Над россиянами больше не витает призрак нищеты, следует из совместного доклада РАНХиГС и ЦСР. Число бедных за последние десять лет сократилось, и теперь они могут позволить себе компьютеры и мобильные телефоны. При этом они стали ближе к среднему классу не только материально, но и идеологически: от политиков они теперь ждут не повышения зарплат и социальных выплат, а развития образования, медицины и правосудия. За последние десять лет в российской социальной сфере произошла настоящая революция, говорится в совместном исследовании президента Центра стратегических разработок (ЦСР) Михаила Дмитриева и эксперта РАНХиГС Светланы Мисихиной «Прощай, нищета!». По данным Росстата, доля бедных с начала 1990-х уменьшилась в 2,5 раза, с 29 до 12,6—12,8%. По методике Всемирного банка, который бедными в развивающихся странах считает тех, кто тратит меньше 2 долл. в день, их число уменьшилось с 5,97% населения в 2001 году до 0,05% в 2009 году.

Одновременно улучшилось качество потребления российских бедных, констатирует г-жа Мисихина: они могут позволить себе не только товары, входящие в прожиточный минимум (холодильник, стиральная машина и телевизор), но и мобильные телефоны, пылесосы и видеомагнитофоны.

Население действительно продвинулось по сравнению с уровнем хронической бедности 1990-х, говорит директор Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ ВШЭ Сергей Смирнов. Однако авторы доклада не учитывают, что разрыв между богатыми и бедными растет, критикует он. «Для большей части населения тезис «прощай, нищета» верен, но при этом многие не могут вырваться из хронической бедности», — говорит эксперт.

Переворот в жизни бедных привел к смене приоритетов, уверен г-н Дмитриев. «Люди постоянно чувствовали риск попасть в положение нищеты, поэтому для них превалировали ценности выживания», — рассказывает он. После 2010 года интересы смещаются от уровня потребления базовых экономических благ на приоритеты человеческого развития.

Эту тенденцию подтверждают результаты соцопросов. По данным ФОМ, в 2002 году основной запрос был на повышение уровня жизни населения (35%), создание эффективного механизма гос­управления (25%) и повышение занятости (16%), в то же время о решении проблем здравоохранения, образования и науки говорили только 5% населения, а прекратить войну в Чечне считали необходимым 2%. Теперь же больше всего бедных интересуют проблемы здравоохранения, образования, ЖКХ, личной безопасности и эффективного пра­восудия, свидетельствуют результаты опроса ЦСР и РАНХиГС, проведенного в 2012 году.

Такая смена интересов уже начинает влиять на рейтинги политиков. Если в 1990-е и в начале 2000-х рейтинги одобрения власти более чем на 95% зависели от экономических настроений населения, то уже в конце 2010 года эта тенденция пропала. Впрочем, депутаты пока не спешат менять приоритеты в программах своих партий. «Наши собственные замеры не свидетельствуют о том, что уровень бедных сокращается, а наоборот, с новым витком кризиса уже начинаются задержки заработной платы, сокращение числа рабочих, переход на двух-трехдневную рабочую неделю по регионам», — отмечает депутат Госдумы от КПРФ Вадим Соловьев. «Не очень уверен в такой жесткой корреляции между улучшением уровня жизни и расширением кругозора: можно жить и в полном достатке, а при этом ничем не интересоваться», — сомневается в результатах исследования единоросс Вячеслав Лысаков.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments