CEO великого французского дома Hermes Патрик Тома присоединился к Hermes Group в 2003 году, а уже в 2004-м был назначен на пост президента. В следующем году Патрик Тома покидает свою должность.

— Hermes — уникальный дом даже по самым высоким, французским, меркам люкса. В чем секрет?

— Hermes — это очень старая марка, она была основана в 1837 году в Париже Тьерри Эрмесом. Наша первая мастерская по изготовлению упряжи находилась в районе Больших бульваров. Тьерри Эрмес делал только конную упряжь, уздечки, которые очень ценились европейской аристократией. В 1855 году дом Hermes получил медаль на Всемирной выставке в Париже. Еще одну медаль мы заработали в 1867 году. Иными словами, за нами уже почти два века успешной, качественной работы в области роскоши. С другой стороны, во Франции некогда было очень много марок нашего уровня, но до сегодняшнего дня дожили немногие из них, в том числе и мы, дом Hermes. Почему так произошло? Потому что Hermes — это не просто очень хорошие, очень качественные вещи. Это цельный и уникальный стиль, который создавался поколениями и который я искренне считаю совершенным. И к нам, в наши магазины, приходят не просто за предметами роскоши, к нам приходят за стилем.

— В чем особенности стиля Hermes?

— Если вы заметили, мы никогда не используем в наших рекламных кампаниях звезд, хотя это популярный и логичный ход для многих домов. Потому что Hermes — это не лицо, это не знаменитость, это то, что мы создаем. В центре нашего внимания всегда находится предмет, и мы отдаем все силы для того, чтобы сделать его совершенным. Наши рекламные кампании строятся по другому принципу: это новое видение мира вместе с новой вещью Hermes. Наши вещи и есть наши знаменитости. Также дом Hermes — это вековое уважение к ручному труду. Это бесконечное, безграничное уважение к человеческому таланту. В Hermes бесконечно уважают своих мастеров, потому что только сила таланта, сила ежедневного мастерства может создать идеальную, совершенную вещь Hermes. Я говорю сейчас о любой нашей вещи — от шелкового платка-каре до шляпы, пальто, сумки или фарфоровой чашки. Нам важен гуманизм, нам важна экология. Я не просто уверен, я точно знаю, что только в честных и чистых условиях может появиться идеальный продукт. Такой, как наш.

— А что такое современный люксовый продукт?

— Я не очень люблю слово "люкс". Для меня люкс — это что-то гламурное, глянцевое. Мы, Hermes, талантливые ремесленники, мы создатели предметов нашего идеального собственного стиля. Но мы вовсе не дом "люкса". Нам не нужно ничего искусственного, наносного, ненастоящего, так как нам всегда была важна аутентичность того, что мы создаем. В то же время мы уважаем текущее, нынешнее, современное, мы совершенно не собираемся выглядеть стариками из музея. Каждая наша новая коллекция — одежды, обуви, аксессуаров, мебели, посуды — обязательно обращена к настоящему. В Hermes работают изобретатели, мечтатели, так было во все времена. Три поколения семьи Эрмес — это потрясающие художники, умевшие ценить ремесло, мастерство, ежедневный ручной труд. Именно такие изобретатели и мечтатели способны придумывать совершенные предметы.

— Но нужно ли почтенным старым маркам адаптироваться под вкусы и предпочтения новых рынков?

— Нет. Мы никогда не выпускали никаких специальных коллекций для разных стран. Отношения между клиентами и домом Hermes очень прямые и ясные: это продукты и их ценители. Впрочем, иногда мы создаем и памятные вещи. В том числе и русские. Например, в честь путешествия внука Тьерри Эрмеса, Эмиля Мориса, которое состоялось в 1898 году, мы несколько лет назад выпустили небольшую серию платков-каре.

— В Париже сегодня работают три магазина Hermes. Чем они отличаются друг от друга?

— Бутик на улице Фобур-де-Сент-Оноре, дом 24 является для Hermes флагманским. Он появился при сыне основателя дома Шарле Эмиле Эрмесе. Здесь же расположен наш прелестный маленький музей, а также легендарная мастерская по изготовлению седел. Магазин на Фобур-де-Сент-Оноре очень любят туристы, и нам приятно, что дом Hermes воспринимается путешественниками как часть Парижа. Наш второй бутик на правом берегу посещают постояльцы гранд-отелей, которых много в этом районе. И наконец, третий — на улице Севр — пользуется успехом в первую очередь у самих парижан.

— Какие планы у марки относительно России?

— Сейчас у нас работают два магазина в Москве, городе, к которому я отношусь с интересом и любовью. Нам хотелось бы иметь еще и магазин в Санкт-Петербурге, но пока мы не нашли для него подходящего места. Наши связи с Россией очень давние, теплые, проверенные, ведь клиентами марки были еще император Николай II и его семья.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments