1 апреля  сотрудники Департамента экономической безопасности МВД провели очередную операцию по выявлению контрафактной продукции – передает агентство Инфокс. В ходе обыска в складских помещениях Черкизовского рынка было обнаружено и изъято 15 тыс. пар обуви известных брендов, таких как NIKE, ADIDAS, PUMA, ECCO. Причиненный правообладателям марок ущерб оценили более чем в 20 млн. руб. В пресс-службе ДЭБ МВД отметили, что продавцы контрафакта не имели необходимых документов, подтверждающих законность происхождения товаров. Установлено также, что изъятая обувь изготавливалась на заводах в Китае и оттуда переправлялась в столицу для реализации в розничных точках продаж.

По данным ДЭБ МВД России, за первые два месяца 2009 года количество выявленных экономических преступлений, связанных с контрабандой, увеличилось на 82% в сравнении с аналогичным периодом 2008 года. В 2008 году выявлено свыше 63 тыс. преступлений в сфере потребительского рынка. По сравнению с 2007 годом количество выявляемых преступлений в крупном и особо крупном размерах увеличилось на 14%.

Комментарий  Максима Клягина, аналитика УК "Финам Менеджмент"

Какова на данный момент доля контрафактной продукции на российском рынке?

На этот счет существует достаточно много различных подсчетов, и все они заметно различаются в своих оценках, что связано как с, естественно, низким уровнем прозрачности данной сферы, так и с многообразием товарных категорий и локальных рынков, в которых эти показатели, понятное дело, сильно варьируются. В целом мы склонны полагать, что доля контрафактной продукции в среднем колеблется в пределах 10-50%.

В каком сегменте рынка наивысшая концентрация поддельного товара?

Как правило, наиболее высокая доля контрафактных товаров и нелегального импорта фиксируется в различных сегментах рынке одежды и обуви, а также текстильных изделий в целом, и на рынке аудио- и видеопродукции и программного обеспечения. За некоторыми исключениями (например, рынок водки) в целом ниже доля контрафакта в различных сегментах продовольственного и фармацевтического рынка, а также парфюмерной продукции и косметики.

Где, в основном, осуществляется продажа фальсификата?

Прежде всего, это так называемые «нецивилизованные» форматы торговли – рынки различных типов, разнообразные киоски и павильоны и т.п.

Какой процент товаров на вещевых рынках России является контрафактным?

Дать подобную оценку довольно затруднительно. Можно лишь предположить, что доля контрафактной продукции в подобных форматах весьма высока и может приближаться к 50%.

Возможно ли, по Вашему мнению, увеличение нелегального ввоза низкокачественных товаров в связи с кризисом?

В принципе можно ожидать активизации различных серых схем импорта, которые позволяют недобросовестным участникам рынка оптимизировать свои издержки. Но не думаю, что это приобретет массовый характер. Все-таки регулирование данной сферы постепенно становится все более эффективным, а в текущей ситуации, на фоне ориентации на импортозамещение, стоит ожидать и еще большего усиления контроля. Кроме того, есть объективные причины, которые сейчас делают даже нелегальный импорт несколько менее выгодным – ослабление курса рубля.

Какие еще страны (помимо Китая) являются источником контрафакта?

В основном страны Юго-Восточной Азии.

Какие страны испытывают наплыв нелегальной продукции более всего? С чем это связано?

Полагаю, что это страны с низким уровнем доходов населения и с низким уровнем развития внутреннего производства. Страны, где слишком мало эффективных производителей в различных сегментах потребительского рынка, что объективно не позволяет местным товарам быть конкурентоспособными, и низким платежеспособным спросом, что стимулирует потребителя делать выбор в пользу дешевой контрафактной продукции. Ну и, конечно, с низким уровнем контроля в сфере внешней торговли.

Пользуется ли контрафактная продукция спросом у российских покупателей? Почему?

Различные исследования показывают, что в силу низкого уровня доходов значительная часть населения страны по-прежнему предпочитает приобретать контрафактные товары, так как их стоимость, часто даже при сопоставимом качестве, существенно ниже оригинальной продукции.

Как обычно поступают с изъятым контрафактом? Целесообразно ли, по Вашему мнению, уничтожение фальсификата? Бывают ли случаи, когда изъятый товар возвращается обратно на прилавок? Если да, то как часто? Как, на Ваш взгляд, стоит поступать с изъятыми товарами?

Насколько я знаю, контрафактная продукция подлежит уничтожению.

Какие меры со стороны государства способны уменьшить количество нелегальной продукции на российском рынке?

На наш взгляд, это эффективный таможенный контроль и постоянный мониторинг ситуации в различных каналах реализации, возможно также ужесточение ответственности в отношении недобросовестных игроков рынка. А также различная информационная деятельность. И, безусловно, фундаментальная задача, решить которую можно только в долгосрочной перспективе – повышение уровня жизни основной массы населения.  

Комментрий Андрея Подоплёкина, политолога, руководителя службы научных проектов 
Возможно ли, по Вашему мнению, увеличение нелегального ввоза низкокачественных товаров в связи с кризисом? Пользуется ли контрафактная продукция спросом у российских покупателей? Почему?

Падение доходов населения в текущих условиях неизбежно ведёт к росту спроса на дешёвые товары. Для того, чтобы понять, насколько это характерная и объективная тенденция, достаточно проследить статистику продаж консервов, эрзац-супов, круп, сухого молока, муки и макаронных изделий в российских продовольственных магазинах за последние полгода. Падение доходов людей создаёт прекрасные возможности для азиатских производителей ширпотреба. Расширение их экспансии на российский (и не только) рынок неизбежно.

Стабильность спроса на такую продукция обуславливается и другими причинами. Например, возможно ли найти в российских магазинах такое же разнообразие курток и брюк (обуви, детской одежды, игрушек, домашних принадлежностей и т.д.) по сходной цене из других стран, как то, что предлагают Китай, Турция, Пакистан, Индия, Вьетнам и др.? Едва ли российские и другие иностранные компании не обречены в конкуренции с ними. Здесь дело не только в известных проблемах российской экономики, административных препонах и ограниченной платёжеспособности населения. Ряд обстоятельств составляют объективное преимущество для производителей перечисленных стран на мировых рынках ширпотреба по низкой и средней цене.

Целесообразно ли, по Вашему мнению, уничтожение фальсификата? Как, на Ваш взгляд, стоит поступать с изъятыми товарами? Какие меры со стороны государства способны уменьшить количество нелегальной продукции на российском рынке?

Как представляется, эти вопросы являются отзвуком проблемы гораздо более широкого плана. Есть большие сомнения в том, что государство должно тратить силы на защиту российского рынка от дешёвой продукции, тем более, что её вал из стран Азии неизбежно будет нарастать. Это тот самый ветер, почувствовав который, правильнее строить не стену, а ветряную мельницу. В условиях кризиса и падения собственного производства дешёвые одежда и обувь необходимы населению, кто бы всё это ни выпускал. Да и с точки зрения здравого смысла трудно объяснимо уничтожение продукции, хоть и контрафактной. Это всё-таки человеческий труд, пусть это дешёвые вещи, но на их покупку иные семьи месяцами копят деньги.

Возможно, что организационные и материально-технические ресурсы, задействованные на выявление и изъятие фальсификата, правильнее направлять на контроль за технологиями производства и качеством ввозимого в Россию. В качестве «наброска идеи»: вероятно, вполне осуществима передача китайским производителям прав на выпуск ширпотреба под российскими ТМ на условиях соблюдения стандартов РФ. Есть уверенность, что ради сохранения за собой российского рынка они в состоянии оптимизировать производство так, чтобы себестоимость и цена продукции не росла.

Другой аспект проблемы в том, что вытеснение контрафактной продукции и охрана интересов владельцев ТМ предписываются российским правоохранителям соответствующим законодательством. Многие акты были приняты во исполнение условий вступления в ВТО и т.д. Однако логика укрепления государственности и формирования основ инновационной экономики может привести к переосмыслению некоторых разделов права.

Интеллектуальная собственность (ИС) – патенты, торговые марки, копирайты и т.д. – это результат нормотворчества, инициированного субъектами экономической деятельности, заинтересованными в сокращении конкуренции, то есть в монополии. Поэтому в современных условиях всё очевиднее, что ИС не может рассматриваться как часть естественного механизма свободного экономического соперничества. Не случайно в ряде стран всё чаще появляются исследования в обоснование того, что сбалансированное развитие человечества, его прогресс в условиях глобализации и постиндустриальной эры возможны лишь при отказе от абсолютизации прав ИС и паразитирования отдельных стран и корпораций на интеллектуальной ренте.

Сейчас российские патенты и торговые марки составляют ничтожную долю их мирового количества. Россия на 24-м месте в рейтинге стран по количеству патентных семей (американская, японская и европейская). Это даёт основания предполагать, что российское законодательство в сфере ИС объективно и в наибольшей степени защищает интересы нероссийских производителей. Вследствие этого достаточно справедливой представляется неуверенность в том, что российское государство должно расходовать серьёзные ресурсы на охрану интересов чужих корпораций и зарубежных владельцев ТМ. 

Комментарий Юрия Адашкевича, заместителя генерального директора Управляющей компании ООО "Специальная Информационная Служба" (Группа компаний "СИнС")

Правоохранительные органы регулярно проводят широко разрекламированные устрашающие акции, однако объемы продаж фальсифицированных товаров не уменьшаются. Регулярное закрытие подпольных цехов по розливу алкогольной продукции все еще несравнимо с количеством вновь открывающихся. Производство контрафактной продукции на легальных заводах сверхурочным методом вообще с трудом поддается выявлению.

Отдельная проблема — российская таможня. Фактически, у нас сложился основанный на нелегальном производстве мощный теневой сектор экономики. Это многомиллиардная область, которая вполне успешно защищает свои интересы. Прикрытием производства нередко занимаются серьезные органы. Политической воли противодействию нет, поскольку задействованы очень большие деньги. По супердоходности контрафактный бизнес сравним с наркобизнесом, но гораздо более безопасен.

Есть у нас и свои особенности. Так, многие выявленные производства контрафакта, в частности «пиратских» дисков, находились на территории режимных предприятий, что обеспечивало пиратам безопасность от правоохранительных органов.

Объективно оценить уровень фальсификации сложно. Основная причина — трудность сбора информации. Выводы делаются на основе экспертных оценок отдельных ассоциаций производителей, ученых, используются косвенные статистические показатели. В целом общая мировая доля фальсификата оценивается от 5 до 10% от общего объема рынка. В России она достигает 30-35%.

Продукция фальсифицируется в любой отрасли промышленности. Подделывается практически весь ассортимент. В мире больше подделок выявляется в одежде и обуви, далее — продукты питания, затем парфюмерия и косметика, алкогольная и табачная продукция. Также много фальсификата среди СD- и DVD-дисков (у нас – до 80%), кожгалантереи, часов, аксессуаров, бытовой техники. Особенно печально, что в группе лидеров и фармацевтическая продукция. Много подделывается программной продукции (особенно в России) и автозапчастей.

Информация из разных источников немного отличается, но в общем считается, что объем подделок в России составляет: моторного топлива — 25%; алкогольной продукции — 30%, обуви и одежды — 40%, аудиопродукции — 65%, видеопродукции 65-75%.

Москва и Петербург являются одними из самых крупных центров распространения фальсификата в России. Наша система дистрибуции — из столиц в регионы. Контрафакт движется теми же путями.

Раньше с подделками больше сталкивались люди, которым фирменный товар был не по карману, но сегодня «попасть на левак» за немалые деньги можно и в «приличном» магазине. Хотя, конечно, вероятность приобретения подделки в супермаркете гораздо ниже, чем в ларьке. Крупная торговая сеть озабочена своей репутацией, поэтому более тщательно следит за продукцией. Но полностью застраховаться от приобретения даже здесь откровенного фальсификата невозможно. В его сбыте уже были уличены несколько крупнейших торговых центров столицы.

Не исключено, что кризис приведет у росту ввоза «фальшака» просто потому, что часть населения потеряет возможность платить хорошие деньги за качественный товар.

Традиционно в мире большая часть подделок приходится на Азию и Восточную Европу. Но сегодня контрафактная деятельность свойственна не только развивающимся странам. Она распространена и в Японии, и в США, и в Европе. Контрафакт становится все более изощренным и развивается по мере развития самой страны. Многомиллиардная индустрия опутала весь земной шар. Это глобальное явление.

В РФ основными источниками поставок товаров сомнительного происхождения считаются государства Юго-Восточной Азии (Китай, Гонконг, Сингапур, Индия), а также Украина, Польша, Турция, Болгария. Особенностью России является то, что большая часть контрафактной продукции производится в самой России. Например, у нас фальсифицируются лекарственные препараты почти всех фармакотерапевтических групп – антибиотики, гормональные, противогрибковые, анальгетики. А история алкогольной контрафакции в России насчитывает без малого пять веков.

Контрафактная продукция пользуется спросом у многих российских покупателей. Почему? Что касается одежды и обуви, то многие просто не готовы переплачивать за известные бренды. Подделка же создает иллюзию обладания престижным изделием. Основной потребитель контрафактной одежды — молодежь, которая предпочитает модную марочную продукцию, в конечном итоге ориентируясь на цену. Другая причина — российский менталитет. Традиции коллективизма привели к размытости восприятия прав собственности: от «общее — значит ничье» недалеко до «я не украл, я всего лишь пользуюсь». Это больше касается аудио и видеопродукции, а также программного обеспечения. 77% участников одного из опросов убеждены, что аудио- и видео контрафакт будет раскупаться и впредь, до тех пор, пока доступен из-за низкой цены по сравнению с лицензированным продуктом.

Активная реализация контрафакта возможна, также, из-за неинформированности потребителей о низких потребительских свойствах такой продукции. Когда-нибудь люди начнут разбираться, что не может бутылка вина хорошей марки стоить 150 рублей. Некоторые и сегодня это осознают, но большинство видят лейбл и верят. Даже когда «итальянские» ботинки продаются по $50-70.

Вопрос вывода из обращения и пресечения фактов повторной реализации контрафактной продукции непростой. В России реализация конфискованных товаров широко распространена и осуществляется даже в случаях, когда это противоречит законодательству о товарных знаках и авторском праве. Повторная реализация наносит огромный ущерб интересам правообладателя и сокращает его налоговые отчисления в государственный бюджет на суммы, значительно превосходящие доходы государства от подобных операций.

Самые продуманные действия отдельного правообладателя не дадут стопроцентных результатов, так как не меняют коренным образом ситуацию на рынке и отношение государства и общества к проблеме. Требуются скоординированные действия крупных правообладателей и госорганов, формирование единого подхода правоохранительных и судебных органов в расследовании и оценке нарушений прав интеллектуальной собственности. Нужны поправки в УК РФ. Ответственность за фальсификацию в основном наступает в административном порядке, а этим не напугаешь. Недостаточно разработаны методы технической защиты товаров. Стоит создать электронную базу данных, позволяющую быстро идентифицировать товары. Пора уже гармонизировать российское законодательство в этой сфере с международными документами. И, конечно, надо менять общественное мнение вокруг фальсификата. А вообще, пока мы будем бедными, мы будем сознательно покупать дешевый контрафакт.

Сегодня защита интересов контрафактного бизнеса организована на более высоком уровне, чем действия правоохранительных органов по его пресечению. Какого-то заметного сдвига в борьбе за подлинность товаров на рынке в ближайшее время ожидать не приходится.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar