Сибирский продуктовый ритейл был и остается наиболее динамично развивающимся сегментом бизнеса региона. Даже несмотря на все проблемы в экономике, в Сибири продолжают открываться новые магазины. Об эволюции сибирского ритейла на протяжении двух последних десятилетий, о тенденциях и планах развития сетей супермаркетов в 2012 году, а также о том, как формирует свою команду сотрудников один из крупнейших за Уралом поставщиков торгового оборудования, ИГОРЮ БОЧАРОВУ рассказала директор группы компании «Евростиль» НАТАЛЬЯ ПЕРЕВОЗЧИКОВА.

Компания «Евростиль» работает на рынке торгового и технологического оборудования с 1993 года. Основное направление деятельности компании — торговое оборудование: поставка, монтаж и сервисное обслуживание торгового оборудования ведущего европейского производителя — итальянского концерна Arneg. Компания производит комплексное оснащение магазинов, супер- и гипермаркетов, а также предприятий общественного питания.

 

Сибирский ритейл за два десятилетия

— Наталья Николаевна, как этот год прошел для вашего бизнеса и каким будет, по вашим прогнозам, наступивший год для сибирского ритейла?

— Мы работаем с продуктовым ритейлом, а первое, что, по моему мнению, люди не перестанут покупать при любом кризисе, — это продукты. В этом списке на втором месте стоят, как это ни странно, парфюмерия и средства ухода (кремы, средства для ухода за кожей, шампуни и др.). Этот сегмент также чувствует себя хорошо при любом кризисе. В целом 2011 год для ритейла был хорошим: компании «отдышались», сократили непрофильные расходы, привели в порядок все свои дела с персоналом и начали задумываться над тем, как развивать свой бизнес дальше. В Сибири вновь активно стали работать федеральные сети. К примеру, «Лента» в ноябре 2011 года открыла очередной гипермаркет в Новосибирске и до мая 2012 года собирается открыть четыре гипермаркета в Омске, Барнауле, Сургуте, Красноярске. Кстати, монтаж и частичную поставку оборудования для этой компании в Новосибирске осуществляли мы. Кроме того, активно начал развиваться «Магнит» в Омске. Планы местных ритейлеров на 2012 год также выглядят захватывающе и обнадеживающе. Анализируя прошедшие три года, могу сказать, что сибирские сети не останавливались в развитии во время кризиса 2008 года и за это время очень сильно выросли и провели экспансию на сибирском рынке. Наша компания имеет филиалы во всех крупных сибирских городах, поэтому я вижу, как сибирский ритейл развивается в регионах. В этом году основными точками развития для сетей стали Омск, Кузбасс и Томск.

— Вы так же, как и ваши клиенты, осваиваете объекты по всей Сибири?

— Да, действительно. Мы уже в течение 17 лет являемся официальным дилером группы компаний Arneg и работаем по дилерскому соглашению на территории за Уралом до Дальнего Востока.

— Как изменились ваши партнеры ритейлеры за 17 лет, которые вы с ними работаете? Что происходило в сибирском ритейле за эти годы?

— Многих руководителей сетей я знаю с их первых магазинов. У кого-то это были хорошие, прогрессивные магазины — их открывали люди, которые смотрели, как развивается продуктовый ритейл на Западе, и пытались реализовать эту концепцию у нас. Кто-то стартовал с пробных магазинов — «Холидей» начался с небольших магазинчиков и павильонов, сейчас это огромная сеть. Так же начинала развитие и «КОРА» — они начинали с небольших магазинов прилавочного типа. Самообслуживание и такое понятие, как «выносной холод» (холодильное оборудование, у которого холодильный агрегат вынесен за пределы собственной конструкции. — «КС»), для многих ритейлеров стали серьезным революционным шагом. Далее появилось желание создавать что-то новое, пробовать новые концепции. Появлялись магазины, которые пытались торговать дорогими продуктами, ориентируясь на достаточно обеспеченных людей. Сейчас этих магазинов нет — остался только «Универсам» на улице Ленина.

— А «Бахетле» вы не считаете премиумным супермаркетом?

— На мой взгляд, это национальный супермаркет, супермаркет готовой еды. Более интересен в этом плане «Вкус Италии», несмотря на то что он небольшой по размеру.

— Можно ли сказать, что основным направлением развития сибирских супермаркетов сейчас является дискаунт?

— Сейчас это именно так. Практически все сети имеют направления дискаунтов. За последние три года они появились у «Пятерочек», «Холидеев» и в других торговых сетях.

— Как отразится, по вашему мнению, на премиумных супермаркетах ожидание стагнации рынка?

— Я полагаю, что в 2012 году мы станем свидетелями открытия пары хороших премиумных супермаркетов в Новосибирске. Эта ниша открыта, я думаю, что в ней тоже уже научились работать. Открыть обычный супермаркет сейчас, со стандартным набором продуктов, означает стать «одним из». Магазины должны отличаться, иметь свою специфику. Но это не так просто — для того чтобы открыть магазин итальянских продуктов, нужно иметь поставщиков, которые будут снабжать супермаркет свежей и настоящей итальянской едой. Таких поставщиков всего 2–3 в Москве, они поставляют продукты для столичных итальянских ресторанов. И все, что туда приходит, по определению не может продаваться в наших магазинах. Все, что продается в супермаркетах, имеет продолжительный срок хранения, а значит, наполнено консервантами. А итальянская еда не подразумевает консервантов — моцарелла должна храниться три дня, а мы едим моцареллу и маскарпоне, которые хранятся от трех недель до полугода. В этом специфика нашего региона — мы удалены от источников оригинальных продуктов. Так, из Испании в Сибирь можно привезти только хамон — он подвяливается на солнце и может храниться бесконечно долго. У нас, к сожалению, все поставщики стандартные, поэтому и исчезли нестандартные магазины, а своего производства для поставок мраморного мяса, специфического сыра и других оригинальных продуктов у нас попросту нет.

— Насколько сильна конкуренция на рынке торгового оборудования?

— Она была и будет. Процессы в нашей отрасли схожи с общими процессами, протекающими сейчас в российской экономике. Происходит глобализация, практически уничтожен мелкий бизнес — на рынке поставок торгового оборудования они не выживают. Остались достаточно крупные игроки. В Сибири мы конкурируем с компаниями федерального уровня. Но я не люблю говорить о конкурентах. Я всегда считаю: нечего бороться с конкурентами — надо бороться за клиентов. Сейчас все проекты проходят через тендеры, на которые в первую очередь привлекаются федеральные компании, но и «Евростиль» в них участвует и выигрывает.

 

О социальной ответственности

— Расскажите подробнее о межрегиональном семинаре, который вы проводили в сентябре 2011 года?

— Семинар был посвящен энергосбережению. Это очень актуальная тема для России, ведь у нас практически не экономят электроэнергию. С одной стороны, у нас нехватка электромощностей, что тормозит развитие промышленности и в том числе ритейла, с другой стороны — в сравнении с Европой электроэнергия для бизнеса и промышленности в стране очень дешевая. Соответственно, если предприятие ее получает, никто не думает об экономии электричества. Но нужно понимать, что когда мы тратим наш энергетический ресурс, мы ставим под угрозу наше будущее. Это и есть социальная ответственность бизнеса, и определенная информационная и учебная роль семинара была, на мой взгляд, важна для ритейлеров.

— Вы планируете продолжать подобные семинары?

— Да, в планах — организация семинара в мае. Благодаря подобным семинарам мы пытаемся донести до наших партнеров всю новейшую информацию, связанную с отраслью.

 

Одежда для воспитанных дам

— Магазин одежды Luisa Spagnol — это диверсификация бизнеса? Та самая «парфюмерия, которую люди всегда будут покупать»?

— Это проект для души. Я уже много лет занимаюсь не совсем женским делом. У нас инжиниринговая компания со своим проектным отделом. Мы производим монтаж холодильных систем. Тем не менее мне это нравится, и я, имея инженерное образование, с удовольствием этим занимаюсь. Но так как я очень люблю Италию и постоянно смотрю, как у них развивается одежный рынок, то вижу, что мы в Сибири не имеем того выбора, который имеют европейские женщины. Мне захотелось, чтобы и в Новосибирске у клиенток была возможность получить полноценный бренд, потому что мономарок в Новосибирске немного. Мультибрендовых магазинов одежды в городе достаточно, но именно мономарка несет в себе полную коллекцию, обновление коллекции два раза в год, соблюдение требований бренда, работу с клиентами и отчет перед держателем марки, а также определенную дисциплину торговли. Мы все стремимся к европейским стандартам в техническом бизнесе, здесь же стандарт уже готов.

— Почему рынок монобрендовой одежды в Сибири так слабо развит? Связано ли это с невозможностью местного бизнеса обеспечить выполнение высоких требований, предъявляемых к ритейлерам со стороны европейских производителей известных марок одежды?

— Мне кажется, это связано с отсутствием определенного спроса.

— Но ведь спросу нужно учить. Это попытка привить вкус сибирячкам?

— В первую очередь для меня это удовольствие. Мне нравится заниматься данным магазином. Пока я буду получать удовольствие от этой работы — я буду ею заниматься.

— Продажа монобрендовой одежды в Новосибирске является рентабельным бизнесом?

— Подобный бизнес никогда не будет приносить больших доходов. Он вполне нормален. Это не сверхдоходы, которые были у бизнеса в 90-х, и таких доходов уже не будет ни в ритейле, ни в продаже одежды, ни в нашем техническом бизнесе. Возможно, хороший доход будут приносить новые технологии, новый бизнес, связанный с альтернативными источниками энергии, энергосберегающими технологиями. Но на «вечных моделях» бизнеса сверхдоходов в России уже не получишь.

— С чем это связано?

— Это связано с приближением российского рынка к стандарту мировых рынков. Выросли и мы, бизнесмены, вырос и наш клиент.

— Кто является клиентом магазина Luisa Spagnoli?

— В первую очередь нашими клиентками стали те женщины, которые познакомились с этой маркой в Италии. Данная марка имеет определенную специфику. Это одежда для хорошо воспитанных девушек и женщин. Это не та Италия, которую мы привыкли видеть, — не одежда для обольщения. Вещи от Luisa Spagnoli больше подходят для проведения бизнес-переговоров, для выхода в ресторан, на праздники, в церковь и на отдых. Это не молодежная марка, наши клиентки — это преимущественно женщины старше 25 лет. Но если вы хотите выдать свою дочку замуж за достойного человека, приходите и оденьте ее у нас — наша марка нравится мужчинам. Я считаю, что для того чтобы понравиться мужчине, девушке нужно носить одежду, которую именно он считает красивой.

— Ваши клиентки – это работающие женщины?

— У нас очень много врачей, юристов, бизнес-women, руководителей агентств недвижимости. Это достаточно успешные женщины.

 

О команде

— Сколько человек сейчас работает в «Евростиле»?

— Порядка 130 сотрудников. В 2008 году мы сократили свой штат приблизительно на 15%. Это было связано с общей стагнацией рынка, которая сказалась и на наших заказах.

— А в 2011 году ваш штат восстановился?

— Мы не только восстановили штат, но и увеличили его. В 2011 году мы добрали сотрудников технических специальностей, монтажные бригады и менеджеров по продажам.

У нас такая отрасль, для которой не готовят менеджеров по продажам. Когда отрасль находилась в процессе становления, приходили молодые специалисты, учились и становились хорошими продажниками. Существует определенная специфика продаж в нашей отрасли. Это только кажется, что менеджер по продажам может продавать все что угодно, но на самом деле человек должен любить и понимать то, что он продает.

— Вы лично отбираете сотрудников на ключевые должности в компании? В какой форме проходит отбор?

— Основные ключевые позиции не меняются у нас на протяжении многих лет. Текучесть кадров в компании очень низкая. Есть люди, которые работают в компании по 10–14 лет. Это, как правило, сотрудники, находящиеся на ключевых позициях. Если говорить о подборе кадров на должность руководителей филиалов — я принимаю в этом непосредственное участие.

— У вас собственная кадровая служба или вы обращаетесь к кадровым агентствам?

— В «Евростиле» существует свой кадровый отдел, но периодически для поиска специалистов мы обращаемся в кадровые агентства, если сами не можем найти необходимого сотрудника.

— С какими агентствами вы работаете?

— Мы сотрудничали с агентством «Суперкадры», а в последнее время активно осваиваем интернет-рекрутинг, который работает довольно эффективно.

— Вы проводите интервью с претендентами на должность директора филиала? На что в первую очередь обращаете внимание при беседе с соискателем?

— Я всегда очень осторожно отношусь к людям, которые мне нравятся на первом интервью. Если первое собеседование проходит «без сучка, без задоринки», это может означать, что человек попросту хорошо подготовился. Бывает, что открываешь резюме и видишь — это именно то, что тебе нужно. В таком случае я сразу чувствую определенный подвох — скорее всего, резюме составлено кадровым агентством, которое знает, что нужно руководителю. И по моему опыту, самые лучшие мои сотрудники в прошлом не были профессионалами в нашей области. Они обучались и росли в процессе работы и становились квалифицированными сотрудниками. К примеру, два менеджера компании выросли из проектировщиков. В свое время на одну вакансию к нам пришли два человека, мы не смогли выбрать одного из них и оставили обоих. В результате они стали хорошими менеджерами, а один из них теперь является руководителем проектов.

— Какие качества в сотруднике для вас являются наиболее важными?

— Мозги, трудолюбие, внутренняя дисциплина (причем это не относится к режиму дня) и человеческая порядочность. Важно, чтобы сотрудник понимал меру ответственности за то направление, которым он занимается, и старался выполнить весь необходимый объем работы. Выстроенная система, при которой работник находится в жестких рамках и делает все, что требуют, означает, что он работает в хорошей компании, но это не значит, что он хороший работник.

— А какие вопросы, помимо сугубо профессиональных, вы задаете соискателю?

— Я каждый раз на интервью спрашиваю, где человек родился, что в детстве любил, чем занимался, как учился, где живут родители? Эти вопросы на самом деле о многом говорят.

— Сейчас, по прошествии 18 лет с момента организации бизнеса, работы стало меньше или, наоборот, прибавилось?

— В начале моей бизнес-карьеры приоритетным был вопрос собственного выживания, сейчас — вопрос выживания бизнеса. А работы мало не бывает.

 

О политике и семье

— Какой совет вы можете дать начинающим бизнесменам или молодым, предприимчивым людям, которые планируют открыть свой бизнес сейчас? Как можно повторить успех вашей компании?

— К сожалению, я посоветую им открыть бизнес где-нибудь в другой стране. Такого простора для бизнеса, как было 17 лет назад, уже не будет. Сейчас нет и растущего рынка, и условий для развития бизнеса в России.

— То есть ситуация в стране, на ваш взгляд, не будет меняться?

— Я думаю, ситуация может и будет меняться. Вопрос в том, сколько еще времени мы будем находиться в этом состоянии.

— Как вы относитесь к тем людям, которые выходят на акции протеста, на Болотную?

— С большим уважением.

— Как вы считаете, почему в Новосибирске на акции протеста выходит относительно небольшое количество людей в отличие от Москвы?

— Вы знаете, политической активности тоже нужно учить, воспитывать ее в молодежи. Последний раз всплеск политической активности в стране был в 1993 году, когда стреляли по Белому дому, за это время она практически сведена к нулю, поэтому чувство гражданской ответственности в людях еще предстоит возродить. Существуют люди, в которых есть «ген свободы». Они всегда чувствуют несправедливость и продвигают все социальные процессы. Как показывают события в мире, такие люди, такая молодежь есть во всех странах. Я считаю, что в революциях нет ничего хорошего, но каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения, и каждый человек имеет право на то, чтобы его голос был услышан.

— Чего, по вашему мнению как представителя бизнеса, не хватает российскому гражданскому обществу, которое начинает пробуждаться и действовать?

— В первую очередь — культуры. Той самой «культуры жизни», которая есть в Европе. Я неоднократно задавалась вопросом, как часто мы собираемся за одним столом и о чем мы при этом говорим? Как правило, о политике, и семейная встреча превращается в форум. Это неправильно, все-таки семейный стол — это то место, где должны решаться важные семейные проблемы, а не приниматься глобальные решения о судьбе страны. Понятия, «что такое хорошо, а что такое плохо», закладываются в семье. Начиная с 1917 года в России разрушена семья в традиционном понимании этого слова, и это накладывает отпечаток и на то общество, которое у нас есть сейчас. Я полагаю, что государство должно серьезно задуматься над поддержкой семьи. Это задача государства — думать о том, какие культурные ценности формируются у молодого поколения, которое скоро станет руководить страной.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar