На Красной Площади продолжается демонтаж павильона французского дома Louis Vuitton, установленного там для проведения благотворительной выставки "Душа странствий". Вызвавший бурную реакцию "сундук" Louis Vuitton появился на площади в рамках празднования 120-летия ГУМа. В интервью РИА Новости председатель оргкомитета по организации и проведению юбилейных торжеств, председатель комитета стратегического развития ГУМа Михаил Куснирович рассказал о том, как "сундук", оказался на Красной площади, почему его начали демонтировать и что теперь будет с юбилейными торжествами.

— Михаил Эрнестович, расскажите, пожалуйста, как вся эта история начиналась?

— Начиналось все очень естественно. Когда начал верстаться план празднования 120-летия ГУМа, а это было еще в 2012 году, мы обратились к нашим друзьям и партнерам с простой информацией о том, что в декабре 2013 года у ГУМа будет юбилей, и мы, как один из знаковых и старейших торговых домов в России, считаем необходимым этот факт отметить, и если вы, дорогие наши друзья и партнеры, готовы поучаствовать в общем празднике, у вас есть предложения, то, пожалуйста, обращайтесь. Таким образом, все это было, причем еще в мае 2012 года.

— И многие ваши партнеры откликнулись?

— Да, многие компании откликнулись, начали участвовать в программе лояльности ГУМа, которую мы запустили в этом году. Ведущие швейцарские мануфактуры Vacheron Constantin, Omega, Ulysse Nardin сделали восхитительные часы лимитированной серии, итальянская Max Mara делала знаменитое пальто — ГУМ, Porsсhe — специальный автомобиль, английский дизайнер Paul Smith — удивительную сумку с панорамой вечернего ГУМа на Красной площади, парфюмерный дом Guerlain создал специальный аромат к 120-летию, Ermano Scervino создали удивительные меховые изделия, Etro, Moschino, Armani и Jil Sander сотворили уникальные дамские сумочки — каждый свою. И еще множество партнеров проявили свои дружеские чувства. ГУМ также постарался и провел множество удачных, запоминающихся акций, таких как цветочный ковер из более чем миллиона живых цветов на Красной площади, гумовские велокатания по Бульварному кольцу, день гумовского мороженого, когда совершенно бесплатно было роздано более 120 тысяч порций знаменитых стаканчиков и эскимо. Наш крупный партнер — дом Dior — откликнулся провести показ мод, а это единственный дом, который имел за плечами показ на Красной площади в 1959 году. Они нам предложили сделать нечто подобное как подарок на юбилей. Надо сказать, что такие показы вне Парижа проходят крайне редко, только по знаковым событиям, и для них этот показ был главным международным проектом в 2013 году. Показ, я считаю, прошел очень удачно, приехала модель, которая принимала участие в том историческом показе 1959 года.

Кроме того, Dior построил интересный зеркальный павильон на площади. Воздушный такой тут стоял. Было видно, что публике понравилось. Ведь любой посетитель Красной площади мог стоять вдоль подиума и наслаждаться шикарным показом.

— Этот зеркальный павильон Dior сейчас, кстати, в связи уже с другим павильоном начинают все припоминать и говорить, как же, мол, так, что мы тогда этого еще не заметили, не обратили внимания на такое.

— Я как ежедневный очевидец жизни на Красной площади могу заверить вас, что площадь не успокаивается ни на день. Бывает, что в течение многих недель возводят какие-то конструкции, потом проходит одно мероприятие и эти конструкции еще несколько недель потом разбирают. Вы поймите, здесь же просто все дело в тех или иных представлениях о прекрасном. Мы (ГУМ) всегда предлагаем горизонтальные решения, чтобы подчеркнуть архитектурный ансамбль площади — будь то цветочный ковер или каток. А что касается павильона Dior, то это был не самый большой павильон на моей памяти. Любая сцена, завешенная черным баннером, а это тоже, видимо, необходимо, она закрывает Василия Блаженного больше, чем любой павильон. Тем более что павильон Dior был зеркальным, и от этого красота площади была видна многократно. Вот, собственно, и все. Здесь, как раньше говорили, важно ведь что? Важно найти консенсус.

— Какого рода?

— Прежде всего, надо ответить на вопрос: Красная площадь — это площадь для людей, или это площадь для отдельных мероприятий? Если для людей, то давайте не забывать, что люди разные. Много веков Красная площадь была заполнена людьми, которые торговали, веселились, играли свадьбы, выслушивали указы, открывали музеи и даже Верхние Торговые Ряды, в общем, жили. Но в какой-то момент коммунистически настроенная часть общества назвала эту площадь сакральной, и вот даже в наши дни 22 апреля площадь перекрывают, потому что в известную конструкцию Щусева идут люди с флагами и знаменами — это их желание тут быть. И для меня лично как для человека это приемлемо. Но приемлемо до определенного момента. До тех пор, пока на этих флагах и знаменах нет портрета тирана и убийцы, вождя и отца народов. Вот это для меня как человека и гражданина неприемлемо и ненормально. Но кидаться в этих людей гнилыми помидорами я считаю непозволительным.

—  Как для многих оказался неприемлем Louis Vuitton?

— Замечательный дом Louis Vuitton, дом с богатой историей, сделал предложение в рамках нашего юбилея провести историческую выставку. Выставку, связанную с Россией, в виде походного чемодана князя Орлова — советника Николая Второго, который век назад сделал спецзаказ в этом доме на изготовление багажа. Они посчитали это уместным и правильным — разместить здесь этот павильон, разместить в нем большую свою историческую коллекцию багажа исторических личностей и ныне живущих, и тех, кого уже с нами нет, назвать ее "Душа странствий" и передать весь доход от ее проведения в фонд Натальи Водяновой "Открытые сердца".

Нам показалась идея этой выставки интересной, привлекательной и уместной. Я, как руководитель оргкомитета подготовки празднований 120-летия ГУМа, поддержал идею включить эту выставку в программу торжеств и разместить ее на прилегающей к магазину Louis Vuitton части Красной площади с открытым доступом.

— И что происходило потом?

— Потом происходила рутина. Мы, безусловно, с префектурой, городскими властями, федеральными властями все вещи, которые выходят за периметр ГУМа, обязаны и уже традиционно согласовываем в том виде, в котором это необходимо. Восьмилетний опыт нашего катка, собственно, дает нам представление о том, как это происходит.

— То есть какой-то порядок согласования существует?

— Мне лично неизвестно о каком-то утвержденном регламенте и инструкции о том, как и что надо согласовывать. В адрес перечисленных инстанций было письмо от ГУМа за моей подписью. Был вопрос: возможно ли организовать ряд мероприятий в честь 120-летия или нет? В общем, это большой круг согласований. И надо сказать, что в моем обращении было пять предложений о различных мероприятиях, а в итоге было согласовано четыре, и это совершенно нормальная практика.

— Так и в чем же оказалась проблема именно с этим мероприятием, с этим павильоном?

— Возможно, на каком-то этапе изменились условия, о которых мои коллеги из ГУМа, которые занимались согласованием всех деталей, просто не знали. Постоянно что-то меняется, редактируется, это жизнь. Видите, сейчас вот Росреестр выступил, что меня очень удивило. Я, честно, не думал и не ожидал, что Росреестр имеет какое-то отношение к полностью некоммерческой истории. В этом случае нет факта аренды. Да его и не могло быть, просто потому, что на Красной площади аренда невозможна. Она запрещена.

— Конечно, вопрос не в аренде.

— Вопрос абсолютно в другом. Установка павильона вызвала бурную реакцию. Часть общества активно высказалась против. И это высказывание приобрело лавинообразный характер. Мы же всегда работали и работаем на конечного потребителя. И для нас важно, понравилось человеку или не понравилось. И вне зависимости от какой-либо идеологической позиции, наша гражданская позиция, моя, в частности, заключается в том, что раздражающих факторов должно быть меньше. Мне не нравится, когда я даже из самых хороших, добрых побуждений доставляю большому количеству людей неудобства морального характера. И я готов признавать то, что я вот хотел порадовать, но не совсем это удалось. Это как, знаете, приходишь к девушке, даришь ей цветы, которые, как ты думал, ей понравятся, а она вот почему-то ну вот совсем не любит сирень. Это же не значит, что надо вот обязательно настаивать — нет, ты возьми… Не любит сирень, конечно, это расстройство. На этом вечер для тебя испорчен, но теперь ты будешь знать, что сирень дарить не стоит.

— То есть бороться за павильон вы не будете?

— Я обычно борюсь за созидание. А за деструктив… зачем что-то делать назло? Это в итоге будет как снежный ком. Недовольство будет увеличиваться. Те люди, которые считают, что это красивый, нужный и правильный павильон, значительно молчаливее тех, кто считает обратное. А во-вторых, я точно не хочу быть причастным к водоразделу. Мы действительно клиенториентированная компания. У нас точно такой же принцип работы, как и у врачей, — не навреди. Не надо раздражать и провоцировать. В этом в том числе и есть определенная гражданская позиция. Вне зависимости от любых разрешений, человекораздражительное дело, даже если я считаю, что оно яркое и красивое, может да и должно быть изменено.

— А как к вам пришло это понимание? В виде звонка из администрации?

— Это понимание произошло благодаря активности СМИ. Администрация на день позже выступила со своим заявлением. Знаете, я был отличником по общественным дисциплинам и знаю, что создание нарочито пренебрежительной атмосферы к общественному мнению провоцирует неадекватную реакцию. И я считаю, что в этой истории именно общественное мнение сыграло свою роль, и это прекрасно. Это же элемент демократии, верно?

— А вы сами как считаете, этот павильон здесь уместен?

— Лично я не вижу ничего предосудительного в том, что в этом месте на полтора месяца воздвигнут павильон одного из лучших брендов в мире, который приехал к нам в гости с подарком. Я считаю совершенно нормальным то, что здесь воздвигнут временный выставочный павильон в благотворительных целях. Я считаю, что это совершенно нормальная ярмарочная активность. Причем, если вы посмотрите, то увидите, что он сделан качественно. Они потратили огромные дизайнерские, финансовые, инженерные усилия, чтобы сделать это красиво, чтобы это понравилось.

Но я готов признавать ошибочность своих суждений. Я думал, что это не будет раздражителем. Это оказалось неверно. И мне, безусловно, жаль, что мы, позвав в гости наших французских партнеров, оказались в такой ситуации. Но при этом я знаю, лучше не раздражать, не доводить до агрессивного сценария.

— Еще говорят, что размеры не совсем адекватны.

— Там действительно есть некоторое несоответствие заявленным размерам. Это действительно есть. Но Красная площадь велика по масштабам, и в этом плане это вполне соразмерный павильон. И по высоте, и по ширине, и по глубине. Уж если делать, то делать нормально, чтобы в нем поместилась выставка, чтобы он был заметным объектом, артефактом, если хотите, а не спичечным коробком на площади. И все же забыли, что он временный. А меня вот как патриота Москвы и страны гораздо больше удручает окончательное нарушение вида, видовых панорамных перспектив.

Когда я между Василием Блаженным и Спасской башней вижу высотные здания, то понимаю, что это ужасно прежде всего потому, что это навсегда.

— А вы видите, что павильон стал неким триггером забытых вроде бы уже давно и навсегда противоречий?

— Классовой ненависти? Честно говоря, спустя 96 лет после октябрьской революции и 22 года отсутствия СССР не думал, что это возможно. Что эти тени появятся. Значит, это показатель, значит, это надо учитывать. Но я точно знаю, что это не очень комфортный показатель, и я точно знаю, что этим нельзя пренебрегать. Значит, эту классовую ненависть надо облекать в какие-то правила. Типа больше двух стаканов мороженного не есть…

Вот не принято в церковь в шортах, открытом платье и без платка. Не принято так, поэтому извольте накинуть платок на голову. Но почему нельзя сделать так, как это происходит в Ватикане, когда при входе в собор святого Петра тебе за минимальные деньги, за пару евро кажется, тебе позволяют взять брюки и юбку, купить платок. Можно же эту проблему решить. Так и в этом случае. Сказано: с монограммой нельзя сундук, а без — можно. Вот, собственно, и выход. Кто-то должен был им это сказать. Наверное, это должен был быть я. Не сказал. Не додумался сказать, поэтому теперь неудобства и испытываю. Одно дело — купить хорошую сумку, другое дело — нечего ставить на Красной площади не полюбившийся сундук.

Сумка должна быть в руках, а не перед глазами. Такая вот позиция. В общем, получилось четко по Горину — сначала намечались торжества, потом похороны, потом решили совместить…

— Скажите, а как теперь будет исправлена ситуация с главным бенефициаром выставки — фондом Натальи Водяновой?

— Поскольку им были обещаны средства от продажи билетов на выставку, и очевидно, что они вряд ли на них могут рассчитывать, ГУМ счел возможным принять решение все средства, полученные в декабре от посетителей катка, направить в фонд. Надеюсь, что, зная об этом, на каток придет теперь много больше людей, чем это бывает обычно.

— О какой сумме может, по-вашему, идти речь?

— С учетом нашего восьмилетнего опыта работы катка я думаю, что мы можем говорить о сумме порядка 10-11 миллионов рублей.

— Вся эта история повлияла на ваши отношения с Louis Vuitton. Вы останетесь друзьями и партнерами? Их расходы как-то будут компенсированы?

— Это большая и опытная компания. Я думаю, что весь этот проект у них был застрахован. В Louis Vuitton, мне кажется, и мечтать не могли о такой частоте упоминаний в СМИ, в том числе и международных.

— Даже в таком неоднозначном контексте?

— Никто не ожидал, что реакция будет такой неоднозначной. Как реагировать и как из нее выходить, наши партнеры решают на самом высоком уровне в Париже. Но ГУМ им сразу предложил не только учесть мнение москвичей и начать демонтаж, но и предложил поместить выставку, если это, конечно, возможно по техническим параметрам, на линиях ГУМа. Может быть, наши друзья примут иное решение и выберут иную площадку в Москве.

Они сейчас рассматривают эту возможность. Вместе с тем справедливо отметить, что серьезным недочетом со стороны Louis Vuitton является то, что не было проведено соответствующей предварительной, разъяснительной работы в СМИ. Они хотели сделать сюрприз, а надо было объяснить, что это выставка, а не павильон для продажи кожгалантереи на Красной площади. Уверен, что они смогут принять верное для себя решение. Я напомню, что в ГУМе открыт крупнейший в Восточной Европе магазин и он очень успешен. Российский покупатель любит продукцию этой компании, и большое количество людей, в том числе негодующих по поводу павильона, пользуются товарами Louis Vuitton и правильно делают. Я надеюсь, что мы выйдем из ситуации без обид и без взаимных упреков. Отрицательный опыт — тоже опыт. Но я не считаю, что он однозначно отрицательный.

Что касается непосредственно наших отношений с нашими друзьями, то, как вы знаете, на 29 ноября было назначено торжественное открытие выставки, в котором должны были принимать участие первые лица Louis Vuitton — президент LVMH Бернар Арно (Bernard Arnault), президент LV Майкл Берк (Michael Burk), великолепная актриса Катрин Денев (Catherin Deneuve), знаменитая Летиция Каста (Leticia Casta) и множество российских и зарубежных гостей. Теперь этот праздник отмен.

На 1 декабря был намечен ГУМ-Карнавал в честь 120-летия открытия Верхних торговых рядов. Этот праздник должен был завершить год празднования торжественным приемом и должен был пройти в день исторического открытия, но с разницей в 120 лет. На него мы звали большое количество гостей, всех наших российских и международных партнеров и друзей, но в итоге посчитали неуместным проводить эти торжества в заявленном формате.

Поэтому всем добро пожаловать в ГУМ! Юбилей — 1 декабря. Для всех посетителей играет музыка, раздается мороженое, работает новогодняя ярмарка и каток. А 2 декабря каток открыт бесплатно для всех желающих, конечно, с учетом пропускной способности.

— И какой вывод вы бы предложили сделать изо всей этой истории?

— Главный вывод, мне кажется, в том, что и политизированной общественности, и неполитизированным предпринимателям надо уважительно относиться к мнению и действиям друг друга. Надо непременно найти конструктивный момент и в оценочных суждениях людей, и в предпринятых усилиях тех, кто в конце концов и является созидателями. И, оставаясь патриотами своей страны и истории, уверенно смотреть в завтрашний день широко открытыми глазами и добрыми намерениями.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments