Европейские власти одобрили покупку немецким производителем американского условного конкурента.

Еврокомиссия одобрила заявку Adidas-Salomon AG на покупку группы Reebok International Ltd. Как сообщается, сделка одобрена без всяких дополнительных условий: антимонопольные органы ЕС пришли к выводу, что обе компании разведены по ценовым нишам и группам спортинвентаря и их объединение не создаст угрозы монополизма на рынке Старого Света.

«Мы очень взволнованы, так как достигнута важная веха, – заявил глава Adidas Герберт Хайнер. – Теперь остается только услышать «да» от акционеров Reebok, и можно ожидать скорейшего закрытия сделки». По словам Хайнера, обе компании уже разработали план интеграции, реализация которого позволит лучше использовать возможности Adidas и Reebok. 25 января состоится внеочередное собрание акционеров Reebok, и в случае его положительного решения сделка может быть завершена в считанные дни.

Adidas-Salomon – группа, образовавшаяся в 1998 г. в результате слияния двух крупных производителей спортивного инвентаря и одежды. Чистая прибыль объединенной компании в 2004 г. составила 314 млн евро (+21% к 2003 г.) при обороте в 6,48 млрд евро (+3,4%). Показатели Reebok за 2004 год составляли соответственно 192,4 млн долл. и 3,8 млрд долл., данные первых трех кварталов 2005 года показывали неплохой рост.

Как сообщалось ранее, в начале августа советы директоров обеих компаний одобрили сделку, по условиям которой немецкая группа покупает американскую за 3,1 млрд евро (3,8 млрд долл. на тот момент) из расчета 59 долл. за акцию Reebok. То есть премия к рынку на тот момент составляла более 34%.

Между тем на фоне сообщений о сделке бумаги Reebok за короткий срок подскочили на NYSE практически до указанной отметки; в конце минувшего года они колебались в коридоре 56-59 долл. за акцию. На сообщениях о вердикте Еврокомиссии они чуть выросли (+0,07 долл., или +0,12%), бумаги Adidas на Франкфуртской бирже, как и положено в таких случаях, чуть подешевели. Впрочем, среднесрочная тенденция была для Adidas скорее благоприятной: хотя после первых сообщений о сделке бумаги немецкой компании заметно упали в цене (более чем на 10% в августе), впоследствии рынок с лихвой отыграл это падение. Инвесторы смирились с мыслью о покупке и, возможно, пришли к выводу, что затраты на ее реализацию окупятся в среднесрочной перспективе, поскольку могут сбыться прогнозы о том, что объединенная компания если не настигнет, то будет дышать в затылок Nike (контролирующей ныне более 30% рынка спортинвентаря).

Связаться с германским офисом Adidas не удалось, в московском представительстве компании отказались комментировать возможные последствия приобретения «антилопы» (название Reebok «позаимствовано» у одного из видов этого животного) для маркетинговой политики новообразованной группы на развивающихся рынках, в том числе российском. Эксперты считают, что последствия будут – как для рынка, так и для самой Adidas. И для покупателя, возможно, не только положительные.

«Для Adidas сделка была бы выгодной в любом случае, и потому компания не постояла бы за ценой при возможности купить конкурента, – говорит аналитик ИГ «АТОН» Валентин Журба. – Сейчас Adidas на подъеме, и тем легче ей осуществить эту покупку, исходя из собственных финансовых ресурсов и тем проще преследовать основного конкурента – Nike».

«Сделка несет потенциальные плюсы для обеих компаний, – считает эксперт РБК Валентин Крохин. – Однако можно предвидеть и трудности с ее реализацией: германские компании с их традиционной корпоративной культурой, своеобразными бизнес-моделями непросто интегрируются с «чужаками», особенно с американцами. Поэтому «да» Еврокомиссии еще не означает, что все проблемы на пути «спортивной сделки века» решены».

«Nike преследовать нелегко, так как это объективно более сильный бренд, – считает эксперт Российской ассоциации маркетинга Владислав Цветков. – Reebok в последнее время сдал, а Adidas оказался потеснен в сравнительно узкие ниши. По всей видимости, руководство обеих компаний решило, что вместе проще наращивать усилия в области НИОКР и продвижения продукции. В теории это так, однако на практике чаще подобные слияния отражают только амбиции руководителей компании, но не объективные потребности рынка. Возникает, как в случае с DaimlerChrysler, большое число споров и исков, а экономии на операционных издержках не получается. Впрочем, если руководство объединенной компании в данном случае примет жесткое решение сконцентрироваться на продвижении (в главных направлениях) лишь одного бренда, успех возможен. Но я не думаю, что это решение будет простым».


Отправить ответ

Уведомлять о
avatar