Как выглядит банкротство мечты с точки зрения обывателя? Компания разоряется, кредиторы обрывают ее телефоны, юристы ловят свою рыбу в этой мутной воде, аналитики строчат комментарии, а журналисты — статьи и даже книжки: взлет и падение корпорации такой-то. Тем временем собственно бизнес, принадлежащий банкроту, продолжает спокойно работать — штамповать и торговать. Эти два процесса — банкротство и производственная деятельность — протекают параллельно, не сильно мешая друг другу. Ну прошла GM через банкротство — и кого это волнует, кроме ее инвесторов?

В России в связи с кризисом тоже появляется все больше таких примеров. С банками — «КИТ финанс», например, или Связь-банк перешли госструктурам; с магазинами — «Эльдорадо» досталось чехам, Сбербанк собрал целый пук сетей — правда, не все они работоспособны. А вот «Техносила», как стало ясно на этой неделе, вполне успешно работает под началом нового собственника, похожего на МДМ-банк.

Похожего — потому что есть важное отличие. Если за границей финансовое оздоровление обычно происходит через суд, который учитывает интересы всех кредиторов, то в России проблемный, но живой бизнес часто в таких случаях переходит под контроль крупнейшего из них. Который ни за что не хочет в этом сознаваться, чтобы остальные кредиторы, не дай бог, к нему не пришли. Для нужных кредиторов двери банка — нового собственника гостеприимно открыты, а для ненужных (прежде всего для других банков) есть суд, причем отнюдь не заграничный.

В случае с «Техносилой» это выглядит так. Есть одна группа «Техносила», в которую входят всякие компании с мало что говорящими обывателю названиями вроде «Грейт-Б», «Кверкус-крафт», «Трейд СВ», «Спектр» и проч.; эти компании сейчас банкротятся в суде. И есть другая группа «Техносила», тут тоже малоизвестные названия — «БизнесПРО», «Сервистрейд», прочих мы просто не знаем; они сейчас управляют бизнесом сети. Поставщики, которым «Техносила» в кризис задолжала $200 млн, ведут дела со второй группой, кредиторы судятся с первой. Их перспективы неоднозначны — ведь вторую, живую, «Техносилу» контролирует крупнейший кредитор: банк, похожий на МДМ. Который, разумеется, официально к ней никакого отношения не имеет.

Все-таки нынешний кризис лучше, чем прошлый, 1998 г. Тогда кидали всех подряд, превращая доверчивых обывателей в обманутых вкладчиков. А сегодня — только кредиторов.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments