«Мы хотим стать своего рода «Кока-Колой» в рыбном бизнесе, — говорит генеральный директор ГК “Русское море” Тимофей Тарасов. — Мы заявляем это не на уровне декларации, это наши реальные планы. В рыбопереработке и дистрибуции мы уже первые, в аквакультуре наша доля пока невелика, но в ближайшее время мы и там будем лидером. Наша стратегическая цель — через пару лет занять 20–30 процентов российского рынка добычи рыбных биоресурсов. Тогда мы сможем стать самой крупной рыбной компанией не только в России, но и в мире».

Столь амбициозное заявление руководства выглядит весьма неожиданным на фоне того, как складывались дела в компании в последние два года. Весь рыбоперерабатывающий бизнес терпел убытки из-за высоких цен на красную рыбу и низкого спроса на деликатесы. Самое молодое направление в ГК «Русское море» — аквакультура — требовало больших денежных вливаний, поэтому в кризис оказалось почти замороженным. Весь бизнес группы держался на Русской рыбной компании, занимающейся дистрибуцией рыбы.

Владельцы ГК «Русское море» (основной владелец и создатель Максим Воробьев) в кризис предприняли массу попыток по спасению компании. Наиболее знаковым событием стал выход на IPO весной 2010 года. Внутри компании происходили существенные изменения в составе менеджмента. В 2009 году на место бывшего генерального директора Дмитрия Денежкина был назначен Дмитрий Дангауэр, на тот момент руководитель наиболее прибыльного подразделения — Русской рыбной компании. А осенью прошлого года пост генерального директора занял Тимофей Тарасов, ранее работавший в молочной компании «Вимм-Билль-Данн», где, в частности, занимался вопросами ее интеграции с глобальной компанией «ПепсиКо». Очевидно, что акционеров «Русского моря» заинтересовал опыт Тарасова, и они возлагают на него большие надежды в реализации новой стратегии.

«Мы перестали терять деньги всего полгода назад, когда изменилась ситуация на рынке рыбного сырья — предложение красной рыбы увеличилось, цены на сырье пошли вниз и рентабельность бизнеса восстановилась, — рассказывает Тимофей Тарасов. — Но мы поняли, что так сильно зависеть от ценовой конъюнктуры нельзя. Бизнес, который год зарабатывает деньги, а два года их теряет, вряд ли кому нравится. Поэтому сегодня перед нами стоит задача самим обеспечить себя сырьем, построить вертикально интегрированный холдинг, который будет представлен во всех сферах рыбного рынка».

Акцент на прибыльность

По результатам 2011 года в группе компаний «Русское море» зафиксировали выручку 18,5 млрд рублей, при этом в сегменте дистрибуции рост оборота на 7,5%, а в рыбопереработке — на 6,5%. Сами доходы распределяются таким образом: выручка Русской рыбной компании 14,5 млрд рублей, рыбоперерабатывающей компании «Русское море» — 4 млрд рублей, а выручка «Русское море — Аквакультуры» пока незначительна.

Самый крупный бизнес группы — Русская рыбная компания (РРК). На российском рынке она продает порядка 170 тыс. тонн охлажденной и свежезамороженной рыбы и морепродуктов и имеет долю 10%. Основные конкуренты «Атлант Пасифик», «Дефа» и «Дары Моря» в этом значительно уступают РРК. Порядка 80% рынка занимают мелкие оптовые компании с частью каждой менее 1%.

В компании считают, что преимущества на рынке объясняются двумя факторами: диверсификацией рыбного ассортимента (в портфеле компании есть красные, белые виды рыб и морепродукты — как правило, большинство поставщиков не имеют широкого ассортимента) и наличием разветвленной региональной сети продаж, насчитывающей более 40 филиалов и охватывающей около 85% регионов страны.

В 2012 году РРК намерена и дальше наращивать обороты, однако помимо крупного опта решила заняться еще и мелкооптовой торговлей, чтобы аккумулировать больше прибыли. По словам Тимофея Тарасова, обычно крупные дистрибуторские компании продают сырье и не знают, куда оно потом направляется. «Мы хотим отследить путь рыбы, понять, как она доходит до конечных потребителей. Это важно для того, чтобы зарабатывать больше денег в дистрибуторской цепочке», — говорит он.

Самым доходным бизнесом ГК «Русское море» еще недавно была переработка. На нее возлагали большие надежды, полагая, что выпуск готовой продукции всегда будет приносить стабильный доход. Однако в кризис цены на сырье поднялись, потребительский спрос снизился, поэтому переработка стала нести убытки. К тому же и рынок очень конкурентный. Помимо «Русского моря», схожую продукцию выпускают такие известные производители, как «РОК-1», «Меридиан», «Балтийский берег», «Вичюнай» и др. Чтобы побеждать в конкурентной борьбе, компания решила сделать акцент не на увеличении продаж и рыночной доли, а на эффективности и прибыльности бизнеса за счет создания отличного от конкурентов ассортимента продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Если сегодня российские потребители в сегменте красной рыбы в основном покупают кусок слабосоленой форели или семги, то «Русское море» хочет изменить потребительский вкус в сторону более сложных продуктов. Например, на Западе больший объем продаж приходится на копченую рыбу, а также продукцию с различными добавками и вкусами.

Третье подразделение компании, «Русское море — Аквакультура», специализируется на выращивании форели и семги. В настоящее время рынок аквакультуры сильно фрагментирован, поэтому конкурентов у компании мало. В основном они сосредоточены в Карелии, где ежегодно производят 12 тыс. тонн рыбы (всего в России собственное выращивание лососевых не превышает 20 тыс. тонн). Сейчас в сегмент аквакультуры компания активно вливает инвестиции. Так, в конце 2011 года Россельхозбанк одобрил кредитную линию ГК «Русское море» на сумму 2,8 млрд рублей. Эти средства направляются на развитие проектов аквакультуры в Мурманске и Карелии. Всего в портфеле компании 29 участков, объемы выращивания на каждом от 1 до 30 тыс. тонн, из них на трех участках уже выращивают рыбу. За прошлый год выручка от продажи разведенной рыбы увеличилась в девять раз.

По мнению Тимофея Тарасова, компания уже сегодня может предложить российскому рынку красную рыбу по качеству лучше норвежской. «У нас одинаковые корма с норвежцами, такое же оборудование, и мы имеем практически схожую себестоимость производства. Но наше главное конкурентное преимущество — свежесть. Везти из Карелии до основных рынков сбыта ближе, чем из Норвегии. Мы привозим охлажденную семгу из Норвегии в Москву за шесть дней, а из Карелии — за один-два. Большая разница».

Ловись, рыбка

Однако активное развитие уже сложившихся в ГК «Русское море» направлений в перспективе не позволило бы ей существенно увеличить свой масштаб и тем более стать глобальным игроком. Подобные преимущества может дать только бизнес, связанный с добычей сырьевых ресурсов, в данном случае рыбных. «В России нет ни одной рыболовной компании, которая имела бы на рынке долю в 10 процентов. Мы же хотим через пару лет иметь рыночную долю 20–30 процентов», — говорит Тимофей Тарасов. По его подсчетам, направление по добыче рыбы станет самым прибыльным: EBITDA на рыболовных предприятиях доходит до 50%, что в разы превышает доходы с других направлений — переработки, дистрибуции и аквакультуры.

Безусловно, тема добывающего бизнеса не могла появиться в компании случайно. Возможно, столь резкий поворот в стратегии обусловлен появлением в составе акционеров компании известного нефтяного трейдера Геннадия Тимченко. Он бенефициар инвестфонда Volga Resources, который полгода назад приобрел 30% акций ГК «Русское море». Аналитики уверены, что именно Тимченко выступает инициатором новой стратегии по созданию вертикально интегрированного холдинга.

Решение о добыче отразится не только на увеличении масштаба бизнеса, но и на сохранении текущей финансовой стабильности, устойчивости к ценовым колебаниям. «Когда цены на рыбу высокие, те, кто ее вылавливает или выращивает, зарабатывают много денег. Переработчикам в этой ситуации тяжело, потому что потребители не готовы принимать аналогичное увеличение цен на полках. Затем происходит обратная ситуация: стоимость сырья снижается и рыбаки зарабатывают меньше переработчиков, — объясняет Тимофей Тарасов. — Если сегодня в переработке можно получить высокую прибыль, завтра — прямые убытки, то в добыче рыбы всегда есть постоянный заработок».

В настоящее время группа уже начала присматриваться к добывающим предприятиям с целью их дальнейшего приобретения. Участники рынка подтверждают эту информацию. Известно, что в структуру нового холдинга вольются не менее десятка крупнейших рыбодобывающих компаний. В ряде СМИ уже перечислены возможные активы, например, Находкинская база активного морского рыболовства (буквально на днях экс-руководитель этой компании Петр Савчук уже возглавил компанию «Русское море — Добыча» на Дальнем Востоке), «Архангельский траловый флот» и др. В самой ГК до окончания сделок данные не раскрывают.

Компания планирует строить и новые суда. В конце прошлого года она заключила партнерское соглашение с Объединенной судостроительной компанией (ОСК), которая на основе опыта северных европейских стран готовит специально для «Русского моря» проект по строительству рыболовецких судов. В планах «Русского моря» — приобретение у ОСК порядка десяти судов (стоимость одного около 100 млн долларов). «Мы специально будем строить не разные, а однотипные корабли, по единому проекту. Так их будет легче обслуживать и готовить для них команду, потому что для работы на таких судах требуются специальные квалифицированные кадры», — подчеркивает Тимофей Тарасов.

Очевидно, что речь идет о феноменальных инвестициях в проекты — под миллиард долларов, и это для многих игроков кажется маловероятным в реализации. В «Русском море» лишь сообщают о предметной договоренности с несколькими крупнейшими банками, которые выделят большую часть кредитных средств на приобретение компаний и рыболовецких судов.

Однако для того, чтобы войти в бизнес по добыче рыбы, одних судов недостаточно. Даже если такая компания, как «Русское море», построит большой корабль или десять кораблей, то максимум, что она сможет, — совершить морской круиз. В первую очередь на вылов рыбы требуется получить квоты, которые в нашей стране были распределены на десятилетний период вплоть до конца 2017 года. Напомним, что в России вылов рыбы регулируется таким показателем, как ОДУ — общий допустимый улов, — где строго зафиксирован объем вылова по разным видам биоресурсов в зависимости от их текущего и прогнозируемого состояния. На основе ОДУ рассчитываются квоты, которые выдаются рыбакам. Каждый год объемы квот могут немного корректироваться, но в целом они неизменны.

В мире существует два способа распределения квот: по историческому принципу — компаниям, которые давно занимаются выловом рыбы, и под киль — по наличию рыбодобывающих судов. «Рыбакам проще вылавливать рыбу с точки зрения существующего сейчас исторического принципа распределения квот — дайте нам квоты только потому, что мы есть, — проясняет ситуацию Тарасов. — Когда же мы стали анализировать бизнес рыбодобычи, то столкнулись с тем, что почти у всех компаний, имеющих квоты на вылов, очень старый парк судов. Сегодня средний возраст российского парка судов приближается к 30 годам. По сравнению с европейскими рыболовными компаниями у нас очень низкая эффективность бизнеса по добыче. В России мы имеем старые корабли, которые просто ловят, а в Европе — плавающие заводы, которые вылавливают, разделывают, замораживают рыбу, и на берег приезжает уже готовая продукция». По его словам, заменить разом текущий парк судов сегодня невозможно, и все это прекрасно понимают. В то же время, считает Тарасов, квоты необходимо распределять с точки зрения наличия судов, иначе обновление флота будет происходить очень медленно. Пока «Русское море» планирует скупать компании, владеющие квотами.

В «Русском море» планируют до конца текущего года начать вылавливать рыбу в двух бассейнах — северном (Мурманск, Архангельск) и дальневосточном, ее будут направлять как на внутренний рынок, так и на экспорт. Качественные параметры вылова определятся тем, на какие виды рыб компании удастся приобрести квоты.

Дело в управлении

По мнению руководителя центра общественных связей Росрыболовства Александра Савельева, амбициозные планы ГК «Русское море» вполне реальны, но осуществить их будет нелегко: потребуются очень квалифицированные управленческие решения и серьезные инвестиции, особенно если говорить о промысле. «Сейчас приобрести квоты иначе как через покупку имеющихся компаний невозможно, — говорит Савельев. — Четыре года назад мы распределили квоты по историческому принципу на десятилетний период, с тех пор рыболовные компании значительно капитализировались, стоимость их активов выросла. И чем раньше “Русское море” начнет скупку существующих компаний, тем им будет проще, потому что с 2016 года, вполне вероятно, квоты будут распределяться уже на 20 лет».

По данным Росрыболовства, в 2011 году российские рыбаки выловили 4,2 млн тонн рыбы и морепродуктов. Желаемая доля добычи «Русского моря» — около миллиона тонн водных биоресурсов. Компаний с такими масштабами не существует даже на мировом рынке. Самая близкая к этому объему — китайская Pacific Andes, добывающая 450–500 тыс. тонн. На сегодня это один из самых крупных вертикально интегрированных холдингов в мире c развитым сектором добычи, переработки и дистрибуции.

Отсутствие солидных игроков в отечественной рыбной индустрии ослабляет позиции России на мировом рынке: российские рыбаки только поставщики сырья в другие страны, прежде всего в ЮВА. Из-за отсутствия береговой переработки отрасль теряет значительную часть добавленной стоимости. В свою очередь, китайцы филетируют российское сырье, и затем часть продукции реэкспортируется в Россию. В перспективе «Русское море», если станет крупнейшим игроком, вполне может заниматься и первичной переработкой сырья (такие мысли тоже есть в компании).

Пока что самый весомый российский игрок на рынке добычи — компания «Карат», работающая на Дальнем Востоке и на Севере. Если вскоре будет закрыта сделка по приобретению «Каратом» Мурманского тралового флота, то тогда квота отечественного лидера будет составлять 392 тыс. тонн. Это менее 10% от общего вылова. Если же «Русское море» скупит десяток крупнейших компаний, например на Дальнем Востоке БАМР, «Гидрострой», «Океанрыбфлот» и др., то объемы вылова у них подберутся к 800 тыс. тонн.

Основные отзывы рыбаков на планы «Русского моря» — «нереально» и «утопия». «Первая сложность будет связана с юридическим и финансовым проведением сделок по приобретению рыболовных активов, — говорит президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев. — “Русскому морю” придется торговаться с большим количеством владельцев. Для осуществления сделок потребуется провести множество переговоров по приобретению, при том что некоторые компании, которые выставлены на продажу, имеют преувеличенное представление о цене. Другая проблема заключается в оперативном управлении большим флотом. У нас ни в одной рыболовной компании нет менеджеров, которые могли бы управлять таким количеством судов. Подобные люди были в советское время, когда работала система Рыбнархоза, — гигантские порты, сотни рыбодобывающих кораблей, переработка, жестянобаночные предприятия. Но в то время у руководителей рыбных хозяйств не возникало финансового вопроса, который наверняка встанет перед “Русским морем”».

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar