный напиток. Это соблюдается?

Л.ХАСИС: С точки зрения закона это должно соблюдаться.

В.ДЫМАРСКИЙ: Извините, Лев. Собственно говоря, почему я задаю этот вопрос. Потому что нас здесь уже спрашивают, да и я сам. Я, правда, не частый посетитель магазинов, но я еще ни разу не видел ни одной надписи «Молочный напиток».

Л.ХАСИС: Я вам больше того скажу: я тоже еще ни разу не видел ни одного товара, на котором подобная надпись бы стояла. И я просто насколько знаю, даны были по согласованию с Правительством последние отсрочки производителям, для того чтобы они привели все это в соответствие. Я уверен, что в ближайшее время уже потребитель будет четко видеть, какой продукт является натуральным молоком, а какой будет являться молочным напитком. Я знаю, что в течение лета массово это произойдет, и уже в 3-м квартале фактически нельзя будет продавать в рознице товар, который назывался бы молоком, но сделан был бы из порошка.

В.ДЫМАРСКИЙ: А вы считаете, это правильно, этот регламент?

Л.ХАСИС: Я считаю, что абсолютно правильно, потому что любой другой порядок вводил бы потребителя в заблуждение, и информацию потребителю нужно давать правильную.

В.ДЫМАРСКИЙ: А вот теперь вообще насчет заблуждения и роли розницы. Существуют некие нормы, государственные решения? Вы, я имею в виду розница, являетесь контролерами? Я вам сейчас приведу конкретный пример. Я просто сегодня наткнулся на решение Федеральной антимонопольной службы, которая признала ненадлежащей рекламу продуктов питания под товарным знаком «Растишка», которая нарушает там часть какую-то статьи какой-то. Поскольку там неправильно указаны данные на упаковке и это не детское питание – там ароматизаторы, красители, и так далее, и тому подобное. Вы, тем не менее, это продаете. Не только эту Растишку, но и какие-то другие, наверное, товары, да? Те же молочные напитки под видом молока. Вы обязаны, как бы, следить за этим?

Л.ХАСИС: Ну, во-первых, мы не можем быть святее папы римского, мы как торговля. И если одна из важнейших функций государства – утверждение стандартов безопасности продуктов, стандартов качества, и мы эти стандарты должны просто контролировать, соблюдаются они или не соблюдаются. Поэтому все наши поставщики всегда обязаны предоставлять нам соответствующие сертификаты качества. Кроме этого, у нас есть своя собственная служба качества, которая все это проверяет, контролирует, делает выборочное исследование. И очень часто эти требования… Я когда сейчас говорю «у нас собственная», я даже имею в виду не свою компанию – я же еще и возглавляю компанию «X5 Retail Group».

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну да, все розничные сети.

Л.ХАСИС: А все розничные сети. Во всех розничных сетях, где-то в большем объеме, где-то в меньшем, но существуют собственные службы качества, у которых требования существенно более жесткие, чем даже по государственным стандартам. Но если государство считает, что что-то можно делать, то мы же тоже не можем производителя ставить в какие-то иные условия, чем те, которые позволены государству.

В.ДЫМАРСКИЙ: Хотя вы, например, знаете, там, я не знаю, даже условно…

Л.ХАСИС: Что касается Растишки – я не знаю этого случая, считаю, что Растишка – гениальный продукт. По крайней мере, многие его любят, и я своим детям тоже без всякого опасения его покупаю. Поэтому не хотел бы, чтобы создалось мнение, что Растишка – плохой продукт.

В.ДЫМАРСКИЙ: Не-не-не, ну, тем не менее… Ну, Федеральная антимонопольная служба считает, что реклама Растишки не соответствует тем потребительским качествам, которые на нем указаны.

Л.ХАСИС: Ну, у нас, как правило, Роспотребнадзор отвечает за качество, а Федеральная антимонопольная служба отвечает за соответствие антимонопольному законодательству. Поэтому странно, если ФАС будет заниматься качеством, а, соответственно, Роспотребнадзор будет отвечать за монополию. Каждый должен заниматься своим делом, мы с вами это обсуждали в прошлый раз, по-моему, говорили когда о специализациях.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. Вот Евгений из Санкт-Петербурга зовет нас назад к природе: «Не вернутся ли нам, — пишет он, — к разливному молоку и оборотной таре? Фальсификаций будет меньше и природа чище».

Л.ХАСИС: Мы уже несколько раз в ответ на критику со стороны наших традиционных критиков, извините за каламбур, что молоко продают по 7 рублей, а в рознице это дорого, мы говорили: пожалуйста, пусть государство разрешит нам продавать продукцию фермеров, мы с удовольствием поставим в магазинах бочки, будем разливать молоко, сметану, другие такие первичные молочные продукты. Однако, с точки зрения гарантий качества, обеспечить стопроцентные гарантии качества в таком непромышленном производстве молока очень сложно, и, собственно, ради этого эти регламенты и сделаны. Поэтому, к сожалению, при всем нашем желании мы разливное молоко продавать не можем – государство нам это не разрешает.

В.ДЫМАРСКИЙ: Владимир Ловчев, преподаватель из Казани: «В нормальных странах многие продукты в период кризиса подешевели. Назовите, пожалуйста, продукты питания, которые стали дешевле за соответствующий период в России?» Ну, видимо, здесь не только о молоке речь идет.

Л.ХАСИС: Ну, я могу привести простой пример. Вот мы для себя ведем так называемые… У нас есть, в компании «X5 Retail Group», например, есть индекс «X5» — это 33 продукта, которые Госкомстатом определены как потребительская корзина, и мы все время считаем, в каком регионе сколько это стоит, каждый месяц, каждую неделю и отслеживаем изменение этой стоимости. Вот, в целом, с 1-го января на сегодняшний день произошло на 4% снижение цены вот этой корзины продуктов. Туда входит и молоко. Молоко, кстати, сейчас несколько подешевело. Я думаю, в ближайшее время еще небольшие изменения цены пойдут вниз. И многие другие товары стали дешевле.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, кстати говоря, нам пишет Александр, из Екатеринбурга, видимо, что у него в городе, в Екатеринбурге продаются уже товары с надписью «Молочный напиток».

Л.ХАСИС: Ну, еще раз повторю, что если не везде это есть, то это просто переходный период. В ближайшее время, я думаю, что Роспотребнадзор, который много раз доказывал готовность жестко добиваться соблюдения своих требований, заставит всех – и розничную торговлю, и производителей – следовать этим правилам, и будет по этикетке для потребителя видно, что молоко, а что молочный напиток.

В.ДЫМАРСКИЙ: Такое может быть? Я имею в виду то, что пишет нам Оля из Удмуртии: «Наша республика – молочная, — ну, с этим трудно не согласиться, но дальше она пишет. – У нас пакет пол литра, 0,5 – 5 рублей 60 копеек». Такое может быть? Так дешево, я имею в виду?

Л.ХАСИС: Наверное, может. Хотя, насколько я знаю, что такая первая цена, самое недорогое молоко в пленке – наверное, стоит около 19 рублей за литр, то есть это, наверное, все-таки около 10 рублей за пол литра.

В.ДЫМАРСКИЙ: Деривативы, производные от молока, молочные продукты – они зависят от цены на молоко или еще от чего-то?

Л.ХАСИС: Они зависят от многих факторов. Безусловно, они зависят от цены на молоко, они зависят от курса доллара, потому что очень часто есть импортные составляющие в различных десертах, йогуртах. Много видов упаковки закупается за валюту – тоже есть зависимость. Ну и, конечно, например, если мы говорим о сырах, то поскольку доля белорусских сыров на российском рынке очень большая, то ограничение поставки сыров из Белоруссии, конечно, неминуем приведет к росту цен на эти товары, если только в ближайшее время Роспотребнадзор не согласует с Белоруссией, на что я очень надеюсь, какую-то специальную процедуру именно по сырам.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, и завершая нашу программу, я просто должен вам сделать приятное, Лев, и зачитать SMS от Боба из Санкт-Петербурга: «Слушаю вашего гостя третий раз и восхищаюсь его эрудицией». Уважаемые слушатели, в следующий раз попробуем восхититься эрудицией нашего гостя, если он сумеет ее, конечно, нам продемонстрировать на тему… Если мы сегодня ходили в магазин за молоком, то в следующий раз пойдем в ресторан пообедать или поужинать.

Л.ХАСИС: А. Ну, то есть передача будет посвящена?

В.ДЫМАРСКИЙ: Общепиту.

Л.ХАСИС: Общепиту, ресторанам, столовым.

В.ДЫМАРСКИЙ: Совершенно справедливо. До встречи через неделю.

Л.ХАСИС: До свидания. Всего вам доброго.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments