Всем хорошо известно, что фарцовщики познакомили советских граждан со жвачкой и джинсами. Однако мало кто знает какие товары они сами предлагали иностранцам. Рассказываем, что им удавалось успешно «впаривать» гостям Страны Советов.

Теплое белье

Официально эпоха фарцовщиков началась во время Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, который проходил в Москве в 1957 году. На самом деле, фарца как явление появилась раньше, еще в конце сороковых, в крупных портовых городах: Ленинграде, Одессе и Владивостоке. Власти при Сталине стремились максимально сократить контакты советских граждан с иностранцами. Но одну щель они закрыть не могли: торговый флот страны не мог обслуживать весь товаропоток и в эти морские гавани довольно активно заходили иностранные суда. В результате, кроме официальной шла еще и народная торговля.

Грузчики, работники порта и даже подростки, которые крутились поблизости, вели оживленный обмен, предлагая советские товары за импортные вещи и продукты. У простых моряков особым спросом пользовалось самое обычное нижнее белье. Хлопчатобумажное, а лучше всего шерстяное. Последнее было качественнее зарубежного и ценилось, хотя выглядело, вспоминая мужские панталоны, зачастую странно. Профессиональные морские волки, как никто другой ценили тепло, а не внешний вид.

Конечно, первые фарцовщики были редки и, с точки зрения властей, не представляли существенной опасности. Настоящий бум начался в конце пятидесятых, а уже во времена застоя фарцовка превратилась в огромную отрасль. Статистику, конечно, никто не вел, но, например, считается, что только в Большой Ялте на улицах каждый день работало около пяти сотен фарцовщиков. И продавали они иностранцам уже не трусы.

Водка и коньяки

Приезжие моряки ценили еще один отечественный продукт – водку. Собственно, не только они. Поллитровую бутылку беленькой по всей стране называли универсальной валютой, но иностранцев привлекала прежде всего цена. Прибывших в СССР на короткий срок, например, туристов, артистов, спортсменов, довольно грамотно и тщательно «разводили». Власти делали все, чтобы они отоваривались исключительно в специальных магазинах, барах и сувенирных лавках. Тут можно вспомнить легендарную советскую «Березку». Обычно торговля там велась за валюту и цены устанавливались намного выше, чем в простом магазине.

Гости, в свою очередь, пытались сэкономить, а спрос вызывал соответствующее предложение. Если иностранец сам не мог пойти в советский универсам, то алкоголь приносили уже ему. Занимались этим таксисты, горничные, дежурные по этажам и даже бармены в валютных барах. Изредка водку предлагали и прямо на улице, но в основном в небольших провинциальных городках.

При этом на Западе, особенно в странах Северной Европы, все спиртное стоило намного дороже. Советские моряки за границей часто продавали бутылку «Столичной» за 10-15 долларов, тогда как в Союзе покупали ее за 3,62 рубля. А вот армянские коньяки приобретали даже иностранные дипломаты, которые жили в стране годами. Разница цен была еще больше. Так как в свободном доступе их не было, приходилось пользоваться услугами фарцовщиков. Иногда сотрудники посольств везли домой несколько ящиков лучшей горячительной продукции «коммунистов».

Главная проблема такой торговли была валюта. Связываться с долларами-марками после дела Рокотова, когда по желанию Хрущева нелегальные операции с ними превратились в расстрельную статью, многие боялись. Поэтому царствовал бартер, благо почти любая импортная вещь с восторгом принималась советскими обывателями.

Красная и черная икра

Пользовались фарцовщики и тем, что разница в ценах на деликатесы тоже была огромной. Особенно иностранцы любили увозить красную и черную икру. Дело в том, что в СССР ценообразование отталкивалось не от спроса и на многие элитные на Западе продукты ценник искусственно занижали. При этом многие лакомства были еще и непопулярны в народе. Например, небольшая банка краба стоила 4 рубля.

Обычный гражданин считал, что это слишком дорого, а вкусовые качества сомнительные. Как метко заметил Жеглов в романе братьев Вайнеров «Эра милосердия»: «Конечно, краб – это не пища. Так, ерунда, морской таракан. Ни сытости от него, ни вкуса. Против рака речного ему никак не потянуть. Хотя если посолить его круто и с пивом, то ничего, все-таки закусочка. Но едой мы его признать никак не можем».

Впрочем, самое удивительное в советском ценообразовании было то, что за красную и черную икру просили ненамного больше, чем за краба. Правда, цены на эти деликатесы постепенно поднимались, но все равно 140-граммовая баночка красной шла в государственной торговле по 3,50-4,20 рублей, а 112-граммовая баночка черной – по 5,50-6,00 рублей. Даже по меркам Восточной Европы – это было очень дешево. Если привезти из далекой России десять банок икры, можно было без проблем окупить поездку. Естественно, иностранные гости и фарцовщики быстро разобрались в этом, и икра стремительно пропала с прилавков.

Некоторые туристы, провернув раз удачную сделку, начинали ездить на постоянной основе, приезжали даже несколько раз в месяц, привозили вещи под заказ и становились оптовыми покупателями-поставщиками, устанавливая тесные связи с отечественными спекулянтами. Работали они как правило с ограниченным количеством крупных барыг, но могли при необходимости скинуть несколько вещей прямо в отеле горничной.

Значки и пионерские галстуки

Основная видимая масса фарцовщиков работала на улице и их жертвами чаще всего становились обычные иностранные туристы, которых интересовали главным образом сувениры. Власти старались максимально удовлетворить спрос на них, но не учитывали один нюанс. Гости из мира капитализма хотели привезти какое-то доказательство того, что они побывали в Империи Зла, в оплоте непонятного коммунизма, где все не так как у людей, а не в стране матрешек и шкатулок под хохлому. Именно фарцовщики занялись снабжением исключительно «советскими» сувенирами.

В первую очередь речь шла о самых разнообразных значках с коммунистической символикой. Значок пионера стоил копейки и его легко можно было купить. Иностранцы за него отдаривались какой-то мелочью (жвачка, ручка, зажигалка, реже сигареты) или давали доллар. Изначально фарцовкой занимались каждый сам по себе, но довольно быстро сбились в бригады или стали работать под конкретных спекулянтов.

Все, что удалось получить от туристов, сдавали бригадиру или скупщику по оптовым ценам. Рентабельность такой деятельности была огромной, а масштабы катастрофическими для советской власти. Как ни боролась милиция, количество фарцовщиков с каждым годом росло. Объяснялось все просто: купив значок за десять копеек, фарцовщик сдавал жвачку оптом по 50 копеек. За день во время туристического сезона можно было заработать таким образом до 25 рублей, хотя в среднем речь шла о 5-10 рублях. Занималась этим молодежь, чаще подростки, которым за это почти не грозила уголовная ответственность. В основном все ограничивалось воспитательной работой в школе.

В фарцовщики шли не только ради денег, немаловажным был и доступ к импорту, «фирме». Например, привлекала возможность приобрести джинсы. Их выменивали у иностранцев, многие туристы из соцстран, зная о безумном ажиотажном спросе на них в СССР, обязательно брали несколько пар. В крайнем случае, на помощь приходили те же скупщики, которые продавали своим со скидкой.

Фотоаппараты и часы

Откровенно говоря, советская промышленность завалила научно-техническую революцию. Однако, вплоть до конца шестидесятых она производила много вполне конкурентной на Западе продукции, которая даже успешно экспортировалась в Европу. И если в Союзе все мечтали об импортной технике, гости страны часто скупали модели, разработанные советскими заводами. Самым устойчивым спросом пользовались отечественные профессиональные и полупрофессиональные фотоаппараты и механические часы.

Снова все объясняется разницей цен в Европе и СССР. Например, самая массовая и популярная зеркалка «Зенит-Е» стоила 100 рублей. Для простых работяг сумма была значительной, ведь зарплата слесаря составляла 180-220 рублей, а инженера – 140-180 рублей. Но даже по официальному курсу это было очень дешево для иностранца, а если учесть, что фарцовщики оперировали котировками «черного рынка» и скидывали такие фотоаппараты за 50 долларов… Такая же ситуация была и с продукцией часовой промышленности.

Конечно, техникой занимались уже не подростки. Все же покупка такого товара требовала совершенно других вложений. Выглядели такие фарцовщики весьма экстравагантно: они вешали на себя несколько фотоаппаратов, изображая фотолюбителей, а на руке у них были надеты несколько часов. Прибыль была огромной. Часы «Командирские» даже у спекулянтов стоили всего 100 рублей при госцене 45 рублей. Иностранцам их продавали за 70-100 долларов. При курсе на черном рынке 3-5 рублей за доллар, на выходе получалось 210-500 рублей.

Антиквариат и иконы

В СССР в шестидесятых сложилась поразительная картина. Начало массового жилищного строительства привело к появлению на рынке редкого и ценного антиквариата. Советские граждане, не разбираясь в реальной стоимости предметов старины, при переезде из своих коммуналок в отдельные квартиры безжалостно выбрасывали старье на мусорку или сдавали в утильсырье. Там его бесплатно подбирали коллекционеры и фарцовщики. Многие раритетные вещи можно было купить в СССР за копейки, если сравнивать с ценами в Западной Европе.

Конечно, в массе своей иностранцы, которые приезжали в СССР, тоже не очень разбирались в антиквариате, но обменять десять пачек колготок на красивое фарфоровое блюдце, веер, пудреницу, часы, которые выглядели древними, соглашались многие. По приезду на родину, когда все это попадало к специалистам, часто выяснялось, что сделка оказывалась даже выгоднее, чем предполагалось.

За границу уходили и очень редкие вещи, за которые колготками не рассчитаешься. Ведь грамотные люди все же были как среди продавцов, так и среди покупателей. Речь шла уже о крупных суммах и серьезных рисках. Вывозились картины русских художников, старинные ювелирные украшения и иконы. Занимались этим не простые фарцовщики, а коллекционеры и крупные спекулянты. Иконы, например, искали поисковики по селам, которые оказались заброшенными в результате укрупнения или миграции в города. Найденное сдавалось скупщикам в крупных городах чуть ли не оптом. На сленге иконы даже стали называть «доски». Скупщик уже продавал их коллекционерам или иностранцам, которые могли обеспечить канал вывоза их за Железный занавес.

В принципе, занятие фарцовкой и спекуляцией само по себе было подсудным делом. В любой момент можно было попасть в милицию при очередной облаве и отправиться в колонию не строгого, но все-таки режима на три-пять лет. Люди, которые решались заняться картинами и иконами рисковали куда существеннее. Им светили и незаконные валютные операции, ведь за подлинник Айвазовского платили долларами, и нетрудовые доходы в особо купных размерах, и ответственность за контрабанду. Достаточно вспомнить скрипача и дирижера Сергея Дьяченко, который в 1986 году попался на вывозе антикварных скрипок и получил за это семь лет.

Макс Усачев | RETAILER.ru

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первым быть в курсе главных новостей ритейла.