Президент подразделения Female Beauty Care компании Procter&Gamble, одного из крупнейших в мире производителей потребительских товаров, Джина Дросос, в начале августа приезжала с визитом в Россию. Дросос отвечает за развитие таких марок P&G, как OLAY, Venus, Max Factor, Cover Girl и Camay в мире и утверждает, что российские женщины пользуются гораздо большим арсеналом косметических средств, чем женщины в других странах, в частности, в три раза чаще красят волосы, чем, например, американки. В интервью РИА Новости она рассказала, какими P&G видит российских потребителей, и какие у компании планы по развитию в России. 

— Джина, какова цель Вашего визита в Россию?

— Мы регулярно проводим выездные совещания всей руководящей команды моего направления бизнеса в различных странах мира, а также руководителей финансовых, исследовательских, маркетинговых, производственных структур нашего подразделения, чтобы на месте изучать ситуацию. Цель нашего визита и в Россию — получить из первых рук информацию о наших потребителях и магазинах, где мы продаем нашу продукцию. Прошедшую неделю мы посвятили личному общению с потребителями, а также побывали во многих магазинах — посмотрели, как в России представлена наша продукция.

Еще одна цель нашего визита в Россию — перенять положительный опыт. Здесь очень успешно развивается марка гелей для душа Camay. Мы очень гордимся этим и в ближайшем будущем планируем запускать Сamay в Китае. Поэтому руководство нашего китайского подразделения приехало в Москву, чтобы изучить и перенять положительный опыт. Кроме того, мой визит также связан с запуском нового крема марки OLAY в России.

— Вы приезжаете в РФ уже не первый раз. Как, по Вашим впечатлениям, изменился за последние годы российский рынок и сами потребители?

— Это мой третий визит в Россию за последние 5 лет (г-жа Дросос приезжала в РФ  в 2004 и в 2007 годах — ред.), и я вижу, что рынок продолжает расти, что потребители проявляют все большую заинтересованность в косметических средствах. Россия обладает большим потенциалом для дальнейшего роста. Мировой рынок средств по уходу за кожей уже является самым значительным сегментом косметического рынка — его доля составляет 25% с ежегодным приростом 7%. Оборот российского рынка средств по уходу за кожей в среднем за последние пять лет прирастал в 2-3 раза быстрее — на 17% ежегодно.

При этом российские потребители предъявляют все более высокие требования к косметике. Россиянки отдают предпочтение тем средствам, которые обеспечивают заметное преображение. Довольно наглядный пример с окрашиванием волос. Во-первых, российские женщины в три раза чаще красят волосы, чем американки, причем не только, чтобы закрасить седину, но и для того, чтобы заметно изменить и улучшить природный оттенок. "Если бы господь хотел сделать меня красивой, он дал бы мне именно такой цвет волос", — пожалуй, так они думают. Второй отличительной чертой является то, что они используют более разнообразный спектр косметических средств. Скажем, если в среднем американская женщина пользуется лишь двумя кремами для лица — дневным и ночным, то россиянка имеет удвоенный арсенал, например, помимо дневного и ночного крема, использует специальный крем для кожи вокруг глаз и дополнительное средство против морщин.

— Изменится ли что-то в работе российского подразделения P&G после Вашего визита?

— Да, конечно, изменения будут. В первую очередь, мы будем продолжать развивать дистрибуцию, чтобы наша продукция была доступна не только женщинам в больших городах, но и в городах более мелких, в отдаленных регионах. Также будем продолжать выводить на рынок новые продукты. Кроме того, мой визит подтверждает верность той стратегии, которой мы придерживались ранее. В частности, мы будем продолжать расширять производство нашей продукции в России. На сегодняшний день более 50% всей продукции, реализуемой P&G на местном рынке, наша компания производит в России. Например, мы сейчас переводим в Россию все производство наших гелей для душа (которые поставляются на российский рынок – ред.).

— Будут ли перенесены в Россию производства и других видов продукции, в том числе тех, которые сюда пока только импортируются?

— Не могу дать определенной информации, но поскольку мы последние несколько лет перевели в Россию производство довольно многих видов продукции, причем как используя существующие площадки, так и расширяя их, — то этот процесс, я думаю, будет продолжаться и в будущем.

— В последние годы ритейл в России развивался значительными темпами. Какое влияние оказало развитие сетей на продажи вашей компании?

— Для нашего бизнеса по-прежнему остаются важными каналы  специализированных парфюмерно-косметических магазинов и аптек. Универсальные же розничные сети (супермаркеты, гипермаркеты) дают возможность сделать нашу продукцию доступной более широкому кругу потребителей, что особенно важно для таких категорий, как средства по уходу за кожей, волосами или бритвенные станки… И мы замечаем, что вместе с развитием сетей увеличиваются и наши продажи.

— Как изменился спрос в условиях кризиса, как в мире, так и в России, на Ваш взгляд?

— Конечно, кризис затронул нас в той же мере, какое влияние он оказал на наших потребителей. Однако даже в кризис наши продукты продолжают пользоваться спросом, и мы видим, что потребители сохраняют лояльность к ним.  Естественно, премиальный сектор более пострадал из-за кризиса, хотя, например, доля OLAY на рынке растет, и мы продолжаем инвестировать в развитие марки. В среднем, за последние 4 года, c того момента как мы запустили эту марку в России, прирост продаж в денежном выражении составлял от 30% до 50% ежегодно. Также OLAY продолжает наращивать свою долю на рынке и в последний, кризисный, год.

Безусловно, замедлились темпы роста рынка в целом. Если в докризисные годы мировой рынок сегмента средств по  уходу за кожей возрастал на 5-7% в год,  то за последний год рост составил только 3%. Рост парфюмерно-косметического рынка в целом снизился с 3-5% до 1,5%. Однако важно, что этот рынок все-таки не остановился в развитии.

— Как сегмент косметики чувствует себя по сравнению с другими категориями продукции P&G, которая также известна бытовой химией, товарами для детей и т.д.?

—  Хочется отметить, что на протяжении 172-летней истории P&G экономические кризисы происходят более или менее регулярно. Однако тот факт, что компания все это время не только остается на плаву, но и довольно успешно развивается, говорит о том, что у нее есть правильная стратегия — P&G не перестает инвестировать в инновационные разработки, а также в коммуникации с потребителями. Несмотря на кризис, мы продолжаем выводить на рынок новые продукты. И еще — наша компания владеет очень большим портфелем брендов, причем в разных ценовых сегментах. Это помогает в кризис.

— Каков объем косметического бизнеса P&G?

— В целом мировой бизнес парфюмерно-косметических средств и средств личной гигиены P&G составляет 25-30 миллиардов долларов в год, в том числе около шести миллиардов — в сегменте женских косметических средств, за который я отвечаю.

— Недавно ваша компания обнародовала финансовые результаты минувшего года: согласно отчету, продажи в целом снизились. Как на общем фоне выглядит ситуация в вашем сегменте, а также в российском подразделении?

— Да, кризис на рынке оказал влияние на объемы и темпы роста нашего бизнеса. Если говорить про вверенное мне направление, то здесь рост превысил средние показатели по компании, и значительная часть наших брендов продолжала наращивать рыночные доли.

Что касается бизнеса  в РФ, то я довольна результатами минувшего финансового года, тем, как развивались наши бренды. Их позиции оказались сильнее, чем я ожидала. И для нас это очень хороший сигнал. Хотя доля российского рынка в общем объеме продаж P&G относительно невелика, очень важно, что динамика роста значительно выше, чем мировая. В целом развивающиеся рынки дают примерно две трети общего роста бизнеса P&G: если в 2000 году развивающиеся страны представляли только 20% от общего объема продаж нашей компании, то сейчас эти объемы выросли до 30%. А такие страны, как Бразилия, Россия, Индия и Китай обеспечивают более 50% прироста продаж компании.

— Какие антикризисные решения принимала компания? И почувствовали ли вы усиление конкуренции на рынке?

— У нас есть постоянно действующие программы, направленные на сокращение  расходов. И в период кризиса эта программа была просто усилена, чтобы удержать наши цены на конкурентном уровне.

Конкуренция же на рынке только растет, как и расходы на поддержание продаж при общем снижении темпов роста рынка. Но мы видим, что у нас довольно сильные позиции.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments