Общемировые ожидания промышленного спада не коснулись России, в которой продолжается уверенный промышленный рост. Это связано с тем, что у нее кроме заводов и фабрик есть нефть.

Сейчас власти индустриальных стран только и рассуждают о том, что их территории переживают резкое замедление промышленного роста и велика опасность того, что этот рост вообще прекратится и перейдет в спад. Мол, ничего не поделаешь: мир столкнулся со второй волной финансового кризиса, банки не доверяют друг другу, не кредитуют промышленность, а в таких условиях владельцы предприятий склонны не расширять, а сокращать производство. В России же замедления промышленного роста не наблюдается: сейчас его темпы составляют вполне приличный показатель в 4,9% в годовом исчислении (по итогам прошлого года было 4,7%).

Прежде всего обращает на себя внимание значительный рост добычи нефти в России: в январе-феврале годовые темпы этого роста достигли 3,9%, при этом в феврале было добыто 41,5 млн тонн. Для сравнения: в январе-феврале прошлого года темпы прироста добычи нефти составляли всего 0,5% и тогда в феврале было добыто 38,9 млн тонн. Можно заметить, что февральская нефтедобыча в последние годы показывает неуклонный рост: в феврале 2010 года было добыто 37,2 млн тонн, в 2009 году в этом месяце добыча составила 36 млн тонн. Особенно эффектно нынешний февральский результат выглядит в сравнении с 2000 годом, тогда в феврале в России было добыто всего 23,9 млн тонн нефти. Таким образом, сейчас в России добывается вдвое больше нефти, чем 12 лет назад. При этом следует учесть, что в феврале 2000 года мировая цена на нефть составляла $30 за баррель, а в феврале нынешнего года — $120 за баррель. Цены выросли в четыре раза, добыча удвоилась, так что сейчас Россия в восемь раз богаче нефтедолларами, чем в 2000 году. Обычно игроки на мировом нефтяном рынке рассуждают о том, что Россия — не Саудовская Аравия, российские условия добычи нефти очень тяжелы, месторождения истощаются и свободно наращивать добычу в таких условиях затруднительно. Однако российские нефтяные компании показали, что способны радикально увеличить добычу, были бы подходящие цены. А цены более чем подходящие и пока никак не падают, несмотря на все мировые финансовые проблемы. В итоге в феврале благодаря росту добычи и цен на нефть темпы увеличения российского экспорта составили в годовом исчислении 32,2% (в феврале прошлого года было всего 9,6%), и Россия получила от экспорта $40,1 млрд.

Разумеется, приток нефтедолларов стимулирует рост импорта: на импортные товары в феврале нынешнего года было потрачено $19,6 млрд, и темпы прироста импорта в годовом исчислении составили 20%. Однако в феврале прошлого года импорт рос темпами в 43,6%, так что импортные темпы роста замедлились в два раза. И оказалось, что у простых российских граждан и предпринимателей остаются деньги и на покупку товаров отечественного производства. Темпы роста российской обрабатывающей промышленности в январе-феврале нынешнего года составили 5,6% в годовом исчислении.

При этом лидером по темпам роста в России оказалось производство машин и оборудования: прирост в январе-феврале нынешнего года по сравнению с первыми двумя месяцами прошлого года составил 28,3%. При этом выпуск станков увеличился на 54,3%. Конечно, следует помнить, что такого рода производство не бывает массовым в обычном понимании этого слова, скажем, металлорежущих станков в России в феврале было произведено всего 307 штук. Однако в любом случае производители станков явно надеялись их продать либо просто выпускали их по заказу, так что особенно кризисных настроений в российской тяжелой промышленности сейчас не наблюдается.

На втором месте по темпам роста шло производство транспортных средств. Выпуск легковых автомобилей в первые два месяца нынешнего года увеличивался темпами в 20,9% годовых, в частности, в феврале с конвейера сошло 160 тыс. автомобилей. Между тем, как показал опыт первой волны кризиса в США и Европе, именно автомобильная промышленность страдает от финансовых неурядиц больше всего: производители не надеются найти сбыт для своей продукции, так как граждане начинают экономить и отказываются от покупки новых автомобилей. В российских условиях производители, по-видимому, полагают, что граждане не откажутся от приобретения автомобилей ни при какой второй волне кризиса. Логика в их рассуждениях есть. В российских гражданах еще с советских времен на генетическом уровне сохранилось представление о том, что автомобиль является не роскошью, не средством передвижения, а символом состоявшейся жизни вроде дубленки или пыжиковой шапки. Потому что в СССР личный автомобиль был подавляющему большинству граждан не по карману, к тому же на него нужно было записываться в очередь.

Производство пищевых продуктов, включая напитки и табак, показало неплохой результат: прирост в 6,8% в годовом исчислении. При этом расфасованной гречневой крупы поступило на прилавки магазинов на 67,4% больше, чем год назад. Производители и торговцы еще находятся под впечатлением не так давно имевшего место гречневого кризиса, когда гречка была безусловным лидером подорожания и едва ли не локомотивом российской инфляции: они решили, что гречка будет пользоваться спросом в любых условиях (вопреки кризису, а может, благодаря ему, граждане начнут запасаться впрок). Производители водки также решили, что спрос на нее в любом случае будет, и увеличили выпуск на 6,2%.

Наконец, обращают на себя внимание хорошие темпы роста в России выпуска полиграфической продукции — 12,7%. При этом производство в товарной группе "листовки печатные" выросло вообще на 47,9% (только в феврале их было отпечатано 80,4 млн штук). Такой листовочный всплеск может быть объяснен только оживлением политической активности в начале нынешнего года.

При общем промышленном оживлении в России некоторые отрасли все же переживают спад. В частности, текстильное и швейное производство в России сокращается темпами в 4,7% годовых, а производство обуви и изделий из кожи — 10,3%. В данном случае дело объясняется тем, что российские производители не выдерживают иностранной, прежде всего китайской, конкуренции.

Впрочем, при общем падении производства в этих отраслях в отдельных товарных группах все же происходит рост. Скажем, производство кожаных папок для бумаг увеличивается темпами в 4,3% (что почти совпадает с общими темпами промышленного роста). Дело, по-видимому, объясняется ростом активности чиновников разного уровня. При общем спаде в пошивочном производстве выпуск женских меховых шапок демонстрирует эффектный рост в 44,3%. Это связано с тем, что в России на местах для любой женщины меховая шапка является точно таким же символом состоявшейся жизни, как для ее мужа автомобиль. И здесь не имеет никакого значения, имеет ли место кризис или не имеет.

С другой стороны, и в переживающих общий рост отраслях имеются товары, производство которых заметно сокращается. Например, в растущей пищевой промышленности темпы сокращения производства консервированных томатов достигли 44,3%. Это явно связано с конкуренцией со стороны венгерских и украинских производителей. А сокращение производства лососевой икры, как и сокращение выпуска обручальных колец, может свидетельствовать о том, что настроения у граждан недостаточно праздничные, несмотря на высокие нефтяные цены и промышленный рост.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments