Нынешний кризис, прервав десятилетие непрерывного экономического роста отечественной экономики, ярко высветил неустойчивость модели ее развития. По сути, источниками ускоренного роста экономики в тот период были международный долговой капитал, привлекаемый компаниями для покупки или модернизации производственных активов, и рентные доходы от добычи и экспорта полезных ископаемых, направляемые на повышение государственного и частного потребления. Без акселерации привлечения этих источников темпы роста были бы существенно ниже. И действительно, стоило сократиться спросу на международных сырьевых рынках и замереть глобальному рынку долгового капитала, как ВВП России за полгода упал на 10% и страна осталась без долгосрочных источников роста.

Лучше среди развивающихся экономик в период кризиса выстояли те, что привлекали преимущественно прямые, а не финансовые инвестиции, тем самым обеспечив трансферт новых технологий в национальную промышленность. Те, кто не имел возможности активно эксплуатировать природную сырьевую ренту для увеличения текущего государственного и личного потребления, тоже выиграли. Им пришлось побороться за повышение эффективности государственного управления, активно стимулировать настоящую предпринимательскую инициативу и проводить целенаправленную политику по привлечению прямых иностранных инвестиций и технологий, укреплять инновационную базу развития.

Процветание нашей страны на притоке легко доступного долгового капитала и доходах, поступающих от эксплуатации природной ренты, не мотивировало бизнес, общество и политические элиты к созданию прочных институциональных основ устойчивого экономического роста, развитию конкуренции и творческого поиска. В рамках рентной и долговой концепции развития трудно рассчитывать на глубокую технологическую модернизацию экономики и внедрение инноваций. В такой модели крупные компании преимущественно занимаются перераспределением активов на заемные средства, а приоритет в экономической политике неизбежно отдается рентным производствам, развиваются государственные монополии, увеличивается хозяйственная роль государства, подавляется справедливая конкуренция.

Современный кризис подтолкнул многие страны к пересмотру подходов к выработке состоятельной модели экономического роста. Современные лидеры понимают, что принимаемые в рамках кризиса фискальные меры и различного рода акты государственной поддержки не являются рецептом преодоления кризиса, это лишь средства для снятия его симптомов. Успешный выход из кризиса требует более концептуальных решений с длительным горизонтом воплощения, предполагает раскрытие творческого и предпринимательского потенциала общества, направленного с помощью мер государственного регулирования на формирование основ будущей экономики. Поиск в этом направлении разворачивается.

В этом контексте у нашей страны чрезвычайно сложная задача, так как институциональная основа для решения проблем такого масштаба сегодня откровенно слаба. Важно не просто сгенерировать или заимствовать идеи, но также и воплотить их в практических действиях институтов регулирования. К сожалению, рассчитывать, что в построении эффективных институтов регулирования нам удастся добиться кардинальных перемен в короткие сроки, видимо, не стоит.

Тем не менее среди огромного пласта проблем есть такие, решение которых нельзя откладывать до лучших времен. Речь идет о повышении эффективности государственного управления и о преодолении тенденции ухудшения правоприменительной практики. Единственный способ изменить ситуацию — создать механизм публичной общественной оценки качества и эффективности работы государственных институтов, осуществляющих регулирование и функции правоприменения. В жизнеспособном обществе основным инструментом такого влияния являются СМИ, обладающие разумным ресурсом свободного изложения фактов и несущие ответственность за искажение предоставленной обществу информации. По этому пути и надо идти.

В области внутренней экономической политики время переходить от оборонительных принципов к активной реструктуризации бизнесов и стимулированию на этой основе реальной конкуренции и притока прямых инвестиций в несырьевые секторы экономики.

Первое — надо возвращаться к взвешенной макроэкономической политике. Краткосрочная реакция властей на кризис в области макроэкономического регулирования была адекватна. Теперь время поумерить монетарный протекционизм, чтобы не принести в жертву сиюминутным выгодам финансовую стабильность. Необходимо больше поощрять реструктуризацию бизнесов, включая финансовые институты, смену владельцев активов, пусть даже они очень крупные, и на этой основе активно стимулировать увеличение прямых инвестиций. В нашей экономике, зацикленной на экспорте сырья и промышленной продукции первого передела, чрезмерный фискальный протекционизм работает преимущественно на увеличение импорта, а не внутреннего производства.

Отечественные компании нуждаются в прямых инвестициях для создания базы замещения импорта отечественной продукцией больше, чем в искусственном стимулировании спроса на их продукцию. Поэтому политика большого бюджетного дефицита непродуктивна, есть опасность, что она довольно быстро может привести к росту инфляции и падению рубля. Необходимо еще раз внимательно посмотреть на формирующийся дефицит текущего года с точки зрения его уменьшения, а проект бюджетной политики на 2010-й и последующие годы пересмотреть с целью сокращения бюджетного дефицита. Для этого следует сократить финансовую помощь несостоятельным предприятиям, а также привести масштабы некоторых социальных расходов в соответствие с реальными возможностями экономики.

Второе — надо научиться управлять потоками капитала в интересах максимального привлечения в страну не просто денег, а современных технологий и управленческих компетенций, которые несут с собой прямые инвестиции. Для того чтобы отдать им приоритет, было бы правильным ограничить практику чрезмерного долгового финансирования корпоративного сектора на международных рынках, чтобы стимулировать развитие на других принципах: посредством поиска стратегических инвесторов, обмена акциями и слияний, создания совместных предприятий и публичных компаний. Такие модели корпоративного развития гораздо более эффективны с точки зрения улучшения качества управления и повышения технологического уровня производства и управленческой компетенции.

Для этого косвенными мерами налогового характера следует привести стоимость привлечения долгового капитала на зарубежных рынках к его стоимости внутри страны. Цель такого регулирования — убрать арбитраж процентных ставок и через снижение инфляции привести сами эти ставки к уровню, выражаемому однозначными цифрами, например 4-5% годовых. Это повысит норму частных сбережений, откроет широкие возможности для развития внутреннего кредитного и долгового рынка, сохранив естественный контроль над совокупным корпоративным долгом. Корпоративный долг компаний, контролируемых государством, следует включать в состав дефицита федерального бюджета, равно как и их программу заимствований — в перспективный бюджетный план. То же относится и к коммерческим компаниям, контролируемым бюджетами субъектов и муниципалитетами.

Трату природной ренты (свыше зафиксированного уровня) лучше отложить, используя оправдавшую себя политику создания резервных фондов для смягчения воздействия на доходы бюджетной системы колебаний внешнеэкономической конъюнктуры. Слишком много непредвиденных доходов, рождаемых конъюнктурно высокими ценами на сырьевые товары, толкает государство на совершение неэффективных действий. Сейчас это звучит не актуально, но кто знает, как изменится ситуация на рынке сырья через полгода или год?

Третье — всемерное поощрение конкуренции должно быть главным принципом при принятии законов и подготовке нормативного регулирования. Полюбившаяся в последнее время практика реагировать на хозяйственные проблемы созданием государственных корпораций находится в полном противоречии с тем, как мир будет решать проблему посткризисного развития.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments