Осенью 2008 года среди бизнесменов вспыхнула настоящая эпидемия суицидов. "Непомерные долги, не справился" — стандартное объяснение. Но, как выяснил "Секрет фирмы", к роковому шагу владельцев компаний подтолкнули вовсе не долги.

Шаг с высоты

Предыдущий рекорд как самоубийств вообще, так и суицидов среди бизнесменов вывел Россию на второе место в мире по этому показателю — 42 человека на 100 тыс. населения. Произошло это в 1994 году. Очень трудно вспомнить, что такого ужасного случилось в тот год. Всеобщее крушение надежд на скорое экономическое чудо? Возможно. Но главное, чем отличается 1994-й от череды прочих 1990-х,— максимальное в новой российской истории имущественное расслоение. "Комплекс короля Лира" — социологи давно придумали имя для закономерности: больше всего самоубийц среди людей, теряющих социальный и имущественный статус. На непоправимый шаг толкают невозможность продолжать прежний образ жизни, неспособность начать все сначала и груз унижения. Этот комплекс опасен для бывших офицеров и… бизнесменов.

Нынешняя волна самоубийств обещает стать еще более мощной. Расслоение общества усиливается из-за резкого падения уровня жизни среднего класса и неимущих. "Падая с высоты, бизнесмен "пролетит" мимо среднего класса и окажется прямо внизу",— говорит эксперт центра экстренной психологической помощи МГППУ Павел Пономарев. Человека, заряженного на финансовый успех и благополучную старость, неминуемо посетят мысли о самоубийстве. Суициды предпринимателей принято объяснять непосильными долгами. Действительно, практически во всех случаях люди были в долгах как в шелках, однако основным мотивом самоубийств оказался отнюдь не этот груз.

Предательство

В начале января в Москве застрелился Владимир Зубков, владелец одной из крупнейших компаний по продаже авиабилетов "Соби". Когда из-за кризиса ликвидности у оператора начались финансовые затруднения и авиакомпании отключили его от своих систем бронирования, Зубков вступил в переговоры о слиянии с владельцами конкурирующей фирмы. Они ударили по рукам, и Зубков, положившись на устные договоренности, впустил новых инвесторов для знакомства с делами компании. Но хеппи-энда не получилось: конкурент просто увел ключевых сотрудников и лучших клиентов, решив, что так дешевле. Для Владимира Зубкова удар в спину оказался страшнее долгов.

Беда не ходит одна

В ноябре в Екатеринбурге отравился крупнейший ресторатор Александр Доронин, владелец японских ресторанов "Ем сам", итальянских "Моретти" и русской "Малины". В прошлом году его преследовали неудачи: сначала один "Ем сам" был закрыт инспекторами СЭС, обнаружившими кишечную палочку, потом три "Ем сам" на одной улице ликвидировали как убыточные (из-за ремонтных работ на дороге к ним невозможно было подъехать). Прогорели "Портер стейк-хаус", "Кофе-бум" и "Золотой дракон", а новый ресторан европейской кухни The Lido так и не открылся. Люди, знавшие Доронина, говорили, что он повидал всякого, не имел видимых проблем со здоровьем и нервами, не обнаруживал никаких суицидальных намерений.

Опасная диверсификация

Добившись успеха в одном бизнесе, многие предприниматели уверены, что добьются тех же результатов в других начинаниях. В конце прошлого года произошло двойное самоубийство основателей крупнейшего фармдистрибутора Санкт-Петербурга ЗАО "Генезис" и сети аптек "Первая помощь" — Владимира Григориади и его компаньона Алексея Хромова. Основной версией стали финансовые неурядицы их бизнеса. Однако источники СФ отвергли это предположение, так как 2008 год выдался исключительно удачным для отрасли. По их мнению, совладельцы "Генезиса" обескровили компанию, вложив деньги в рискованные непрофильные проекты. И все потеряли.

Потеря лица

"Не дай бог стать бедным" — такой странный тост в начале осени 2008-го предложил на одном из приемов нижегородский предприниматель, совладелец сети магазинов дорогой одежды "Интермода" и элитного ресторана "Феллини" Сергей Поляков. Тогда мало кто подозревал, что для самого Полякова тост был настоящим криком души: его квартира и товары в обороте уже были заложены по кредитам, а доходы почти иссякли — из-за кризиса состоятельные горожане перестали покупать наряды от Версаче и Валентино. Для законодателя мод Нижнего Новгорода, у которого одевался весь городской бомонд, устроителя изысканных светских вечеринок, разорение означало крах дела всей жизни и утрату прежнего положения в обществе. 16 января этого года Сергей Поляков повесился.

Крах финансиста

За считанные дни после фондового краха 1929 года добровольно ушли из жизни 210 миллионеров. В России же пока известно лишь об одном подобном прецеденте — попытке самоубийства, совершенной генеральным директором ИФГ "Партнер" (крупный оператор рынка опционов и фьючерсов) Сергеем Мурафером. Это произошло 16 сентября, в день максимального падения котировок на биржах РТС и ММВБ. Как объясняли в самой компании, фирма понесла убытки по вине одного из управляющих, заключившего несколько несанкционированных опционных сделок на деньги клиентов. В итоге компания недосчиталась почти полумиллиарда рублей. Подведя итоги по клиентским портфелям, глава группы в тот же день решился на суицид.

Семья и трезвость

Потенциальному самоубийце присуще внутреннее одиночество, хотя внешне все выглядит благополучно: он окружен людьми на встречах и деловых обедах. Когда-то, скорее всего, еще в юности, он пришел к выводу, что одиночество безопаснее и удобнее. Теперь за этот выбор ему приходится расплачиваться. В семье потенциального самоубийцы нет по-настоящему родственных отношений, отмечает руководитель суицидологического центра при НИИ психиатрии Владимир Войцех.

Кроме того, говорят психологи, потенциальные самоубийцы обычно злоупотребляют алкоголем или легкими наркотиками, усиливающими склонность к импульсивным поступкам. Это доказывает и статистика: под воздействием алкоголя совершается 60% суицидов. Но самое главное, кандидат в самоубийцы — человек с бедной духовной жизнью, ограниченным кругом интересов (работа—деньги). Крах бизнеса равносилен жизненному краху. И хотя, по утверждению врачей, адаптироваться к кризисам нельзя, но выход есть. Лучше не ставить все только на бизнес. Новым смыслом жизни может стать семья. Когда человек заново увидит близких и начнет интересоваться не тем, сколько им нужно денег, а тем, как у них дела, это заставит его изменить фатальные планы.

Когда Майкл Фелпс выиграл в Пекине свою восьмую медаль, я сказал, что у парня будут проблемы. Так и случилось.

Спортсмены, попавшие на вершину Олимпа сразу со школьной скамьи, часто не могут удержать успех в собственных руках: они начинают систематически разрушать себя. Людям, которые пришли в большой спорт после армии или университета, это несвойственно.

То же и с бизнесменами. Человек, который на пути к успеху приобрел опыт маленьких неудач, не будет прыгать с крыши, потерпев большую. В бизнесе самоубийцей становится тот, кто легко добился успеха и в одночасье все потерял. Для такого человека сам факт неудачи — уже самоубийство, так как вместе с успехом испаряется его личность. Представьте, что вам вручили нобелевскую премию, а потом ее отобрали.

Конечно, самоубийство не выход, и подготовить себя к потере успеха можно. Старайтесь быть первым парнем в своем дворе, спортклубе, церкви. Тогда у вас останется еще кое-что за душой.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar