25% российских предпринимателей привлекают родственников к управлению бизнесом, но только каждый десятый собирается передать его по наследству, следует из прошлогоднего исследования PwC. Тех, кто собирается свою компанию рано или поздно продать, и тех, кто ещё не определился, среди участников опроса было примерно поровну. При этом со временем доля последних увеличивается. "Секрет" попросил представителей четырёх предпринимательских кланов рассказать, каково это — продолжать дело родителей.

Тарас Кожанов. Директор козьей фермы "Лукоз Саба":

Я начал работать на отца, когда мне было 14 лет. После 10-го класса, будучи школьником, работал на козьей ферме разнорабочим за 200 рублей в день по графику "два через два". Всегда знал, что буду работать с отцом и буду заниматься тем же, что и он. На один год, во время учёбы на третьем курсе университета, я всё же уходил в другую компанию и работал в ней программистом, но потом отец вызвал меня к себе и сказал: "Хватит уже работать на дядю — это не имеет долгосрочных перспектив".

В семейном бизнесе можно получить больше, прикладывая те же усилия (а иногда и меньшие). Как программист я мог дослужиться до начальника отдела, но, наверно, никогда не стал бы собственником. А в далёкой перспективе собственником быть интереснее, чем наёмным менеджером. С другой стороны, сейчас я бы, возможно, и хотел поработать руководителем отдела в большой компании вроде Сбербанка.

Полностью управления я до сих пор не перенял. Работы вполне хватает и мне, и отцу. С 2011 года я занимаю должность директора одной из компаний, входящих в наш агрохолдинг, — фермы "Лукоз Саба". В первое время было сложно принимать решения самостоятельно, но к этому быстро привыкаешь. При этом отец даёт мне советы, мы часто спорим. Есть вещи, в которых я не очень разбираюсь, есть то, о чём отец не в курсе. К нему, я знаю, сейчас всё чаще подходят люди и спрашивают: "А у тебя Тарас теперь всё решает? Ты совсем отошёл от дел?" Он отвечает: "Вы мне расскажите, а я ему передам, что за вопрос".

Долго время меня, наверно, не воспринимали всерьёз. Сейчас, мне кажется, я заслужил уважение. Не могу сказать, что есть какие-то сложности. Однако за последние два года в компании почти не осталось людей из команды отца. Я поменял практически весь коллектив. Из старичков остался только главный технолог. Вся дирекция сырзавода и бухгалтерия, весь отдел продаж — мои люди. На ферме "Лукоз Саба" коллектив изначально подбирал я.

Игорь Разгоняев. Генеральный директор Gracija-Rim Lingerie:

"Под закройный стол пешком ходил" — это про меня. Часто посещал рабочее место родителей и за всей этой кухней наблюдал. У меня даже была своя детская швейная машинка, на которой я сам сшил себе куртку. Некоторые наши сотрудники работают в компании больше 20 лет, с момента её основания, и помнят меня ребёнком. Но это не мешает им сейчас видеть во мне и моей сестре руководителей. Мы ценим своих людей, у нас прекрасные отношения.

Параллельно с учёбой в институте я попробовал себя в разных сферах: ходил в море, занимался производством и строительством. В 2001 году я вернулся в Латвию и поступил учиться в магистратуру на факультет предпринимательской деятельности, и так вышло, что учебный кейс лёг в основу крупного проекта в семейной компании. Я нашёл слабое звено во взаимодействии с клиентами и создал единую базу товара. Со временем я разобрался в нюансах бельевого рынка и начал выносить на семейный совет проекты и идеи.

Новым этапом и развития компании, и моего роста как руководителя стало открытие представительства в России. Я приехал в Москву с одним чемоданом и начал всё с нуля. Родители и сестра доверились мне и дали возможность себя проявить. В итоге выход на российский рынок решил многие финансовые проблемы.

Не скажу, что мы с сестрой уже окончательно переняли управление бизнесом. Если папа практически отошёл от дел, то мама продолжает активно участвовать в жизни компании, управляет производством. Да, идеи стратегического развития теперь исходят от нас, но всё же мы до сих пор советуемся с родителями. Во-первых, у них гораздо больше опыта в некоторых вопросах, во-вторых, всегда лучше выслушать как можно больше мнений и предложений. Конечно, все наши семейные праздники и сборы заканчиваются обсуждением рабочих вопросов с разных концов стола.

Конечно, я чувствую большую ответственность. Родители отдали производству всю свою жизнь, сильно рисковали, открывая его (в советское время предпринимательская деятельность ведь была под запретом), работали в несколько смен без выходных на энтузиазме. Но и я фанат своего дела, теперь моя жизнь — это наш семейный бизнес.

Роман Ануфриев. Директор по интернет-коммерции в издательском доме "Альбо Нумисматико":

Мой отец давно основал в Новосибирске производство альбомов для монет. Ещё во время учёбы в институте я начал работать в его компании курьером. Так совпало, что к моменту, когда я должен был получить диплом, компания решила создавать свой интернет-магазин. Я интересовался электронной коммерцией, и в качестве эксперимента отец доверил мне разработку и отладку сайта. Так я стал одним из руководителей.

Бизнес с отцом — это очень сложно. Есть элемент психологии: этот человек учил тебя ходить, говорить — теперь он хочет научить тебя вести дела. Такое отношение задевает. Как с этим справиться? Должно пройти время. Чем больше у тебя успехов, тем выше будет кредит доверия. Но в любом случае стоит разграничить зоны ответственности и заниматься тем, в чём родителю не хватает знаний или опыта.

Помню, как-то на общем собрании у меня произошёл серьёзный рабочий конфликт с коллегой, который сильно взрослее меня. Отец был свидетелем. После собрания он вызвал меня к себе и отчитал. Мол, я злоупотребил тем, что я сын владельца, и ему теперь неудобно перед коллективом. Очень горько было осознавать, что отец мог такое про меня подумать.

Из-за таких конфликтов я на три года ушёл из компании. Руководил в тот период интернет-магазином крупного регионального ритейлера бытовой техники, потом работал в "Евросети". Вернулся к отцу полгода назад с багажом новых знаний. За этот время у отца было несколько неудачных экспериментов с наёмными менеджерами, а я научился по-другому мыслить и стал иначе смотреть на бизнес. В результате я с большим рвением и огромной мотивацией делаю дело, которое принадлежит семье.

Сейчас роль отца — идейный вдохновитель. Наш бизнес — это его детище, и, скорее всего, оставить его без своего внимания он не сможет никогда. Управление компанией делим с его партнёром. Будучи специалистом в полиграфии, он контролирует производство, я отвечаю за финансы. Кроме того, у нас с ним хороший симбиоз молодости и опыта.

Пётр Поляков. Менеджер компании "Второй меховой":

Мой старший брат начал работать в компании родителей в 2009 году, а я подтянулся в 2013-м, когда учился на последнем курсе журфака. В 12 лет я впервые за компанию с отцом полетел в Канаду на меховой аукцион, а после аукциона мы отправились в Нью-Йорк просто как туристы. Не могу сказать, что тогда меня чем-то зацепил аукцион, но вот поездка в Нью-Йорк уж точно запомнилась. Изначально ни я, ни брат не хотели продолжать дело родителей, но время всё изменило.

Перед тем как прийти на работу к родителям, брат поработал в Министерстве экономического развития, а я занимался сайтом о кино. Болели юношеским максимализмом, и хотелось дистанцироваться от родителей, но потом пришло осознание, что на самом деле нет ничего лучше, чем продолжать дело семьи. И будет круто, если компания, которую создали родители, продолжит развиваться спустя десятилетия усилиями наших потомков, как это происходит в Европе или США.

В последнее время отец в дела компании погружён не очень глубоко. Живёт на даче и занимается творчеством. При этом он всё равно принимает активное участие в обсуждениях. Мама занимается заказчиками. Основные финансовые и производственные вопросы лежат на брате, а я больше занимаюсь коммуникациями и другими возникающими вопросами.

С родителями, как и вообще, наверно, с любыми родственниками, сработаться непросто. У нас поначалу не было чёткого разделения обязанностей, а все важные решения принимали старшие. Много было конфликтных ситуаций. Справиться с ними помогло только понимание, что мы все работаем на общее семейное благо.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar