Проявлением финансового кризиса в судах стало резкое увеличение исков о взыскании долгов. Но встречаются и более оригинальные дела. Например, медиаагентство ООО «Максимайз» (входит в группу MindShare) требует запретить своему клиенту ООО «Алькор и Ко» (головная структура сети «Л`Этуаль») размещать рекламу, минуя «Максимайз». Агентство подозревает, что клиент, с которым заключен эксклюзивный агентский договор, ушел к конкурентам. На основании подозрений истец требует «признать недействительными любые сделки от имени “Алькор и Ко”, направленные на размещение рекламы», если такие сделки были заключены через какие-либо иные агентства. Ни сами сделки, ни их участники, однако, не названы, что просто не позволит суду рассматривать это дело. Но иск ООО «Максимайз» ставит серьезную проблему: эксклюзивные агентские договоры Гражданский кодекс разрешает, а специальных санкций за их нарушение не предусматривает. Сам бизнес защищать такие договоры тоже не научился: в период избытка клиентов этого не требовалось. Только кризис заставил вести борьбу за клиента.

Негосударственные пенсионные фонды (НПФ), напротив, воспользовались тем, что закон обязывает управляющие компании «обеспечить возврат переданных им фондом средств пенсионных резервов по договорам доверительного управления». Рыночным правилам это противоречит: пенсионные деньги передаются в доверительное управление не для хранения, а для инвестирования в ценные бумаги, поэтому управляющая компания не может вынуть эти деньги из сейфа или вернуть их по аналогии с банковским депозитом. Но сейчас стоимость ценных бумаг, купленных на пенсионные деньги, снизилась, и НПФ потребовали возврата первоначальных сумм. НПФ «ТНК-Владимир» уже подал иск против ЗАО «ПиоГлобал Эссет Менеджмент», другие НПФ пока ведут с управляющими компаниями переговоры. Но даже если суды удовлетворят иски НПФ, полный возврат денег вряд будет возможен: собственный капитал управляющих компаний составляет всего 30–100 млн руб. В итоге социальный закон, написанный для растущего рынка, грозит не только банкротством управляющих компаний, но и подрывом системы управления пенсионными деньгами.

А вот Центробанк, похоже, судебную практику решил проигнорировать. Иначе как объяснить желание ЦБ кредитовать банки под залог векселей, выпущенных субъектами малого предпринимательства и (или) ООО на сумму от 2 млн руб. О том, как ЦБ собирается проверять векселедателей, в приказе не сказано. Зато дел о банкротстве банков, активы которых накачивались неликвидными векселями различных ООО, в судах предостаточно. Например, заемщик Содбизнесбанка — Столичное страховое общество вместо возврата кредита передало банку векселя ООО «Фобос» и ООО «Дисконт» примерно на 500 млн руб. Впоследствии ни сами векселя, ни виновных в совершении сделки найти не удалось.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar