Бывший собственник "Башнефти" АФК "Система" может рассмотреть варианты трудоустройства сотрудников нефтяной компании, уволенных с приходом нового владельца — "Роснефти". При этом "Система" не согласна с позицией главы "Роснефти" Игоря Сечина, заявившего, что нефтесервисные активы были выведены из "Башнефти" по заниженной стоимости. Сделка была проведена по рыночной цене, рассказал в интервью "Ъ" президент АФК "Система" МИХАИЛ ШАМОЛИН.

— На прошлой неделе арестовали по подозрению во взятке министра экономики. Как вы себе это событие объясняете? И как оно может повлиять на инвестиционный климат в России?

— Я это никак себе не объясняю. Есть официальная версия, которую мы узнаем из СМИ. Никакими другими фактами никто не обладает. Существует много спекуляций на эту тему, но мы предпочитаем спекуляциями не заниматься. Остается только ждать и смотреть, что будет происходить дальше, как будет развиваться это дело, какие будут предъявлены доказательства. Эта ситуация никак на нашу позицию, на нашу стратегию и желание вести бизнес не влияет.

— После того как история с приватизацией "Башнефти" фактически закончилась и компания теперь подконтрольна "Роснефти", можете ли вы рассказать, рассматривала ли АФК в этом году предложение о приватизации контрольного пакета "Башнефти"?

— Не рассматривала.

— Получали предложения от правительства участвовать в этом процессе?

— Нет.

— Интересна ли вам в принципе нефтегазовая отрасль как объект для инвестиций?

— Нет, эту отрасль как объект для инвестиций мы не рассматриваем.

— Почему?

— Сейчас в мире преобладает мнение, что нефтегазовая отрасль, скорее всего, расти не будет и цены на углеводороды скорее не будут повышаться в связи с растущими объемами добычи сланцевого газа и сланцевой нефти. Существуют технологии, которые позволяют добывать практически неограниченный объем углеводородов с себестоимостью $40-50. И когда цена на нефть переваливает через это значение, то запускаются мощности, которые были сокращены в последние два года, и баланс восстанавливается. Таково общепринятое мнение аналитиков нефтяной отрасли. Может, они окажутся не правы, будущее покажет. Сейчас активно инвестировать в нефтяную отрасль в расчете на будущий рост нам кажется достаточно рискованным. Мы предпочитаем инвестировать в бизнесы и активы, где мы видим и понимаем, каким образом будем создавать стоимость, не опираясь на конъюнктуру цен на мировом рынке.

— После поглощения "Башнефти" "Роснефть" сменила весь ключевой менеджмент новой "дочки", который был в основном назначен еще при АФК и сохранен после перехода компании в собственность государства. На рынке считали, что система менеджмента "Башнефти", выстроенная еще АФК "Система", показывала себя достаточно эффективно. Согласны ли вы с этой позицией, и если да, то чем можно объяснить столь резкие действия нового собственника?

— Новый собственник заплатил деньги за компанию и имеет право поставить свой менеджмент и установить свои порядки. Я ничего в этом удивительного не вижу, это нормальное поведение. В конце концов, за конечный результат будут отвечать они, и, как в любом бизнесе, если ты принимаешь ответственность за результат, ты получаешь право принимать те решения и назначать тех людей, которых ты хочешь назначать.

— Предлагалось ли бывшим менеджерам "Башнефти" трудоустройство в структурах АФК "Система"?

— Насколько мне известно, нет. У нас нет на каких-то направлениях зияющих дыр, множества вакансий, чтобы мы ждали, когда придут люди, чтобы их заполнить. Если появляется где-то потребность, талант конкретного управленца соответствует нашим потребностям, мы можем посмотреть и на бывших менеджеров "Башнефти", и на любых менеджеров, которых мы знаем, потому что, конечно, правильнее нанимать человека, с которым ты знаком, знаком с его плюсами и минусами, чем нанимать человека по резюме.

— Основным нефтесервисным подрядчиком "Башнефти" была дочерняя компании АФК "Таргин", сформированная на базе активов, выкупленных ранее у "Башнефти". Как изменились отношения между "Башнефтью" и этим подрядчиком?

— Пока рано об этом говорить. В "Башнефть" пришел новый собственник, пересматривает контракты со всеми поставщиками. У каждой компании стратегия своя, стратегию "Роснефти" не берусь ни комментировать, ни оценивать. Они опять же, как новый собственник, вольны делать то, что считают нужным. Мы будем работать в новых условиях, конечно, в рамках понимания, что бизнес должен быть эффективен.

— На прошлой неделе СМИ сообщали, что "Таргин" снизил цены для "Башнефти" на 10-15%. Так ли это?

— Это внутренние вопросы менеджмента "Таргина". Мы не вмешиваемся в управление нашими активами, мы не говорим менеджменту, как им выстраивать свою ценовую политику, взаимоотношения с клиентами. Мы спрашиваем с них за конечный результат. Я, например, не вмешиваюсь в то, какие тарифы выставляет компания МТС, или почем компания "Сегежа" продает бумагу, или как наш агрохолдинг "Степь" торгует зерном. Также мы не вмешиваемся в ценообразование компании "Таргин".

— Не так давно глава "Роснефти" Игорь Сечин сказал, что нефтесервисные активы были выведены из "Башнефти" по заниженной стоимости. Не опасаетесь ли вы возникновения претензий к той сделке?

— Мы уже говорили, и я повторю, что сделка была проведена по рыночной цене, результатам независимой оценки, с соблюдением всех корпоративных процедур: за нее голосовали исключительно независимые директора и в "Системе", и в "Башнефти". Директора "Башнефти", которые были назначены "Системой", не голосовали. Все, что я могу по этому поводу сказать.

— Известно, что АФК "Система" обратилась в правительство с предложением передать ей в управление активы МРСК Центра (входит в "Россети"). Сами "Россети" не сочли это предложение серьезным. Был ли ответ правительства на вашу просьбу?

— Я не знаю, откуда такая информация взялась. Поскольку "Система" является инвестиционной компанией, ежедневная суть нашей работы заключается в том, что мы смотрим на огромное количество разных активов, проектов, ситуаций. Поэтому кто с кем и о чем разговаривал, на мой взгляд, не имеет смысла комментировать. Если это не вылилось в какие-то конкретные договоренности, какое это имеет значение?

— Не планирует ли АФК продавать свой пакет в Башкирской электросетевой компании (БЭСК)? В 2015 году ее чистая прибыль упала более чем в два раза, до 1 млрд руб.

— Мы, как инвестиционная компания, готовы продать любой бизнес, который есть у нас в портфеле, если за него предлагается хорошая цена и если это хороший момент на траектории стратегического развития. Неправильно продавать бизнес слишком рано, когда он растет, и неправильно продавать бизнес слишком поздно, когда его рост уже закончился и его стоимость падает. Поэтому мы ничего для себя не исключаем.

— Часть энергоактивов (БЭСК) осталась у АФК, а, например, генерацию "Башкирэнерго" "Система" продала "Интер РАО". Возникали ли претензии по этим сделкам либо у суда, либо у правоохранительных органов?

— Нашу позицию по всей ситуации вокруг "Башнефти" мы сообщали неоднократно. Поэтому нового добавить нечего.

— В третьем квартале 2016 года у МТС, по словам ее президента Андрея Дубовскова, впервые упала выручка. Как дальше будет развиваться сотовый оператор?

— Вся отрасль находится примерно в одной и той же точке. Пик роста, который пришелся на 2012-2013 годы, прошел. Проникновение мобильных данных в клиентскую базу входит в стадию насыщения. Потребление трафика данных растет, но цена на единицу падает. Поэтому наблюдается некая стагнация в доходах у телеком-компаний по всему миру. Все телеком-компании пытаются что-то с этим сделать. Пытаются переродить себя, из ежа превратиться в трепетную лань. Заняться интернет-проектами, какие-то дополнительные услуги продать, заняться интернет-рекламой, стать Facebook и т. д. Пока ни у кого это не получилось. Потому что прежде всего это инфраструктурные компании, они умеют строить сеть, ее эксплуатировать и предоставлять тот сервис, которым пользуются многочисленные абоненты. Если посмотреть на структуру инвестиций любой телекоммуникационной компании, вы увидите, что инвестиции в реальные инновации в масштабе от всех инвестиций составляют доли процентов либо проценты в лучшем случае. А 95% — это вложения в сеть: строительство новых базовых станций, прокладка оптоволоконного кабеля, апгрейд IT-систем и т. д.

Конечно, это не такой модный бизнес, как Uber, Facebook, Google. Но с другой стороны, эта инфраструктура является необходимой, никакой альтернативы ей нет и в ближайшее время вряд ли будет. Идет разговор про спутники, воздушные шары, самолеты на солнечных батареях, которые будут летать и раздавать бесплатный интернет по всему миру, но это пока прожекты. А в реальности есть инфраструктурные компании вроде МТС, "МегаФона", "Билайна", которые имеют сети и предоставляют сервис людям, сейчас в основном для потребления мобильного интернета. И это потребление будет только увеличиваться, потому что объемы видеофайлов, обмен в социальных сетях, он возрастает с каждым годом, причем возрастает в разы.

На мой взгляд, будущее телеком-компаний лежит прежде всего в том, насколько эффективно они управляют этой инфраструктурой и насколько эффективно в эту инфраструктуру инвестируют. Потому что мы много слышим про различные тарифные планы, модели продаж, про модные новые продукты. И мы мало слышим, как телекоммуникационные компании работают над тем, чтобы тратить меньше денег на свою телекоммуникационную инфраструктуру. И там совершенно точно есть огромный потенциал. Учитывая только, что одна МТС на капиталовложения в прошлом году потратила более 90 млрд руб. Представляете, о каких суммах идет речь? Если даже мы 10% от этой суммы сэкономим, уже можно говорить о серьезном влиянии на денежный поток компании, соответственно, на ее привлекательность для инвесторов.

— Как вы думаете, на телекоммуникационном рынке возможны крупные слияния и поглощения? Есть информация, что "Вымпелком" вел такие переговоры с "Теле2".

— Пока все, что я слышал на этот счет, остается на уровне спекуляций, досужих разговоров в коридорах. Пока никакой конкретики, никаких серьезных переговоров между игроками. По крайней мере, мне об этом неизвестно. К нам никто не обращался, мы ни с кем таких переговоров не ведем.

— А почему? Что мешает?

—Думаю, что пока не сформировалась экономическая подоплека для такого рода сделок.

— Сообщалось, что "Вымпелком" договорился с "Теле2" о совместном использовании сетей (network sharing). Может, объединение на этом и закончится?

— Дьявол всегда в деталях. Вопрос — что мы имеем в виду под network sharing. Есть базовая станция, она работает на определенном частотном присвоении исходя из лицензии конкретного оператора. Невозможно эту частоту, эту базовую станцию использовать для другого оператора, потому что у него есть своя частота. Нужно, чтобы другой оператор поставил свою антенну рядом с твоей. Ты можешь сэкономить на подводке электроэнергии, потому что один провод пойдет вместо двух. На аренде площадки вы вряд ли сэкономите, потому что арендодатель узнает, что ты поставил вторую базовую станцию, и потребует за нее доплату. Вы можете договориться с вашим конкурентом, что вы в селе Ивановское ставите одну башню вместо двух. И это делается в рабочем режиме, и уже давно. Были времена в 2005-2006 годах, когда операторы ставили башни, пытаясь обогнать друг друга, чтобы застолбить конкурентное преимущество в покрытии. Но вопрос покрытия давно решен, и сейчас решается вопрос повышения мощности сети, сейчас никто не сопротивляется, и все, наоборот, ищут возможности, как сэкономить на инфраструктуре или более эффективном использовании частотного ресурса.

— Недавно "МегаФон" не исключил, что станет акционером Mail.ru Group. Может ли такая сделка стать следующим шагом в развитии телекоммуникаций?

— Мне пока не очень понятно, как это будет работать.

— Эффективно ли сотрудничество МТС и Ozon.ru?

— МТС и Ozon взаимовыгодно сотрудничают для продажи мобильного оборудования. Раньше у Ozon была меньше доля в электронике, сейчас она растет. Поэтому там совершенно прагматичный бизнес. Не было никогда идеи, что абоненты МТС будут пользоваться Ozon больше, чем другими интернет-магазинами, потому что они абоненты МТС, а МТС имеет долю в Ozon.

— А вы удовлетворены развитием Ozon.ru? Ждете дивидендов когда-нибудь от этой компании?

— Ozon развивается в принципе нормально — укладывается в бизнес-планы, которые были утверждены, и не требует финансирования от акционеров. В отличие от других интернет-историй, которые уходят с рынка и не выдерживают набранного ими темпа.

С другой стороны, понятно, что на российском рынке есть целый ряд интернет-магазинов, и ни один из них не является фундаментальным лидером. Хотя в последнее время очень растут китайские игроки. Прежде всего AliExpress, который, кстати, находится в абсолютно неконкурентной позиции по отношению к российским игрокам. Потому что де-факто китайский товар гонится в Россию без оплаты каких-либо таможенных пошлин и НДС. На мой взгляд, это является совершенно вопиющим фактом. Потому что российские интернет-игроки завозят товар совершенно легально, на склад, платят таможенную пошлину и НДС, потом тратятся на поддержание сайтов, на рекламу и на доставку товаров до потребителей. И конкурируют с AliExpress, который прямым заказом из Китая все то же самое доставляет на 30-40% дешевле. И сколько такая ситуация будет продолжаться, непонятно. Я знаю, что в правительстве идут дискуссии на эту тему, конечно, очень бы хотелось, чтобы они чем-то закончились. Я не считаю, что российские игроки обязательно должны иметь какое-то преимущество. Но по крайней мере все игроки должны находиться в равных условиях.

Тем не менее в отличие от китайского, американского или индийского рынков, где есть однозначные лидеры, в России ситуация иная. И в принципе из тех игроков, которые есть, у каждого, в том числе у Ozon, есть шанс совершить рывок и занять первые позиции. Мы на это смотрим, обсуждаем это с менеджментом, с партнерами. Мы являемся миноритарным акционером с совещательным голосом. Но в целом, я думаю, перспективы там есть, и в конечном счете мы свои инвестиции вернем и заработаем столько, сколько и планировали заработать.

— Видите ли вы возможность для слияния на этом рынке?

— И да, и нет. Слияния происходят, как правило, потому, что кто-то из игроков разочаровывается в стратегии, не готов дальше инвестировать и продается более сильному игроку. Но когда более сильный игрок видит, что более слабый готов ему продаться, потому что больше не может конкурировать, как правило, сильный уже не хочет его покупать, а надеется, что тот сам по себе развалится. Поэтому все держат марку, и если кто-то доходит до критической точки, то он скорее разваливается, чем продается. А в то же время пока люди не дошли до некоей крайней точки, если зашла речь о слиянии или продаже, то выставляется такая цена, что сделать по ней сделку нереально. В связи с этим слияний на рынке практически пока не было. Пока все лошади участвуют в гонке и ждут, кто придет первым.

— Существуют ли конкретные планы по IPO "Детского мира"?

— АФК "Система" продолжает рассматривать различные возможности дальнейшей монетизации "Детского мира", включая частное размещение или IPO, потенциально даже в первом полугодии 2017 года.

— Интересны ли вам другие розничные активы? В каких сегментах?

— У нас есть портфель розничных активов, у нас есть люди, которые постоянно смотрят на розничные активы. Сейчас мы активно смотрим на сегмент общественного питания. Это сети ресторанов, которые развиваются в современных форматах и имеют достаточно высокую рентабельность. Прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге, крупных городах. Никаких конкретных имен называть не могу, но как тема в ритейле это интересно.

— Как будет развиваться Региональная гостиничная сеть (РГС)? Есть планы по покупке других гостиниц, например, у семьи Гуцериевых—Шишхановых?

— Мы смотрим на все инвестиционные идеи, что нам приносят. Но у нас нет намерения тратить существенный капитал, чтобы покупать кирпичи. Если только они почему-то не стоят дешевле, чем на рынке сейчас и чем они будут стоить через два года.

Наша стратегия — отделить владение гостиничными активами от управления. У нас будет отдельная структура, которой будет принадлежать вся недвижимость, и отдельная компания, которая будет управлять всей этой недвижимостью на конкурентной основе. Одной из целей покупки РГС было формирование у нас такой экспертизы. На рынке в России есть достаточно большое количество гостиниц, которые можно взять в управление, и владельцы были бы готовы их в управление отдать, потому что их заработок при управлении профессиональной компанией был бы больше. Рентабельность гостиничной компании может составлять 30% годовых. Это интересный бизнес, посмотрите на капитализацию Hilton, Marriott и др.

При этом мы можем продать часть недвижимости, если переведем часть наших гостиниц в фонд и привлечем инвестора. Этот актив будет зарабатывать 8-9% годовых, а сейчас депозиты в ведущих банках уже опустились ниже 8%.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments