С начала этого года на базе Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана образовано новое интеграционное объединение — Евразийский экономический союз (ЕАЭС), открывающий перед странами-участницами широкие перспективы. Ведь теперь речь идет не только о свободном перемещении товаров, но и услуг, капитала и рабочей силы. Одновременно ЕАЭС расширился благодаря присоединению Армении, а к лету ожидается и вступление Киргизии.

Но если "бывалые" участники уже привыкли жить по общим правилам, то новые игроки еще не успели адаптировать свое законодательство, в частности, таможенное. В связи с этим эксперты опасаются притока в ЕАЭС контрафактной продукции. Бороться с этой напастью власти и бизнесу предстоит совместными усилиями. О том, как с этим справляются таможенные органы, "РГБ" рассказал начальник управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля ФТС России Сергей Шкляев.

— Сергей Владимирович, насколько остро сейчас обстоят дела с попытками ввоза нелегальной продукции в Россию?

— В сложной экономической ситуации, когда спрос превышает предложение, у многих недобросовестных участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) возникает соблазн не платить реальную цену за брендовый товар, а воспользоваться так называемыми имитациями, репликациями, а зачастую и настоящими подделками. Затрат и рисков меньше, а доход от незаконной реализации контрафактной продукции значительный. По оценкам экспертов, розничный объем международной нелегальной торговли доходит до 650 млрд долл. в год, а с учетом незаконных финансовых потоков — до 2 трлн долл., и занимает 3-4-е место среди незаконных видов деятельности, пропустив вперед торговлю оружием и наркотиками. Таможенные службы играют ключевую роль в защите прав интеллектуальной собственности и противодействии перемещению через таможенную границу контрафактных товаров. Не случайно в Соглашении ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение ТРИПС) больше всего статей (10) посвящено именно пограничным (таможенным) мерам. Механизм, заложенный в ТРИПС, основан на том, что любой владелец товарного знака, подозревающий, что при перемещении товаров через таможенную границу нарушаются его права, может обратиться в центральный таможенный орган страны — участника ВТО за защитой. По данным опроса Ассоциации европейского бизнеса, 45% отечественных правообладателей считают, что лучше всех их интеллектуальные права защищает ФТС России, 21% отметили деятельность ФАС России, 13% — МВД. Естественно, что таможенная служба России взаимодействует в этом вопросе с таможенными службами других государств на многих площадках, в том числе таких, как ЕАЭС, ШОС, СНГ, АТЭС.

— С 2015 года к ЕАЭС присоединилась Армения, и в скором времени ожидается вступление Киргизии. Будут ли законодательства этих стран в плане защиты интеллектуальной собственности унифицированы с нормативно-правовой базой Таможенного союза?

— Непременным условием вступления в Евразийский экономический союз новых участников является принятие ими тех нормативных актов, которые уже были разработаны и действуют в ТС. Соответственно, они при вступлении берут обязательство привести свое национальное законодательство в соответствие с требованиями ТС. Такая работа идет на площадке Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), и нормативная база формируется путем достижения компромиссных вариантов. Уже закреплено такое правило: каждая из сторон ведет национальные таможенные реестры объектов интеллектуальной собственности, но в дальнейшем предполагается создать единый реестр, который будет вести ЕЭК. Соответственно, ФТС России будет контролировать объекты, которые включены как в национальный, так и в общий реестр.

Сегодня законодательством закреплено, что в ТС применяется региональный принцип исчерпания прав на объекты ИС, согласно которому исключительные права хозяина товарного знака перестают действовать с момента введения продукта в оборот в одной из стран — участниц интеграционного объединения. То есть товар, легально ввезенный в одну из стран ТС, автоматически становится легальным и в других странах. И новые участники ЕАЭС обязаны следовать этому принципу.

— Взаимодействует ли таможня с бизнесом при защите ИС? И насколько эти контакты полезны обеим сторонам?

— Выполнение соглашения ТРИПС предполагает тесное взаимодействие таможни с правообладателями, их объединениями и ассоциациями. В мае этого года исполнится 10 лет созданию совместной рабочей группы ФТС России и Некоммерческого партнерства "Содружество производителей фирменных торговых марок" ("Русбренд"), объединяющего известных российских и зарубежных правообладателей. Мы обсуждаем проблемы включения в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС) новых товарных знаков и вырабатываем совместные механизмы предотвращения ввоза в страну контрафактных товаров. Как правило, у каждого производителя есть свои наработки по этому вопросу, мы их принимаем в работу, прогоняем через систему управления рисками (СУР). И помимо этого постоянно взаимодействуем с бизнес-объединениями (ТПП РФ, АЕБ) и отраслевыми ассоциациями: производителями детских игрушек, парфюмерно-косметической продукции, товаров легкой промышленности и т.д. Это пример успешного и многолетнего партнерства госструктур и бизнеса.

— Кстати, о ТРОИС. Насколько популярна у правообладателей такая форма защиты интеллектуальной собственности?

— Мы постоянно пропагандируем этот механизм при общении с правообладателями, и, судя по всему, успешно. И сегодня российский реестр — самый внушительный в ТС. По состоянию на 1 января 2015 года в нем зарегистрировано 3556 объекта, 99% из которых — товарные знаки. Последние годы количество зарегистрированных объектов неуклонно растет. Только за 2014 год прибавилось 503 знака — это самое большое количество за всю историю ведения реестра. Правообладатель, используя механизм ТРОИС, непосредственно взаимодействует с таможенными органами. Таможня, в свою очередь, может приостановить выпуск товара, зарегистрированного в ТРОИС, при выявлении признаков контрафактности. К сожалению, процедура включения в ТРОИС достаточно громоздка и для таможенников, и для правообладателя. Надо подготовить большой пакет документов, который может исчисляться тысячами листов. И чтобы минимизировать финансовые и временные затраты, процесс надо максимально автоматизировать. Это одна из актуальных задач. Сейчас идет модернизация программных средств, имеющихся у ФТС России.

— Помогает ли таможенникам в защите интеллектуальной собственности принцип ех оfficio, то есть "по долгу службы" и без заявлений правообладателя?

— В прошлом году таможенные органы принимали меры по защите прав ИС в отношении товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, не внесенных в ТРОИС, в 548 случаях. Больше всего приостановлений выпуска было в Центральном таможенном управлении (167 раз или 30,5%), Дальневосточном (155 или 28,3%) и Северо-Кавказском (54 или 9,9%). А чтобы исключить неправомерные действия таможенников, мы разработали единую форму "поведения" инспектора и выложили ее на официальный портал. И пока представители правообладателей не высказывали претензий к таможне по применению принципа ех оfficio.

— Какие товары чаще всего подделывают?

— Практика показывает, что подделывается абсолютно все, что пользуется спросом и приносит прибыль. В основном контрафактная продукция поступает из стран Юго-Восточной Азии — это одежда, обувь, иные товары легкой промышленности, детские игрушки, бижутерия, парфюм и др. Во время организации и проведения сочинской Олимпиады таможенные органы выявили 1,6 млн единиц контрафактной продукции с олимпийской и паралимпийской символикой и возбудили 152 дела об административных правонарушениях за незаконное использование товарного знака. Всего в прошлом году таможенные органы выявили 9,5 млн единиц контрафактной продукции. Это несколько выше уровня 2013 г. (9,4 млн). Предотвращен ущерб правообладателям на сумму 2,4 млрд руб.

 

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar