Илья, как начинался ваш трудовой путь? Что повлияло на выбор вашей профессии?
— Несмотря на то, что я сын гуманитариев, родители закончили исторический факультет МГУ, и то, что учился Российском государственном гуманитарном университете, еще студентом пошел в торговую компанию, которая занималась поставками в розничные сети. Тогда в 1997 году и произошла первая встреча с ритейлом. Отработал поставщиком для торговых сетей до 2001 года. Работал в кондитерской компании, затем в алкогольной, в отделах продаж. В 2001 году я пришел в алкогольную сеть фирменных магазинов «Кристалл» директором по закупкам. Проработал там более полугода и увидел объявление в газете, что сеть «Пятерочка» открывает московский офис и проводит набор кадров. За полгода до этого я видел в Петербурге магазины «Пятерочка», там их очень любили, одна из первых точек цивилизованной торговли.  Я пошел в «Пятерочку» устраиваться на работу, потому что чувствовал, что у этой компании есть серьезный потенциал. Собеседование со мной проводили Андрей Владимирович Рогачев и Игорь Борисович Видяев — люди, основавшие «Пятерочку».

На какую должность вас приняли?
— Я пришел директором по региональным закупкам, «протаскивал» сельхозпродукцию в «Пятерочку», после этого, стал директором по закупкам по направлению fresh, закупал овощи, фрукты, колбасную продукцию. Было очень интересно, сеть стремительно росла, постоянно менялись условия, увеличивались контракты. В год мы могли расти до 60%. Потом я занял позицию директора по закупкам алкогольной продукции, для меня это была родная стихия. После двух лет на этой должности стал федеральным закупщиком, отвечал за закупки по всей стране. Позже стал начальником отдела закупок московской «Пятерочки». В 2007 году я несколько месяцев поработал коммерческим директором «Пятерочки». Но постепенно отпадала надобность в этой позиции, потому что началась интеграция с  сетью «Перекресток», создавалась новая объединенная команда. Я стал фуд-директором, работал им до октября 2008 года, пока не принял предложение от председателя президиума Ассоциации компании розничной торговли Льва Хасиса возглавить ее исполнительный орган. 

Сегодня я представляю интересы отечественного ритейла. В ассоциации состоит 30 крупнейших компаний розничной торговли России, всего около 10 тыс. торговых точек, число покупателей, обслуживающихся в этих магазинах достигает более 10 млн в день.

Для вас это совершенно новый вид деятельности после работы в продажах?
 — Вообще, я, конечно же, практик. Циничный сотрудник отдела закупок, который на протяжении почти девяти лет занимался исключительно переговорами с поставщиками, насыщением сети продукцией. Я знаком с этой отраслью очень хорошо. Я остался в отрасли, но теперь решаю более важные и глобальные проблемы в том числе на государственном уровне. Мой большой серьезный опыт работы в ритейле сильно помогает – часто слышу какие-то суждения, анализ людей, которые не сведущи в торговле и мой бэкграунд позволяет мне понимать, где мы обсуждаем несуществующие проблемы и понятия, а где с виду не самой важный вопрос может стоить сетям миллионы долларов. Опыта общения с государственными органами, общественными организациями, политиками у меня не было никогда, но я постепенно его набираюсь. Уже можно сказать вошел в ритм.

Какие конкретные задачи и цели стоят сейчас перед ассоциацией, перед вами лично?
–Главная цель ассоциации – это помощь ее участникам в любых вопросах, проблемах, возникающих в работе. Участвуем в разработке законопроекта о торговле. Также разрабатываем поправки в законодательство, касающиеся розничных сетей. Конечно же, мы занимаемся пиар нашей отрасли. Это на данный момент серьезнейшая проблема – то, как в России воспринимают торговлю. В любом изменении цен обвиняют магазины, сельхозпроизводители объединяются в союзы и начинают говорить, что в их проблемах виновата торговля. Это несправедливо. Торговля вносит самый крупный вклад в ВВП страны. Это крупнейший работодатель в стране. Мы должны рассказывать это людям, как и про то, какая ведется работа по сдерживанию продуктовой инфляции. Стараемся повысить имидж торговли России. Все очень быстро забыли о том, что индустрии цивилизованной торговли вообще не было. Все мы помним, что было в советские времена. Благодаря таким людям, как Андрей Рогачев, Сергей Галицкий, Олег Леонов, у нас в России появилась цивилизованная торговая отрасль. Розничный рынок вырос за 10 лет, а многие европейские страны к такому этапу развития шли по 30-40 лет.

Какие перспективы вы видите для своего профессионального развития роста?
– Я расту ежедневно – узнаю новое, веду активную общественную жизнь, чего раньше в моей жизни и не было. Думаю, что продолжу работу в отрасли. Мне интересен этот бизнес, буду увеличивать численность членов ассоциации. По большому счету всю свою сознательную жизнь работаю в сетевой торговле.

У вас сейчас общественная деятельность, а до этого вы были практиком. Что вам больше по душе? Где вы можете добиться большего?
– Я был довольно успешным практиком. То, что я делаю сейчас – это, конечно, вызов, потому что ответственность громадная. Что касается реализации самого себя, то мне кажется, что и то и другое для меня одинаково подходит. Я готов работать в отрасли, а какая это часть ритейла, практическая или общественная уже не важно.

В РГГУ на каком факультете учились?
– Факультет управления. У нас был прекрасный курс, со многими до сих пор общаюсь, довольно успешные все. Были очень веселые и лихие времена. Занимались какой-то ерундой, были торговыми представителями, торговали линолеумом, кто-то пытался проводить или участвовать в разных тренингах, все в то время прошли через Гербалайф.

Да, жизнь тогда бурлила, экономика набирала обороты. Вам не кажется, что сейчас меньше перспектив для молодых энергичных людей. Сейчас уже сложнее, простейшие ниши же заняты и нужно выдумывать что-то экстраординарное.
– Сложно ответить на этот вопрос. Не изменилось то, что тогда и сейчас начинать надо с азов, что касается ритейла: просидеть в магазине месяц, понять бизнес-процесс, в медийном бизнесе – побегать на задания. Сейчас найти работу не так сложно, сложнее найти хорошую работу. Для этого нужно прийти в серьезную компанию, и потихоньку идти вверх по лестнице.

Сегодня скорость перехода по карьерной лестнице медленнее, чем раньше?
– Да, раньше это было быстрее. Но нынешние выпускники вузов слишком нетерпеливые. Год-два отработать на одной позиции уже считается моветоном. Сейчас от сотрудников не требуется семи пядей во лбу, все системы автоматизированы, бизнес-процессы прописаны, и даже алгоритмы действий. От человека нужно, чтоб он был просто вменяемым. Если ты адекватный – вырастешь! Будь эффективен. Никто не требует сверх усилий.

Как вы думаете, справедливо ли то, что в «список Путина» попали только топ-10 розничных сетей?
– Я не могу это обсуждать и комментировать. А то, что попали эти десять – уже хорошо. Надеюсь, что этот список будет расширяться.

Как вы думаете, будет ли сейчас активность со стороны зарубежных игроков, желающих выйти на российский рынок?
– Все возможно. Но что касается вообще ситуации в российской рознице, то можно сказать что 2009 год может стать годом слияний и поглощений, многие участники рынка испытывают серьезные проблемы с финансированием, некоторые компании, наверняка, обанкротятся. Но отрасль надо вытаскивать из бедственного положения, компаниям, которые имеют устойчивое финансовое положение,   использовать возможность купить подешевевшие активы. Это окажет стопроцентное положительное влияние. Во-первых, это оздоравливает отрасль. Уходят неэффективные компании. Во-вторых, здесь серьезный социальный подтекст – сохраняются рабочие места, людям есть, где купить продукты. В укрупнении игроков есть еще один плюс – отрасль становится более прозрачной. Небольшие сети – это в основном закрытые компании.

По вашему мнению, отечественные крупные торговые сети способны консолидировать российский розничный рынок, или приход глобальных игроков неизбежен?
– Во-первых, все основные глобальные игроки уже в России, более того они уже в нашей ассоциации. Во-вторых, сетевая торговля в России занимает всего 30%. Рынку еще расти и расти. А любая конкуренция, с западными сетями или отечественными идет исключительно на пользу потребителю

Предложение Валентины Матвиенко ограничить сроки возврата по товарным кредитам ритейлерам 30 днями. Как вы считаете, нормально или это все-таки грубое вмешательство в бизнес-процесс со стороны государства?
– Во-первых, хочу сказать, что отсрочки сельхозпроизводителям, как правило, намного меньше, чем 30 дней. Мы нормально относимся к любым предложениям государства. Но отсрочки невозможно рассматривать отдельно от цен. Цена и отсрочка – это те же деньги, поэтому, если мы регулируем на государственном уровне отсрочки, то повышение цен, давайте, тоже регулировать на государственном уровне. Это две взаимосвязанные вещи. Также стоит отметить, что любое регулирование торговли в итоге оплачивает покупатель. Если ограничивать постоянно торговлю, можно добиться того, что сети будут разоряться или будут вынуждены поднимать розничные цены. Наше мнение такое: любое регулирование должно быть направлено на развитие торговли, а не создавать барьеры.

Теперь про нашумевшие «поборы» сетевиков, про то, что поставщики платят за вход, за попадание на полки крупнейших ритейлеров. Сами торговцы называют это санацией рынка – им нужны стабильные партнеры. И как результат небольшие производители не в состоянии обеспечить себе пропуск в сети.
— Мы наоборот всячески стремимся к тому, чтобы за счет малого бизнеса, увеличивалось количество поставщиков. Наша ассоциация разработала документ, в соответствии с которым члены АКОРТ не берут никаких бонусов за вход, полку, маркетинг, мерчендайзинг с поставщиков небрэндированной сельхозпродукции. Многие участники ассоциации снизили отсрочки платежей по данной продукции до 14 календарных дней, при этом замечу они не поднимали розничные цены. А что касается фермеров, то нам часто показывают по TV, как первые лица государства заезжают на ферму, пробуют там сметану, молоко, и говорят, как вкусно, и как плохо, что в торговых сетях мы не можем это купить. Да, не можем по той простой причине, что фермеру, который сделал бидон со сметаной для входа в торговую сеть, нужно собрать такое количество документов, что он в итоге бросит свою ферму, свою корову, потому что устанет от нашей бюрократии. Он будет месяц собирать эти документы, а когда он их, наконец, соберет, окажется, что бумажки уже просрочены, и нужно заниматься новыми. Вот это проблема!

Вот сейчас Х5 Retail Group и «Магнит» уменьшают число SKU? Стали отношения с поставщиками напряженнее?
– Большой ассортимент держать в кризис дорого, это понимают и поставщики. Они сами сейчас отказываются от экспериментов и концентрируются на своих хитовых брендах. Держать на одной полке 30 видов подсолнечного масла нерационально. В Европе больше пяти видов масла в одном магазине не найдете.

Аналитики полагают, что сейчас дан мощный толчок для развития private labels. Что вы думаете?
– Да, покупатель концентрируется сейчас на цене. На частной марке не висит нагрузка бренда, маркетинга, планов затрат и т.д., и она дешевле.

Какие еще изменения в связи с кризисом, девальвацией произойдут в отрасли?
– Рынок не будет расти так, как он рос последние несколько лет. Это видно по первым двум месяцам этого года. Но падения продаж нет, есть небольшой рост.

Какие-то новые тенденции появятся?
–Стало больше покупателей в дискаунтерах и дешевых гипермаркетах. Есть тенденция к удешевлению продуктовой корзины. Это нужно использовать отечественным производителям, доля импорта начала сокращаться.

Розничные компании сами уменьшают контракты с импортными товарами, в пользу отечественных товаров?
– Основной показатель – это спрос. А спрос смещается в сторону отечественной продукции – это факт. И это, повторюсь,  положительный момент для отечественного производителя.

В вашу ассоциацию входят непродуктовые ритейлеры?
– Да – «Спортмастер», «М.Видео», «Снежная королева», «Леруа Мерлен», «Евросеть», «Эльдорадо», «Икеа», «Оби» и это далеко не все.

У них проблем гораздо больше, чем у продуктовых сетей…
– Конечно, последнее от чего откажутся покупатели – это еда. Но продажи в непродуктовых сетях также имеют тенденцию небольшого роста. Объясняется это в том числе тем, что покупатели вкладываются в материальные ценности. Ситуация с финансовым рынком непонятна и непрогнозируема. Поэтому люди предпочитают вкладываться в машины, бытовую технику и т.д. Вот я сейчас делаю ремонт в квартире, и вижу в непродуктовых магазинах огромные очереди, люди продолжают покупать скворечники, рейки, плинтуса, обои, технику – и это радует.

Какие действия вы порекомендуете предпринять молодым людям, начинающих свою карьеру?
– Я считаю, что надо выбрать ту сферу бизнеса, которая тебе нравится. Найти солидную, известную, крепкую компанию, прийти туда, начать работать с любой должности. И если ты человек адекватный, профессионально выполняешь свою работу, то рост не замедлит себя ждать. Конечно, важно найти крепко стоящую на ногах компанию. Я рекомендую искать надежные предприятия, и не надо пытаться сразу стать директором. Даже если тебя и поставят директором, ты завтра можешь разорить компанию.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar