Магазинами, где продаются вина только из французского департамента Кот д’Ор, или только ароматические свечи для дома, или коллекционные пуговицы, никого в Европе и США не удивишь. Тогда как украинские предприниматели в стремлении дифференцировать риски стараются охватить сразу несколько категорий товаров и нечасто позволяют себе углубиться в какую-то одну тему целиком. Forbes нашел шесть бизнесменов, которые рискнули сделать ставку на один продукт или категорию, и не прогадали.
 
 
Людмила Лазарева, основательница Fiori Flower Company:

Шесть лет назад на рынке Украины не было ничего похожего на Fiori. Мы поставили себе очень высокую планку, пригласили лучших флористов страны. Сначала у меня был крошечный корнер в магазине Delight в Киеве, сейчас у нас 70 сотрудников и пять бутиков.

Все цветы доставляются к нам самолетами из Голландии. Раньше мы заказывали из Японии, но из‑за стоимости логистики привозим эти цветы только к 8 Марта. Продукции такого качества, как нам нужно, в мире производят совсем немного, некоторые заказы мы размещаем за несколько месяцев. Иногда успеваем выкупить всю партию, так что цветы даже не попадают на аукцион.

Я езжу на все значимые флористические выставки в мире и заметила, что украинская аудитория одна из самых требовательных и внимательных. Наши основные покупатели  – мужчины, а они относятся к выбору букета точно так же, как к выбору ювелирного украшения, изысканного вина к ужину или виски для подарка.

Роман Пономарев, собственник кофейной лаборатории Fair Finch:

В Fair Finch представлен кофе, которого больше нет нигде в мире. Мы покупаем уникальные лоты на аукционах, соревнуясь с обжарщиками из Японии, Америки и Европы.

В нашей кофейне 13 уникальных лотов, которые получили высший балл. У нас есть кофе из Гондураса, Гватемалы, Никарагуа, Коста-Рики, Панамы и Колумбии.

В Fair Finch свой обжарочный цех, склад и кофейная школа. Сейчас больше всего прибыли приносит кофейня, немного меньше  – обжарка кофе для себя и других заведений. Когда в нашу школу начали приезжать студенты из Европы, это направление тоже стало приносить деньги.

Нам потребовалось $800 000, чтобы открыть кофейную лабораторию. По нашим подсчетам, она себя окупит чуть меньше чем через три года.

Кристина Курганская, основатель KamanА Luxury Cosmetics & Spa:

До того как открыть свой первый магазин KamanА, я решила, что мы будем специализироваться только на нишевой парфюмерии, у нас не будет масс‑маркета, даже самого дорогого. Потому что в масс-маркете 80% стоимости духов  – это расходы на маркетинг, а нишевая парфюмерия  – всегда искусство. Селективная парфюмерия не так подвержена моде, из-за этого ее бывает сложнее продавать, но мы получаем от этого удовольствие.

Когда гривна начала обесцениваться, мы отказались от продуктов дороже $250 за флакон. Пусть духи  – это всегда эмоция, но даже в сфере парфюмерии люди стали относиться к деньгам рациональнее. В таком бизнесе, как мой, важно знать продукт досконально, "до центра земли". Каждый раз, когда мы привозим новый товар, вся команда проходит по нему полное обучение. Сейчас мы работаем с более чем 35 брендами.

До кризиса 2009 года я работала в девелопменте. Любой бизнес  – как строительный, так и парфюмерный  – подчиняется одним законам. Я не пропускаю ни одной крупной выставки, дружу с мировыми парфюмерами первой величины  – это помогает мне выбрать для магазина действительно нишевые вещи. У нас сейчас есть три магазина: в Киеве, Одессе и Днепропетровске. Для запуска каждого следующего нужно около $100 000, инвестиции возвращаются примерно через четыре года.

Дмитрий Ковальский, основатель Kovalskyi’s Optical Space:

Очками я занимаюсь с 1993 года, успел поработать и в небольшой безымянной "Оптике" на Львовской площади в Киеве, и в крупных сетях. Пришло время открыть магазины для тех, кто хочет подчеркнуть свою индивидуальность.

В мире очков есть только две значимые выставки, где демонстрируют новинки, – в Милане и Париже. У нас контракты примерно с 40 брендами, некоторые можно купить только в наших магазинах. Мы выбираем такие бренды, у которых есть свой профиль, свой "скелет".

Три года назад, когда мы только открылись, люди с удовольствием фотографировались в таких очках, но покупали стандартные универсальные модели. Сейчас аудитория открыта к экспериментам.

Инвестиции в один магазин составляют примерно 250 000 евро. Бóльшая часть средств идет на оборудование для кабинета окулиста, около 40% суммы  – на закупку товара. При нормальной экономической ситуации такой магазин окупается за два года.

Денис Приймяги, сооснователь "Сырного королевства":

"Сырный сомелье"  – звучит, конечно, смешно, ведь такой профессии не существует, но я однозначно знаю о сырах больше, чем многие.

В Украине нет магазина, сравнимого с нашим, по крайней мере в пищевом ритейле. Сейчас у нас 12 магазинов, шесть из которых  – франшизные проекты. Одноразовый взнос за франшизу  – 12 000 евро, после  – 4% от оборота. Всего в мире насчитывается около 2000 видов сыра, у нас же  – лишь 100. Сыры гораздо многообразнее, чем вино или виски.

До того как открыть "Сырное королевство", я был дипломатом Эстонии в Украине. Потом мы с партнерами увидели в моем родном Таллинне сырный магазин, который нам понравился. Изучили, как он работает, и открыли в Украине намного лучше.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments