Основатель и председатель совета директоров группы компаний Ideas4Retail, управляющей сетями Imaginarium, Hamleys, Cook House Евгений Бутман рассказал в интервью RNS о тенденциях рынка детских товаров, сложностях с арендой и планах развития бизнеса.

— Какие тенденции вы наблюдаете сейчас на рынке детских товаров? Фиксируете ли вы падение спроса, или, наоборот, рост покупательской активности? Каких показателей ожидаете по итогам года?

— Я бы сказал, что на рынке детских товаров в последний год происходит много событий. Кто-то растет, кто-то исчезает с рынка, идет изменение ассортимента, потребительского поведения, рынок очень подвижен.

— В какую сторону меняется поведение потребителей? Наблюдается ли сокращение среднего чека?

— Скорее наблюдается сокращение спроса. Детский сегмент вполне защищенный, люди в нашей стране на детях, по крайней мере, стараются не экономить. Есть определенные требования к продукции для детей: высокое качество, безопасность. Детские товары сами по себе не очень дешевые, стало меньше спонтанных и больше осмысленных покупок, люди предъявляют более высокие требования либо к качеству товара, либо к его цене. Это парадоксально, но в том, что касается детского сегмента, население двигается к европейской модели потребления, при которой люди совершают покупки осознанно, думают над тем, что нужно детям. Денег тратится меньше, покупки становятся более рациональными.

— Если говорить о конкретных цифрах, по итогам 2016 года относительно предыдущего года какой у вас прогноз по выручке?

— Выручка в сопоставимых магазинах, безусловно, растет, потому что растут цены. Львиную долю товаров для детей составляют импортные продукты, за счет изменения курса произошел определенный сдвиг. В физическом выражении, я думаю, рынок не падает и не растет. В каких-то сегментах, например, в одежде, есть спад. В игрушках, я думаю, есть небольшой рост, относительно прошлого года.

— Какую динамику прибыли вы ожидаете по итогам 2016 года?

— Когда мы говорим о розничной торговле, то одной из самых главных статей расходов всегда была аренда. Арендные ставки, безусловно, существенным образом снижены, этот процесс продолжается. Кроме того, идет определенная экономия на фонде оплаты труда, потому что розничные сети учатся работать с меньшим количеством людей с более высокой производительностью. Сети вынуждены работать с меньшей маржой. Я думаю, что прибыльность, в целом, находится примерно на том же самом уровне.

— Вы являлись одним из инициаторов перевода всех арендных ставок из иностранной валюты в рубли. Представила ли Национальная ассоциация сетевой торговли (НАСТ), председателем правления которой вы являетесь, соответствующее предложение властям?

— Мы двигаемся в этом направлении, хотя и не очень быстро. Полтора года назад, когда создавалась наша ассоциация сетевой торговли, проблема была чрезвычайно острой. Стоял вопрос о жизни и смерти целых сегментов ритейла, которые ушли в глубокий минус из-за валютных ставок аренды, являющихся рудиментом, осколком 90-х годов. Мы считаем, что необходимо проводить полную и безоговорочную дедолларизацию потребительского рынка, внутри не должно быть сколько-нибудь значимых сегментов, которые номинируют свои цены в иностранной валюте. Частично этот процесс уже произошел под давлением кризиса. Сейчас новые договоры аренды практически никто и нигде не подписывает в валюте, но существует массив старых валютных договоров с зафиксированным курсом доллара. Мы считаем, что валютные ставки должны быть запрещены повсеместно.

— Документ, касающийся данного вопроса, который готовила Национальная ассоциация сетевой торговли (НАСТ), был где-то представлен?

— Были разработаны и представлены поправки в Гражданский кодекс, работа продолжается, хотя не так быстро, как хотелось бы.

— Планируете ли вы развиваться в Крыму?

— Мы рассматриваем любой регион с точки зрения того, имеется ли там платежеспособный спрос, достаточная торговая инфраструктура. В настоящее время мы работаем в Москве, Санкт-Петербурге, на юге России, в Поволжье, на Урале и относительно немного в Западной и Восточной Сибири. Если говорить про курорты, то очень интересен город Сочи, мы работаем там, и у нас есть планы по расширению. Есть гораздо большего размера детские сети, которые стараются быть везде. У нас другая бизнес-модель, пока Крыма нет в наших планах, но также в них нет Анапы или Геленджика.

— Вы рассматривали возможность открытия магазинов каких-то новых форматов? Вам интересен более дешевый сегмент?

— Пока мы планируем остаться в рамках существующего портфеля брендов. В том, что касается Hamleys, мы экспериментируем, у нас есть сверхбольшой формат — магазин в Центральном детском магазине на Лубянке, который в настоящий момент является самым большим магазином игрушек в мире, его площадь составляет порядка 7 тысяч квадратных метров. Мы собираемся открыть другой большой магазин, почти 5 тысяч квадратных метров в торговом центре "Золотой Вавилон" в Ростокино в I квартале следующего года. Одновременно с этим мы развиваем компактный формат Hamleys — 600-800 кв. метров, сейчас у нас два таких магазина в Москве, и мы рассматриваем ряд вариантов в регионах. С точки зрения ценового позиционирования, мы рассматриваем разные варианты возможного снижения цены на свои товары, но мы имеем лояльную аудиторию, которая вполне готова у нас покупать, любит наши сети. Наша задача — логичный, разумный бизнес, следование своим принципам и открытие магазинов, которые любят покупатели.

— Как планируете развивать проект Cook House.

— Для нас это сложный проект, это наш собственный бренд, мы его сами придумали, сами развивали, для нас это был новый опыт, и мы наделали много ошибок. Сначала мы открыли много магазинов, пришлось со временем их сокращать. Был достаточно длительный период, когда мы работали над эффективностью магазинов, над ассортиментом. Сейчас мы добились того, что все наши существующие магазины успешны, и стали открывать новые. Наш план развития предполагает утроение сети и выручки к 2018 году относительно показателей 2015 года. Мы все равно не займем очень значительную долю рынка товаров для дома, но нам нравится формат, атмосфера этого магазина. Поскольку это наш собственный бренд, мы довольно активно экспериментируем с наполнением ассортимента, у нас довольно значительно растет доля товаров собственного производства.

— Только органический рост?

Именно органический рост, постепенное развитие бренда.

— Интересны ли вам какие-то новые направления ритейла?

— Пока основные направления — это детские товары и товары для дома. У нас есть ряд отдельных проектов, например, мы очень успешно провели школьный базар в Центральном детском магазине. В дальнейшем будем развивать данный формат, делать по такому же принципу елочные базары.

— Планируете ли вы развитие интернет-сегмента? Может быть, создание своего маркетплейса?

— Мы предусматриваем довольно существенный рост онлайн-продаж в 2017 году, но мы не будем создавать ни маркетплейс, ни агрегатор, это будут просто онлайн-площадки наших брендов, вероятно, на общей платформе.

— Приложения для смартфонов?

— Может быть. Это просто инструмент. Когда компания начинает активно заниматься онлайн-продажами, она использует набор инструментов. Помимо самого сайта, это могут быть мобильные приложения, могут быть пункты самовывоза, но если несколько лет назад использование любого из таких инструментов было сенсацией, то теперь это обычная практика.

— Роспотребнадзор часто проверяет ваши магазины? В принципе, насколько часто надзорные органы проводят у вас проверки?

— Мы чисты перед законом, дисциплинированы, не даем поводов для того, чтобы нас проверять. Рутинные проверки проходят, но в детском ритейле вопросы качества решаются уже на уровне сертификации, поскольку требования здесь очень высоки. К товарам, получившим все необходимые документы, как правило, вопросов не возникает. Мы аккуратно выполняем все требования законодательства и вообще на рынке детского ритейла остались в основном только дисциплинированные компании.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments