Известная в Татарстане сеть бытовой техники и электроники "Александр ЛТД" объявила на днях о продаже сразу 39 принадлежащих ей объектов недвижимости. В списке, опубликованном на сайте компании – имущественные комплексы, магазины, квартиры, таунхаусы и даже коттедж (!), в котором живет основатель и владелец компании, известный в Татарстане предприниматель Александр Сергеев. Трудное решение о продаже практически всех ликвидных активов Сергеев принял для того, чтобы снять с компании бремя банковских кредитов, которое в результате обострившихся отношений с банками стало представлять угрозу для дальнейшего ее существования. Что происходит сейчас с компанией "Александр ЛТД"? Об этом Александр Сергеев рассказал в интервью газете "БИЗНЕС Online".

Шансы на выживание 

— Александр Евгениевич, что заставило вас выставить весь бизнес на продажу?

— Мы выставили на продажу все имущество, а не бизнес. Торговля, наш основной бизнес — сохраняется! Сегодня не очень много людей не только в Татарстане, но и во всей стране понимают, что происходит, куда мы двигаемся. Из средств массовой информации мы слышим, что у нас все хорошо. Да, кризис! Но при этом как будто бы все нормально: безработица в пределах нормы, предприятия живы, банкам деньги дают, производственным компаниям тоже. И вроде бы внешне все выглядит вполне благополучно.
Что происходит на самом деле? Страна уже восемь месяцев живет в кризисе. Он начался не в январе, а в сентябре-октябре прошлого года. Причем, реальный шанс на выживание в сфере среднего и малого бизнеса имеют очень мало компаний. Это очень жесткий кризис. Это не 1998 год, когда кризис был только локально в России, а весь мир жил по-другому. Сегодня в России фактически нет ресурсов для финансирования бизнеса. Это одно. А второе (на мой взгляд, это не военная тайна) — банки просто наживаются на курсовой разнице валют. Не дают денег предприятиям, а держат их в долларах и евро. Это будет продолжаться до тех пор, пока курс рубля по отношению к этим валютам не стабилизируется на длительный период. Обратите внимание: три месяца курс был стабильным, в результате начал оживать рынок недвижимости, люди начали реинвестировать деньги из валюты в землю и недвижимость. Но есть такой прогноз, что в конце мая опять пойдет вниз курс рубля, и, соответственно, еще месяца на три-четыре все в экономике замерзнет, и такое болото будет до самой осени.

Это общая картина. Что происходит с компанией "Александр ЛТД"? 

В августе прошлого года у Сбербанка появился норматив соотношения "кредиторки" к прибыли. Он, по решению Германа Грефа, председателя правления Сбербанка РФ, не может быть более пяти. Любое предприятие, занимающееся развитием, вылетает за этот норматив. У нас этот показатель был около десяти. У любого крупного развивающегося предприятия он более пяти, это однозначно. В результате этого решения Греф отрезал финансирование всех компаний, которые развивались на перспективу, строили какие-то планы. У нашей компании на этот момент были кредиты вплоть до 2015 года.

— Только в Сбербанке?

— У нас кредиты в разных банках, это практически все крупные банки, присутствующие в Татарстане. Соответственно, все программы были долгосрочные. Кредиты были короткими, но банки были в курсе, что эти кредиты реструктуризируются в длинные: кредит закрывается, берется новый. Но наибольшие проблемы возникли со Сбербанком. С сентября 2008 года Сбербанк начал резко сокращать объемы кредитования и самое главное, начал планомерную политику по возврату "кредиторки", то есть кредиты гасятся, а новые не выдаются. В октябре у нас   появилась первая проблема, когда мы погасили кредит, а новый нам не дали.
Это, политика я думаю, приведет к краху еще не одного десятка предприятий в Казани и в Татарстане. Для нас остаться на конец года без оборотных средств – это значит потерять весь год, влететь в колоссальные убытки. Порядка 40-50 миллионов рублей – таковы убытки компании, которые она понесла в четвертом квартале 2008 года. Соответственно, мы отказались гасить следующие транши, которые были в Сбербанке. 

— Но вряд ли это политика самого банка "Татарстан", скорее всего, такова команда, которая идет в региональные филиалы Сбербанка из Москвы…

— Даже в рамках этой команды тоже можно работать. Соответственно, когда Сбербанк наложил безакцепт (списание денежных средств со счетов без распоряжения их владельца – авт.) на счета нашей компании, другие банки тоже прекратили финансирование и заняли выжидательную позицию. В итоге мы пришли в декабрь с пустыми прилавками, без товара. Конечно, не мы одни, но от этого не легче. Практически все торгующие компании приехали с пустыми прилавками к Новому году. 

Банки где-то с декабря прошлого года начали ужимать кредитные портфели, условием пролонгации стал возврат минимум 20 процентов задолженности. По сути, они вышибли у торговых предприятий все оборотные средства. В итоге нам пришлось закрыть магазины в Казани на улице Карбышева, на улице Эсперанто, на проспекте Ибрагимова (это последний магазин, который закрылся на прошлой неделе, он переехал на "Петрушкин двор"), магазин в Альметьевске, магазин в Нижнекамске и еще ряд наших бизнесов, которые работали на длинных финансах. Без работы остались порядка 500 человек. Это произошло в декабре-январе. 

Банки ждать не хотят

— Сколько работников у вас было до кризиса?

— Полторы тысячи человек. Если бы в декабре банки восполнили компании порядка 100 миллионов рублей кредитов, то мы сохранили бы рабочие места. Потому что спрос на рынке есть, но у компании нет средств на то, чтобы закупать товар. Соответственно, объемы продаж падают, приходится закрывать магазины. Мы здесь не уникальны. На днях закрылся последний магазин "Мир" в Казани на улице Чистопольской. В Набережных Челнах и в целом в Закамье закрылась крупная сеть "Элекам". 

— Известно, что помимо торговли бытовой техникой, ваша компания активно занималась строительством новых магазинов. Что происходит с этим направлением вашей деятельности? 

— Бизнес компании "Александр ЛТД" состоял из двух направлений: инвестиционное (строили новые магазины) и торговое. Магазины строились под нас. Была программа строительства новых магазинов такого же класса, как на улице Краснококшайская. На самом деле, это третий такой магазин. Первый был построен полтора года назад в Альметьевске, второй – через полгода в Нижнекамске. У нас остались оформленные площадки в Зеленодольске и в Йошкар-Оле. Сейчас эти проекты, естественно, остались замороженными. 

Торговля давала доходы, позволяющие обслуживать кредиты, которые мы брали на инвестиционные проекты. Эти проекты, естественно, длинные, со сроком окупаемости порядка 10 лет. Когда механизм кредитования сломали, деньги оказались заморожены в инвестиционных проектах, из торговли оборотные средства изъяты. Создалась патовая ситуация. Банки давят: "Отдайте деньги!". Мы предлагаем: "Возьмите имущество". Они отвечают: "Теперь ваше имущество ничего не стоит". Мы говорим: "Но теперь и ваши деньги другие". Банки ждать не хотят. Сейчас с ними идет юридическая война, идут суды. 

Мало того, Сбербанк по собственной инициативе написал на своих клиентов в УБЭП заявления о возбуждении уголовных дел по факту мошенничества. Это же парадокс! Примерно как муж с женой прожили 40 лет, решили развестись, и муж вдруг стал весь такой плохой-плохой. Куда ж ты смотрела все эти годы? В том числе, и на меня было написано такое заявление, меня приглашали в МВД. Я говорю: "Извините, Сбербанку мы должны 200 миллионов рублей. При этом, за 17 лет работы мы заплатили банку 120 миллионов рублей процентов и за последние два года вернули банку порядка 350 миллионов рублей. Если бы мы хотели его обмануть, мы бы, наверное, эти 350 миллионов не отдавали?" 

Очень непорядочная позиция по отношению к бизнесу, эти передряги не дают работать. Но сейчас постепенно начал оживать рынок недвижимости. К нам стали поступать предложения по покупке наших объектов. Мы решили этот процесс активизировать. Выставили на сайт перечень всего имущества, которое мы готовы продать, чтобы погасить долги, проценты и штрафные санкции. Есть договоренности с банками ( в частности, это ВТБ, "АК БАРС" Банк, Банк Казани, БТА-Казань, Уралсиб), что мы находим клиента, составляем трехсторонний контракт, клиент платит деньги, залог снимается, объект продается. 

Причем, все, кто работал с залогами по недвижимости, знают, что недвижимость, как правило, бывает заложена в банках в лучшем случае за 50 процентов от оценочной стоимости. Но тут вмешивается еще одна сторона – государство. Тоже уникальная ситуация. Оказывается, если банк забирает заложенное имущество, мы все равно должны будем заплатить НДС. Мы сейчас находимся в кризисной ситуации ввиду отсутствия денег. Чтобы избежать банкротства, мы отдаем долги имуществом, но в этом случае нас стопроцентно обанкротит государство, потому что нам нечем будет заплатить налоги. 

Цена спасения — миллиард

— Несколько лет назад ходила информация, что вы хотите продать сеть магазинов "Александр ЛТД"…

— У нас была проблема отсутствия денег на развитие в 2002 или 2003 году, когда опять же Сбербанк начал сокращать объемы финансирования нашей компании. Мы, действительно, выставили все, что было, на продажу. Но тогда на наше счастье появился Внешторгбанк, второй банк РФ по величине после Сбербанка. Он предложил: "Зачем продавать, давайте работать". Сейчас ситуация в чем-то схожа. По идее, если найдется бизнес-партнер, который согласится профинансировать в районе миллиарда рублей наши программы, то компания может работать дальше, причем, в тех же помещениях, которые мы освободили. Торговое оборудование в них осталось. Миллиард — это просроченная "кредиторка", которую банки хотят вернуть. А если бы они не дергались, то дофинансировать надо было бы всего 100 млн. рублей. То есть, те самые деньги, которые они у нас забрали в четвертом квартале 2008-го.

— Вы говорите, что с другими банками у вас нет проблем, как со Сбербанком. Но в апреле этого года Внешторгбанк подал в Арбитражный суд РТ иск о взыскании с "Александр ЛТД" задолженности на сумму 469 миллионов рублей.

— По инструкции, они обязаны за просроченную задолженность подать в арбитраж. Они нас уведомили, что обязаны это сделать. При этом ВТБ предложили нам сделать реструктуризацию и, чтобы закрыть кредит, отдать часть имущества в долговой центр с правом выкупа в течение пяти лет. Нас такой вариант устраивает. 

С ВТБ мы постоянно контачим и ищем пути выхода. У банка есть понимание, что клиент не виноват. В ВТБ прекрасно знают, что с помощью кредитов, которые получала наша компания, мы нарастили стоимость активов за последние пять лет почти в три раза. Все прозрачно, всем ясно, на что шли деньги — на них строились объекты. 

Позиция Сбербанка иная. Они подали на меня как на физлицо в Вахитовский суд и, кстати, проиграли пять судебных заседаний. Как я уже сказал, написали заявление в МВД. Причем, я знаю пример, когда Сбербанк по той же схеме человека посадил в камеру, и он уже три месяца сидит, а весь его бизнес прекратил существование.

— Очевидно, вы имеете в виду Сергея Николаева, директора ООО "Софт-трейд", который не вернул банку "Татарстан" два миллиарда рублей? 

— Да, он был обвинен в мошенничестве. У Николаева был работающий бизнес, было 160 грузовых автомобилей, участок в Сочи, сейчас ничего нет. Это вот политика Сбербанка. 

Зачем в нынешней ситуации резать клиентов, как баранов? А потом с кем банки будут работать? Когда все это закончится, наверное, я смогу прийти в тот же Сбербанк только в случае, когда там поменяются люди, принимавшие решения.

Пути выхода

— Какие варианты выхода из этой ситуации видит ваша компания? Хватит ли имущества для того, чтобы погасить долги в миллиард?

— Если взять рублевые докризисные цены, запасы наших активов превышают объем наших обязательств в два с половиной раза. Если взять "Петрушкин двор": 25 тыс. кв. м, 7 га земли, докризисная его оценка было около 70 миллионов евро. Сейчас мы его предлагаем, и есть люди, которым это потенциально интересно, за 27 миллионов евро. Как говорится, почувствуйте разницу. Но, к сожалению, компаний и людей, которые могут приобрести наше имущество, пока не так много. Инфляция прогрессирует, курсы валют растут, рубли обесцениваются – а долги у нас в рублях. Время работает на нас.   

— На сайте, помимо торговых объектов, выставлены на продажу квартиры, дома. Это что за имущество?

— Там есть квартиры, которые принадлежат моей семье. В этом страшного ничего нет, мне есть где жить. Мы выставили все, чтобы набрать по балансу объем долгов. При этом, как только имущество в объеме долгов будет реализовано, все остальное продаваться не будет. Квартир там выставлено штук 8-10, и продажа их всех разом маловероятна. Есть также квартиры, которые попадали к нам по зачетам от других компаний.

— А коттедж в списке тоже ваш? Во сколько вы его оцениваете?

— Да, но тоже ничего страшного в этом не вижу. Кто хочет в моем коттедже пожить, — пожалуйста. Дом достаточно большой, порядка 800 кв. м. Продается вместе с мебелью и садом, в котором растут редкие для нашего региона деревья. На самом деле, строил его тесть, а теща готова расстаться с этим активом, чтобы помочь зятю закрыть долги. Все вместе стоит 40 миллионов рублей, меньше миллиона евро.

— А какова цена нового торгового комплекса на Краснококшайской, который был открыт в начале этого года?

— В районе 205 миллионов рублей. Это современный новый комплекс, почти 3 тыс. кв. м, отдельно стоящее здание, на первой линии, своя парковка. Его уникальность в том, что в радиусе километра такого объекта построить нельзя, ведь земля — ресурс конечный. При его строительстве применены дорогие отделочные материалы. Фасадов таких в Казани, наверное, вообще еще нет. В нем мог бы разместиться автосалон или магазин товаров для дома. Это может быть и хороший магазин для одежды.

Наступает жесткое время

— Вы не рассматриваете банкротство как выход из сложившейся ситуации?

— Наш закон о банкротстве несовершенен. Мало кто знает, что закон о банкротстве включает в себя еще и процедуру финансового оздоровления, и направлен на вывод   предприятия из кризиса. Банкротство должно давать предприятию возможность вернуть каким-то образом долги, а в идеале реанимироваться и работать дальше. А наш закон работает на то, чтобы прикончить предприятие. Мы рассматривали этот вариант и пришли к выводу, что банкротство ничего не дает ни нам, ни банкам. 

Хотя есть другой подводный камень, про который не все предприниматели знают. У банков есть свои инструкции и нормативы по резервированию. Пока у них на балансе висит просроченный кредит, для них это убытки. И по этим суммам надо делать стопроцентное резервирование. А как только они "кончили" предприятие, все это списали на убытки, резервирование уже не требуется. 

Здесь, наверное, государство должно соображать быстрее. Центробанку нужно этот норматив изменить. Иначе банки кончат весь бизнес по всей стране. Наша задача сейчас —     дождаться оживления рынка, это может произойти и осенью, а может, через год-два.
— Но есть мнения, что кризис будет только углубляться и закончится далеко не через год-два. 

— Нам в России очень повезло. В Штатах кризис длился десятилетия. Человек попадал в него в 25 лет и выходил в 45. Все – жизнь можно вычеркнуть. А в России кризис длится год-два, потом опять хорошо. 

Худо-бедно, но восемь месяцев в кризисе мы уже живем, почти год. И катастрофы нет, по большому счету. Значит, ресурсы у страны еще есть. А вот что будет дальше? Думаю, что пик кончин предприятий придется на осень, потому что осенью банки начнут чистить балансы к новому году и "кончать" всех, кто не расплатился к этому периоду. Это, наверное, будет самое жесткое время.
Но если государство создаст условия для бизнеса, установит приемлемые нормативы по кредитованию, введет жесткий контроль над банками, чтобы они не играли на валютных рынках, а кредитовали предприятия, возможно, потери будут меньше. К сожалению, все пока происходит по Черномырдину: хотели как лучше, а получилось, как всегда. В России дают деньги банкам, в Китае – населению. По 100 долларов раздали людям, они пошли в магазины, что-то купили. Те компании, чьи услуги не востребованы, умрут, остальные – поднимутся. У нас банки жируют, а народ затягивает пояса.

— Александр Евгениевич, не было у вас такой мысли: продать все и – за бугор?

— Я был в 55 странах мира, в некоторых из них по 20 раз. Там хорошо пожить какое-то время, а по менталитету… В какой стране мира тебе могут позвонить в 12 часов ночи и спросить: "Что делаешь? Что-то грустно. Мы к тебе сейчас приедем"? Нигде, кроме России, это невозможно. Ребята знакомые, которые уезжали, они сейчас все тусуются здесь. Есть анекдот хороший: "Чего народ валит за границу? Там жить хорошо. А почему возвращается умирать на Родину? А здесь умирать не жалко".

Надо отдать должное мужеству наших предпринимателей, они умирают молча, как крейсер "Варяг", и никто нигде не выступает. Хотя ситуация очень серьезная. В масштабах страны она критическая. 

Справка 
"Александр ЛТД" позиционирует себя как единственная "электронная" компания Казани, выжившая в конкурентной борьбе 90-х годов с федеральными сетями. Штат – 1 тыс. сотрудников. Сайт "Александр ЛТД" сообщает, что компания начинала бизнес с комнаты в 18 кв. м на улице Кирова в Казани, а сейчас в нее входит 9 магазинов бытовой техники общей площадью 20 тыс. кв. м в Казани, Нижнекамске, Альметьевске, Бугульме, галерея часов из Швейцарии "GENEVE", салоны "Кухни из Германии" и "Мебель России", охранное предприятие, предприятие по проектированию и установке систем безопасности, предприятие по ремонту техники.
В планах – строительство к 2011 году 15 магазинов площадью 45 тыс. кв.м.

Компания "Александр ЛТД" — один из 11 стратегических партнеров компании SONY в России, стратегический партнер SAMSUNG и официальный дилер 56 ведущих мировых производителей электроники и бытовой техники. 

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar