Практически во всех странах и всех отраслях ожидания менеджеров заметно ухудшились, отмечают консультанты международной консалтинговой компании Roland Berger: 63% топ-менеджеров, опрошенных ими в марте, вынуждены строить все более мрачные прогнозы. Лишь 5% надеются на скорое улучшение ситуации (в конце прошлого года таких было 8%), почти треть признаются, что обстановка для них по-прежнему не ясна (в конце прошлого года таких было больше — 36%).

В самой сложной ситуации — металлурги и машиностроители, указывают консультанты, там ожидают самого большого падения объемов продаж. Еще в конце прошлого года многие клиенты сомневались, что кризис сколь бы то ни было сильно их коснется, говорит Уве Кумм, управляющий партнер Roland Berger в России, СНГ и странах Балтии. По его мнению, если бы им удалось вовремя (осенью) сократить объемы производства, сейчас ситуация с ликвидностью у них была бы гораздо проще. Теперь же руководители смотрят в будущее без розовых очков, утверждают консультанты. Причем россияне ожидают гораздо большего спада в собственных компаниях, чем в экономике страны в целом (см. график 1). Одна из возможных причин — ситуацию в компании менеджеры оценивают на основе более достоверных данных, чем ситуацию в стране, говорит Кумм.

Небогатый арсенал

Арсенал антикризисных средств, которые используют восточноевропейские менеджеры, невелик, отмечают консультанты. Меры, способные привести к быстрой экономии средств, уже использованы. Но в большинстве случаев они не затрагивают структурных перекосов, возникших в период бурного роста.

Популярностью пользуются оперативные меры, такие как сокращение издержек, пересмотр бюджетов, замораживание найма, более строгое управление потоками наличности. Те же меры, которые связаны с изменением структуры или стратегии компании, откладываются на потом (см. график 2). «Управление быстрым ростом и реструктуризация компаний в кризис — принципиально разные типы менеджерских задач и могут потребовать разных типов руководителей», — уверен Кумм.

Экспертиза, связанная с поглощением компаний, захватом новых рынков, привлечением новых кредитов, востребована гораздо меньше, замечает Георгий Абдушелишвили, старший партнер хедхантинговой компании Ward Howell. Функцию стратегического менеджмента взяли на себя собственники, поэтому востребованы менеджеры, способные добиваться операционной эффективности: аккуратные, въедливые, не всегда яркие, зато внимательные к деталям, не потерявшие навык самостоятельно работать руками, говорит он.

Такой труд российские менеджеры всегда не очень любили и подменяли его различными проектами — например, связанными с ребрендингом. Примерно до сентября 2008 г. в списке навыков кандидатов управление операционной эффективностью подразумевалось, но в девяти случаях из 10 на его отсутствие закрывали глаза. Теперь же в девяти из 10 случаев на этот навык обращают внимание в первую очередь, подчеркивает Абдушелишвили.

Найти таких менеджеров можно в крупных компаниях, где исторически была невысокая маржа и ведущую роль играла такая функция, как управление операциями, а не, например, маркетинг. Они чаще встречаются в компаниях, ориентированных не на богатого клиента, а на людей со средним уровнем доходов. Вероятность найти таких специалистов в регионах выше, чем в Москве, отмечает Абдушелишвили.

Запросов на менеджеров, которые могли бы прийти, посмотреть и быстро навести в компании порядок, практически нет, говорит Федор Шеберстов, управляющий партнер Pynes & Moerner. Эту функцию выполняют акционеры, многие из которых прошли кризис 1998 г., отмечает он. Задачи же, которые ставятся перед менеджерами уровнем ниже, заметно изменились. «Сколько из них теперь связано с выходом из кризиса? Да практически все», — усмехается Шеберстов.

Исключение из правил

Один из самых популярных способов борьбы с кризисом — ограничение или замораживание найма. В 129 крупных российских и международных компаниях, принявших участие в исследовании PricewaterhouseCoopers (PwC) «Меры в сфере управления персоналом для преодоления кризиса», негативные тенденции пока лишь усиливаются. 93% всех опрошенных российских и зарубежных компаний различных секторов экономики приостановили набор новых сотрудников, отмечает Ольга Шестакова, менеджер отдела консультационных услуг по управлению персоналом PwC. Среди крупнейших российских компаний (таких в выборке 37) эта доля чуть меньше — 88%.

В большинстве случаев приостановка найма означает, что все ранее открытые вакансии закрываются и прием новых сотрудников возможен только в редких случаях, поясняет Шестакова. Исключения готовы делать для высококвалифицированных специалистов с уникальным опытом (28% крупнейших российских компаний), а также в случаях возникновения необходимых и срочных вакансий (таких 69%). Лишь небольшая доля компаний не приостановила наем персонала, скорее всего потому, что там высоко оценивают шансы нанять высококвалифицированных специалистов, которые появились сейчас на рынке. В Восточной Европе наем приостановили 83% опрошенных компаний, утверждают в Roland Berger.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar