Совладелец итальянской компании Braccialini Лоренцо Браччиалини приехал в Москву на презентацию коллекции сумок осень-зима 2009/10. Все модели традиционно необычной формы — машинки, будильники, рыбы и детские лошадки.

— Вы всегда знали, что будете работать в семейном бизнесе?

— В детстве я часто наблюдал, как трудятся наши рабочие, слушал, как стучат инструменты, наслаждался запахом кожи. Но никогда не планировал работать в компании. Я изучал экономику, работал в крупном лондонском банке. Делами компании с юношества занимались мои братья — Риккардо и Массимо. Они участвовали в разработке дизайна.

— Но в успех компании вы верили?

— Думаю, никто не ожидал, что дело моей матери Карлы Браччиалини, изначально любительское, разрастется до модной империи. Когда я увидел, что это все-таки происходит, то понял, что не могу оставаться в стороне, наблюдая за тем, как бренд становится популярным во всем мире, — ведь я мог быть внутри этого.

— И как распределились обязанности в компании?

— Я занимаюсь коммерческой составляющей, братья — творческой. Кстати, именно я привез Braccialini в Россию в конце 1990-х годов; в этот рынок после дефолта 1998 года никто не верил, а я подумал: итальянских обувных марок на российском рынке было много, а вот брендов, производящих сумки, — единицы. Поначалу было сложно, но в 2004 году наши сумки стали невероятно популярны.

— А сейчас как обстоят дела?

— Как и все, мы переживаем нелегкие времена. И тем не менее у нас есть история, имя, репутация — это хорошая опора. Девушка, покупавшая в сезон две-три сумки Braccialini, несмотря на кризис, не пойдет искать им замену. Она купит одну, но нашу.

— Кто у вас генератор идей?

— Дизайнеры (молодые девушки, работу которых координирует один из моих братьев) предлагают свои идеи. Потом вся команда, в том числе специалисты по маркетингу, выбирает наиболее удачные разработки, на основе которых и создаются коллекции. Огромный вес, естественно, имеет слово моей матери, хотя она практически отошла от дел.

— Сколько времени уходит на создание одной сумки?

— На самом деле, не так много. После утверждения эскиза — не больше недели, я бы даже сказал, пару дней. К тому же, компьютер существенно облегчил процесс создания эскиза.

— Но сами сумки отшиваются по-прежнему вручную?

— Все до единой, но не все изготавливаются на нашей фабрике во Флоренции. У нас полностью отшиваются только самые дорогие и сложные модели, остальные мы отдаем маленьким мастерским, знающим толк в ручной работе.

— Что для Braccialini стоит на первом месте: дух времени, соответствие трендам, узнаваемый стиль марки?

— Безусловно, последнее. Мы не можем позволить себе быть несамобытными, поэтому используем узнаваемые мотивы, сложные аппликации, пэчворк.

— Не боитесь переборщить с творчеством?

— Мы всегда помним о покупателе: наши сумки — для того, чтобы носить, а не любоваться на них.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar