Увеличить срок лишения свободы за нарушение авторских прав с пяти до десяти лет, а также ввести за подобные преступления конфискацию имущества намерен заместитель генпрокурора Владимир Колесников. Эксперты, учитывая масштабы преступлений в сфере оборота интеллектуальной собственности, предложения Генпрокуратуры называют вполне оправданными, но при этом напоминают, что все предыдущие попытки властей победить контрафакт неизменно оборачивались неудачей. 

«Необходимо ужесточение уголовной ответственности в виде конфискации не только произведенной продукции, не только станков, на которых она производится, но и всего того, что нарушитель скопил за все время своего существования, это вклады, дома и так далее»,— заявил вчера Владимир Колесников, выступая на парламентских слушаниях в Госдуме. По его словам, наказание должно распространяться на всех, кто причастен к сбыту контрафакта: как на производителей такой продукции, так и на тех, кто предоставляет помещения для ее производства. Кроме того, Владимир Колесников предложил увеличить срок лишения свободы за подобные правонарушения с нынешних пяти лет «до 6–10, а может, и еще больше». 

«В принципе закон об авторском праве косвенно предусматривает такой вид ответственности, как конфискация имущества, но из-за того, что эта норма отсутствует в Уголовном кодексе (УК), она не работает в уголовном судопроизводстве»,— напоминает глава представительства по России и СНГ международной федерации производителей фонограммы Игорь Пожитков. 

Куда больше энтузиазма у предпринимателей вызывает предложение повысить сроки тюремного заключения за оборот контрафакта. «Увеличение срока даже до шести лет позволит перевести такие преступления в категорию тяжких и даст следствию дополнительные возможности для проведения следственных мероприятий, например, правоохранительные органы смогут производить тайное наблюдение и прослушивание»,— говорит председатель совета директоров концерна «Союз» Александр Менн. 

В тоже время, предупреждает он, для того чтобы ужесточить наказание, необходимо поменять всю процедуру уголовного наказания, ведь сейчас ответственность за нарушение авторских прав несет только физическое лицо. В противном случае введение столь жестких мер приведет лишь к тому, что за распространение контрафакта будут отвечать лица, которые даже не знают, что имеют дело с пиратской продукцией, например продавцы с лотков. 

Кроме того, уверен Менн, изменения в УК не будут действовать, если не изменить законодательство в части коллективного управление авторскими правами. «Дело в том, что в законе сейчас существует пробел, позволяющий определенному кругу лиц присвоить себе права на тот или иной продукт интеллектуальной деятельности до тех пор, пока компания-правообладатель не заявит о незаконном использовании его продукта»,— говорит Александр Менн. 

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar