Ослабление рубля и дорожающие зарубежные товары теоретически дают российским производителям шанс отвоевать у импортеров немалую часть потребителей. "Секрет фирмы" исследовал импортозамещающий потенциал отечественных компаний и выяснил: шансы на взрывной рост есть у единиц.

"Чашка Ломоносовского фарфорового завода, можете перевернуть и посмотреть, там герб",— гордо говорит официант ресторана "Коммпартия".

В заведении, открытом ресторатором Анатолием Коммом в конце 2008 года, такая концепция — использовать только отечественные продукты и отечественную посуду. Увы, отечество не всегда платит Комму взаимной привязанностью.

"Извините, но сегодня мы не можем предложить вам блюда с курицей,— уже с меньшим апломбом произносит официант.— Поскольку мы используем только отечественную птицу, ее качество не всегда соответствует нашим стандартам. Сегодняшнюю партию шеф-повар забраковал".

Теперь у производителей курятины и прочих потребительских компаний вроде как появился шанс научиться выпускать удобоваримую продукцию — за последние полгода рубль девальвировался на 37%. Даже Китай, эта гроза российских одежников, обувщиков и рыболовов, с точки зрения валюты нашим производителям больше не конкурент — его юань по-прежнему привязан к доллару. По оценкам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), с сентября 2008 года российские компании получили ценовую "фору" 23,4% — именно на столько в среднем подорожал импорт по сравнению с российскими товарами с учетом доли импортного сырья в затратах российских производителей.

"Секрет фирмы" проанализировал 4,5 млн таможенных деклараций по 56 импортным потребительским товарам и ситуацию с производством их российских аналогов, чтобы понять, кому удорожание импорта выгоднее всего. Увы, лишь в половине изученных нами отраслей российское производство оказалось достаточно велико по сравнению с импортным, чтобы иметь базу для дальнейшего роста. Из 25 оставленных для дальнейшего исследования категорий товаров пять пришлось отбросить: в них зарубежные аналоги подорожали менее чем на 20%. Более подробный анализ 20 отраслей-"финалистов" привел к неутешительным выводам: искать надо не тех, кто выиграет больше всего, а тех, кто выиграет хоть сколько-нибудь.

Дешевле не бывает 

Самая жирная "свинья", которую подкладывают иностранцы российским компаниям, заключается в том, что не вся их продукция в России дорожает. Или, во всяком случае, дорожает непропорционально изменению курсов валют. "Swatch Group сохранила рублевые цены на уровне прошлого года. Насколько вырос евро, настолько же они подвинулись в прибыли — для них важен российский рынок. А ведь это "монстр", у них огромный пакет брэндов",— жалуется на швейцарцев Павел Гранкин, генеральный директор ТД "Слава".

Похожая ситуация на мебельном рынке. "Чтобы активизировать спрос, и российские производители, и импортеры сейчас развернули настоящую войну за покупателя, так что подорожания импортных кухонь относительно российских мы пока не наблюдаем",— говорит Максим Лоханкин, директор по закупкам "Кухнистроя", компании, в продажах которой импортная продукция занимает только 10%.

В свою очередь, у многих отечественных товаров просто нет шансов не подорожать— и тоже из-за импорта. В России просто-напросто отсутствуют производители сырья или комплектующих для целых групп товаров. Скажем, российская одежда почти на 100% производится из импортных тканей, молний и пуговиц — такие неутешительный данные приводит Мария Сморчкова, генеральный директор Ассоциации предприятий индустрии моды. "При производстве часов с кварцевыми механизмами доля отечественных комплектующих в себестоимости составляет максимум 10-15%",— говорит Павел Гранкин.

Понятно, что при таком раскладе итоговая продукция не может не подорожать. Предположим, если часы на 90% состоят из китайских "запчастей", их себестоимость вырастет в рублях на 44%, в то время как импорт часов — на 47%. На этих трех процентных пунктах не разживешься. Тем более что российским потребителям чужд покупательский "патриотизм". А заменить импортные составляющие себестоимости отечественными — задача непростая.

Останки промышленности

Компания "ВГ-сервис" (выпускает одежду Highlander) с 2002 года шила 60% своих изделий в Краснодарском крае и Южной Осетии. Но спустя всего шесть лет, в 2008-м, российское производство закрыли, а заказы перенесли в Китай и страны Юго-Восточной Азии.

Тем не менее короткие инвестиции в швейный бизнес на территории России генеральный директор "ВГ-сервиса" Вадим Барков ошибкой не считает: "В 1998-2008 годах в экономику накачивались избыточные кредитные массы, и у покупателей были деньги. Продажи зависели не от цены и качества товара, а от сроков его появления, поэтому мы и запустили российское производство. Но с кризисом спрос на одежду стал стремиться к нулю, и главное для потребителей теперь цена".

А с ценой у российских производителей проблемы: шить дешево, но качественно они не умеют. Для этого нет ни фабрик, оснащенных современными технологиями, ни дешевых трудовых ресурсов, ни умения копировать ходовые модели без лекал, ни понимания того, какие модели будут лучше продаваться — а именно за это ценят Китай. "В России этого нет и в ближайшие 15 лет не будет ни при какой девальвации",— уверен Вадим Барков.

Та же ситуация во многих других отраслях: для парфюмерии в России могут произвести только эфирные масла, отдушки и поверхностно-активные вещества, а множество других компонентов — силиконы, масла, витамины и пр.— приходится импортировать. Создать или восстановить нужные производства комплектующих сложно: не хватает не только инвестиций, но и объема заказов. "В Институте стали и сплавов раньше готовили специальные сплавы для производства часовых пружин. Но одному часовому заводу нужно только несколько сот килограммов такого сплава, и без существования целой отрасли подобное производство нерентабельно",— приводит пример Павел Гранкин.

Парниковый эффект

Есть отрасли, где промышленность худо-бедно развита, да и доля иностранных комплектующих не столь велика. Например, по данным агентства "Автостат", в отечественных автомобилях используется только 6% импортных запчастей. Но продажи импортеров здесь падают не по вине российских производителей, а по вине потребителей. "На увеличение продаж рассчитывать сложно, потому что автомобили — один из первых товаров, павших жертвой кризиса",— говорит Зоя Каика, директор по связям с общественностью компании Sollers. В том же положении все производители дорогостоящей продукции. "В январе-феврале наша рублевая выручка упала на 30%. Покупатели есть, но они не спешат с покупками. Виноват ваш брат журналист — все СМИ пишут, что скоро рынок накроет волна банкротств и кухни будут распродаваться за бесценок",— говорит Максим Лоханкин из "Кухнистроя".

Но обиднее всего производителям, которым мешают не импортеры, а свои же, местные поставщики.

На протяжении 90 лет сначала члены артели "Труд", потом колхозники "Белой дачи", а впоследствии сотрудники одноименной агрофирмы выращивали в Подмосковье тепличные овощи. Нынешний владелец компании депутат Виктор Семенов является одновременно и президентом ассоциации "Теплицы России".

Летом 2008 года Семенову пришлось эту сельскохозяйственную традицию прервать — хозяйство закрыли. Теперь на землях, где раньше возвышались стеклянные теплицы, вырастут стены логистического комплекса или другого объекта недвижимости — какого именно, руководство компании пока не решило. Ясно одно: толку от него будет больше, чем от теплиц.

Судьбу семеновских теплиц решили коммунальщики. С учетом роста затрат на электроэнергию, газ, воду и обслуживающий персонал помидоры "Белой дачи" оказались неконкурентоспособны по сравнению с импортом. Причем настолько, что девальвация их не спасет. Рост цен на "естественномонопольную" продукцию вполне догоняет падение рубля: например, с начала 2008 года газ для промышленных предприятий подорожал на 40%. С теми же проблемами сталкиваются и другие отрасли сельского хозяйства — например, цветочная, где доля газа в себестоимости продукции составляет около 60%.

Аграриям, обходящимся без теплиц, тоже похвастать нечем. "Средства защиты растений, на которые приходится значительная доля в структуре себестоимости, поставляются из-за рубежа,— говорит Андрей Самохин, президент ОАО НПГ "Сады Придонья".— Для производства высококачественных товарных фруктов и овощей необходимо импортное оборудование по доработке плодов — мойке, калибровке и т. д. Ситуацию можно изменить только в том случае, если на этот сегмент рынка обратят внимание компании с сильными инвестиционными возможностями. В нашей отрасли сейчас таких нет. Учитывая объемы инвестиций (закладка одного карликового сада стоит от 350 млн руб.), высокие климатические риски и большие сроки окупаемости в садоводстве, вряд ли в ближайшее время появятся желающие заниматься развитием отрасли в значимых масштабах".

Неубедительный позитив 

Единственное утешение, которое находят себе опрошенные СФ предприниматели,— падение спроса на b2b-услуги. "Сейчас есть хорошие возможности для развития: арендные ставки в торговых центрах упали в два раза, снизились цены на рекламу",— радуется Дмитрий Ходасевич, генеральный директор компании "Цвет диванов". В этом году Ходасевич собирается к своим 100 магазинам добавить еще столько же.

Правда, говоря о такого рода плюсах для местных производителей, не стоит забывать, что аренда и маркетинг на российском рынке дешевеют и для импортеров; поэтому конкурентным преимуществом подобные плюсы считать не приходится.

Да и вообще стратегическое мышление у многих российских собственников нынче не в чести: горизонт планирования у компаний, даже глобальных, съежился до квартала или полугодия. "Сейчас нужно сидеть и смотреть по сторонам, тогда будет результат",— уверен Вадим Барков. Кроме того, российских производителей душит нехватка инвестиций: даже если в процессе "смотрения по сторонам" разглядеть перспективу, увеличить производство без денежных ресурсов все равно невозможно.

Так что шансы потеснить импорт выпадают лишь немногим. В остальном, похоже, вся страна просто превратится в один большой ресторан "Коммпартия".

Товары-заменители

Категория товаров Доля импорта
на рынке, %
Прирост стоимости
по категории
товаров*, %
Вероятность импортозамещения
Обувь 90 44 Хороший потенциал, но развитию мешает нехватка
комплектующих
Скобяные изделия (в том числе
замки)
40 42 Уже наблюдается рост спроса на отечественные изделия
Посуда 28 41 Российские компании представлены в дешевом сегменте
Декор 79 38 Кустарные производства испытывают сложности с
финансированием
Транспортные средства 67 38 Спрос на товары длительного пользования падает
Часы наручные 80 37 76% в себестоимости составляют импортные комплектующие
Мясо птицы 22 36 Российская продукция дороже импортной из-за отсутствия
дотаций
Одежда 74 35 Почти 100% компонентов для пошива одежды — импортные
Мебель 36 34 Спрос на продукцию упал на 30%
Чай 55 33 Сырье занимает 50% в себестоимости. Есть резерв для роста
Текстиль 47 32 Доля импорта в себестоимости — 15%
Цветы 90 32 60% в себестоимости составляет быстро дорожающий газ
Товары для активного отдыха 78 31 Растет спрос на отечественную продукцию
Фрукты и орехи свежие 12 28 Невозможно оперативно развернуть дополнительное
производство
Парфюмерия 64 27 Зарубежное сырье составляет от 80% себестоимости
Детское питание 13,5 24 Доля импортного сырья 25%, спрос стабилен
Рыба и морепродукты 56 23 Не все породы рыб водятся в России, затруднена логистика
Корма для домашних животных 26 23 На рынке доминируют местные фабрики западных компаний

*Исходя из среднего изменения курсов валют экспортеров. Реальный рост цен зависит от маркетинговой политики зарубежных компаний-экспортеров и российских компаний-импортеров

Как мы считали

Был проанализировал импорт по 56 категориям товаров. Мы сопоставили объем импорта и объем собственного производства (по данным Росстата) и оставили отрасли, где российское производство занимало от 10% до 90% рынка. При таком раскладе отрасль достаточно развита, чтобы иметь потенциал для роста, и в то же время доля импорта достаточно велика, чтобы имело смысл за нее бороться. По оставшимся отраслям были посчитаны объем рынка (в рейтинг не попали отрасли с объемом менее 3 млрд руб. в год), средний рост курса валют стран-экспортеров по отношению к рублю с поправкой на долю страны в общем объеме импорта по отрасли. Итоговая пятерка товаров, имеющих максимальный потенциал импортозамещения, была отобрана путем опроса представителей 20 отраслей. В ходе интервью учитывались следующие параметры: доля иностранных комплектующих в себестоимости, размер инвестиций, необходимых для увеличения производства, возможность осуществить эти инвестиции, ценовая разница между импортной и собственной продукцией.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar