Если верить прогнозу ЦБ, рецессия и стагнация в российской экономике продлятся еще как минимум пару лет. Впрочем, в 2018 году чуда ждать тоже не стоит — рост, если и возобновится, то лишь в пределах 2-3% ВВП в год. Зато инфляция якобы снизится до 4% в год. Но не спешите ставить на это деньги — условностей в любом экономическом прогнозе достаточно, чтобы сделать его упражнением в абстракции.

Допустим, вышел из Кремля человек. Сколько часов ему понадобится, чтобы покинуть Москву? До МКАД — километров 15, скорость пешехода — 5 км/ч, если он никуда не будет сворачивать, часа через три окажется в Подмосковье, ведь так? Поздравляем, вы только что сделали базовый вариант прогноза.

В пессимистическом — придется вспомнить, что на пути у нашего человека перекрестки и светофоры, а сам он, возможно, немолод, страдает одышкой и средняя скорость у него — от силы километра три в час. Чтобы набор "сценариев" был полным, добавим оптимистический: представим человека молодого и спортивного, перейдя на бег, он сможет пересечь МКАД уже через полтора-два часа. Теперь у вас есть не просто прогноз, а целый набор сценариев.

Жизнь, как водится, сложнее. В кармане человека, покинувшего Кремль, может заваляться несколько монет или даже бумажек. В этом случае ему ничто не помешает отклониться от движения по прямой, завернуть за угол и купить там, скажем, портвейна или даже перцовой. Не исключено, что в магазине он избежит столкновения с иными формами жизни и попытается продолжить движение по прямой. Легкая интоксикация может сыграть с ним злую шутку — движение в сторону Новой Москвы продлит его пребывание в столице еще на несколько часов. Если он, конечно, учитывая привычки и предысторию, вообще сумеет добраться куда-то, кроме Курского вокзала.

Понятно, что жизнь еще сложнее, что условия задачи не предполагают использование метро, автомобиля, вертолета, костюма для подводного плавания или, скажем, женского платья.

"Основные направления денежно-кредитной политики" Банка России подобных вариантов, как легко догадаться, тоже не предполагают. В прогноз на 2016-2018 годы ЦБ закладывает, например, что санкции останутся, но эскалации не будет, что разнообразные "структурные ограничения" (включая старение населения и низкую трудовую мобильность) никуда не денутся, что меры по улучшению делового климата и росту производительности труда будут приниматься. И так далее, и тому подобное — подозреваю даже, что где-то в глубине прогностической модели ЦБ "зашито", что ассортимент алкогольных напитков, употребляемых согражданами в выходные и праздничные дни, а также без отрыва от производства, радикальных изменений не претерпит.

Не все, впрочем, столь инерционно. Не так давно — не у всех выпит коньяк, купленный еще по тем, докризисным ценам,— развилка сценариев определялась ценами на нефть порядка $100 за баррель. Теперь, конечно, все иначе: базовый сценарий — это $50 за баррель, а оптимистический — рост с $52 до $75 за баррель в 2015-2018 годах. В первом можно надеяться на выход в 2-3% роста в 2018 году, во втором — на 2,5-3,5%. В общем, где-то к уровню 2012 года.

В целом — чуть пессимистичнее (или реалистичнее — зависит от угла зрения), чем в бюджетном прогнозе Минэкономики, опубликованном на несколько дней раньше. Впрочем, глава Минэкономики в прошлую среду уже дал понять, что его ведомство допускает и несколько более глубокий спад, чем предполагалось прежде (минус 3,9% в 2015 году вместо прогнозов в минус 3,3-3,6% в августе-сентябре).

Есть и рисковый сценарий (его ЦБ описывает неподробно) — с нефтью ниже $40 за баррель и падением ВВП в 2016 году на 5% (в 2015-м ожидается спад на 3,9-4,4% ВВП). "Деньги", напомним, не так давно обсуждали и гораздо более серьезные риски — падение до $20 за баррель. На прошлой неделе — иронично, но ровно во время работы над этой колонкой — в эфире "России 24" допустил возможность такого сценарий и один из наших читателей, замглавы Минфина Максим Орешкин. "Краткосрочно такой сценарий будет возможен, но понятно, что это не вопрос трех лет",— сказал он.

Честно говоря, давно надоело, что все сценарии развития и варианты госполитики упираются в одно и то же: в категорически непредсказуемый внешний фактор. И это при том, что еще лет десять назад была возможность его устранить, строить бюджет из предположения, что цена на нефть — $25 за баррель и ни центом больше.

Тогда, кстати, и прогнозы были бы реалистичнее, и политика трезвее, и не приходилось бы объяснять, что главная причина ненадежности долгосрочных прогнозов — вполне экзистенциальная. Что в них невозможно заложить гипотезу "страна возьмется за ум и начнет вкалывать" или, наоборот, "окончательно сойдет с ума и устроит коллективное самоубийство".

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments