В период кризиса в России, как и везде, растут цены. Почему так происходит, и кто в этом виноват, в студии программы "Судите сами" обсуждают те, кто определяет формирование цен и кто призван со стороны государства следить за ценообразованием. 

Главная причина роста цен в России – неразвитость собственного производства, уверен главный редактор журнала "Эксперт" Валерий Фадеев. Развитие собственного производства – верный способ сохранять более или менее сбалансированные цены. И если бы мы 15 лет назад задумались о развитии собственного производства, то таких проблем бы не было". Кроме того, по словам В.Фадеева, рост цен в значительной мере обусловлен девальвацией рубля: "это наша плата за то, что миллионы людей не потеряли свои рабочие места". Еще одна причина увеличения стоимости товаров – "низкая эффективность торговой системы" и выскоие ставки по кредитам, которые "ложатся на стоимость товаров". Первая часть.

Смотреть вторую и третью части.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте. На Первом – программа "Судите сами", ее ведущий Максим Шевченко. Напоминаю, что это программа для тех, кто не хочет проспать свое будущее. А в будущее мы пока идем с развивающимся мировым экономическим кризисом и растущими ценами, в том числе и на товары первой необходимости – на лекарства и на продовольствие. За прошедшие годы Россия стала частью мировой экономики, и поэтому не случайно, что болезни мировой экономики, то, что она переживает, становятся и нашими болезнями, и мы переживаем то, что волнует и беспокоит весь мир. Везде в мире, так или иначе, растут цены. Почему это происходит и кто в этом виноват? Виноваты ли в этом те, кто производит продовольствие, виноваты ли в этом те, кто потом доводит это продовольствие, эти товары через сети до нас с вами? Давайте сегодня попытаемся разобраться в этом, ведь сегодня в студию Первого канала пришли те, кто определяет формирование цен на рынке и те, кто призван со стороны государства следить за ценообразованием. Как и почему растут цены в России и что с этим сделать? Как обуздать этот рост цен? С этим вопросом я обращаюсь к главному редактору журнала "Эксперт", члену Общественной палаты Валерию Фадееву. Валерий Александрович, прошу вас, разъясните, почему растут цены?

ВАЛЕРИЙ ФАДЕЕВ, главный редактор журнала "Эксперт", член Общественной палаты Российской Федерации: Вы начали разговор с ситуации в мире. И на самом деле иногда считают, что в мире цены не растут – это не так. Часто это игры со статистикой, а часто видно, что цены растут и многие из нас, кто последние годы ездит за границу, видит, как поднимаются цены, и в Европе в том числе. Фундаментальная причина роста цен, по моему мнению, – это все-таки неэффективность хозяйства. Нам рассказывали легенды, мифы о том, что на Западе суперэффективное хозяйство – мы видим, как лопаются финансовые институты, банки, страховые компании с гигантскими убытками. Это просто следствие их плохой работы. Что касается России, есть несколько причин в сегодняшней ситуации. Первая – девальвация: мы видели, что рубль был девальвирован существенно. Рынок наполнен импортом, естественно, импортные товары подорожали. Возникает вопрос, зачем провели девальвацию? Если бы не было девальвации, тогда бы не подорожали эти товары. Но девальвация – это очень серьезная мера по защите отечественного производителя, и здесь цена – это рабочие места, это безработица. Если бы мы не провели девальвацию, то безработица была бы больше, и мы, граждане страны, должны понимать, что это наша плата за то, что миллионы людей оказались на работе, не потеряли ее и получают свои доходы. Второй пункт – это сегодняшняя низкая эффективность торговой системы, в целом низкая эффективность. Многие говорят "Торговцы завышают цены, они гонятся за сверхприбылями". Есть такой эффект – я не могу сказать, что вся торговая система работает исключительно на благотворительность – это не так. Но условия довольно неблагоприятные. Кредит недоступен и чрезвычайно дорог. 25% годовых – это считается уже нормальным кредитом, да еще откат надо дать – 30%, 35%.

М.ШЕВЧЕНКО: Какие-то безумные цифры Вы называете.

В.ФАДЕЕВ: И эти цифры, эти деньги ложатся, естественно, на стоимость товара – расплачиваемся мы с вами за это, в конце концов. Не финансовая система, а мы с вами. Вопрос "Зачем такие высокие процентные ставки?" Нам объясняют: "Это борьба с инфляцией". Но закладывая такие высокие процентные ставки, финансовые власти тем самым поднимают инфляцию. Потому что цены-то растут, и мы с вами платим за это. Наконец, последний пункт, я считаю, самый главный – это, конечно, собственное производство. Если бы мы в России поставили задачей раньше, лет 15 назад, развивать собственное производство – такой ситуации бы не было. Мы потеряли почти весь фармацевтический рынок, почти все лекарства более или менее высокого качества – импортные. По еде – почти половина еды мы импортируем из-за границы, имея гигантские ресурсы в области сельского хозяйства. Вот сейчас была история вокруг автомобильного рынка. Раздаются голоса "Сдать автомобильный рынок". Но это неправильно – мы так, в конце концов, все сдадим, у нас нефть и газ останется, мы будем неполноценной страной. Поэтому, в конечном счете, развитие производства — есть вернейший способ сохранять более или менее сбалансированные цены, не допустить роста цен.

М.ШЕВЧЕНКО: Три абсолютно внятные причины, и мне хотелось бы узнать мнение представителя Федеральной антимонопольной службы господина Тимофея Нижегородцева. Служба, которая, собственно говоря, призвана следить за тем, чтобы именно во втором сегменте, который вы назвали, в сетевом, в сегменте торговли не завышались цены. Скажите, на Ваш взгляд, почему потребитель сегодня вынужден покупать предметы первой необходимости, лекарства и продовольствие, в первую очередь, по ценам, которые население считает достаточно завышенными?

ТИМОФЕЙ НИЖЕГОРОДЦЕВ, начальник Управления контроля социальной сферы торговли Федеральной антимонопольной службы РФ: Я полностью согласен с предыдущим выступающим, хотел бы просто дополнить, что зачастую дополнительно к тем факторам, о которых говорилось, еще играет роль архитектура, складывавшаяся на этих рынках в течение десятилетий. И здесь было сказано про фармрынок, что у нас сейчас архитектура такова, что 75% завозное, оставшиеся 25% делаются из иностранного сырья и тоже, как бы, влияет девальвация. Что касается торговли, то здесь тоже есть своя собственная архитектура рынка, которая, на наш взгляд, несовершенна как минимум, а как максимум требует регулирования. На наш взгляд, торговля занимает исключительное положение в товаропроводящей цепочке, которую обойти производители и поставщики товара не в состоянии. И естественно, торговля пользуется этим исключительным положением, навязывает определенные условия этой торговлей. И все эти условия в итоге выливаются в достаточно большие транзакционные издержки, которые несут поставщики. Эти издержки увеличиваются год от года, и они вынуждены эти издержки компенсировать, увеличивая в каждом следующем периоде цену на свой товар. Это касается и отсрочек платежей, это касается и встречных услуг, которые навязываются.

М.ШЕВЧЕНКО: То есть Вы считаете, что это торговля навязывает поставщикам какие-то специальные условия, которые приводят к завышению цен?

Т.НИЖЕГОРОДЦЕВ: Мы считаем, что это является серьезнейшим фактором в росте цен на потребительские товары дополнительно к тем факторам, которые так действуют – девальвация, рост издержек по естественным монополиям, удорожание стоимости финансовых средств. И большой вклад в это вносит еще и такая практика.

М.ШЕВЧЕНКО: Давайте спросим представителя одной из крупнейших торговых сетей в России Льва Хасиса, представителя ритейловской сети X5, в которую входят такие популярные магазины как "Пятерочка", "Перекресток". Вы согласны с этой точкой зрения?

ЛЕВ ХАСИС, главный исполнительный директор "X5 Ритейл Групп": Я, конечно же, с этой точкой зрения не согласен и по очень простой причине. Современная розничная торговля в Российской Федерации занимает микроскопическую долю рынка: доля современной сетевой торговли – всего 25% в целом по стране. Остальная торговля находится все еще в таком средневековом состоянии, и, конечно, эффективность там очень низкая. Для того, чтобы обеспечивать покрытие издержек, эта несовременная торговля вынуждена иметь достаточно большие наценки, и государство должно сделать все от него зависящее, для того чтобы развивать современные форматы. Даже в таких городах как Москва и Санкт-Петербург.

М.ШЕВЧЕНКО: А что зависящее от государства оно может сделать, чтобы развивать эти современные форматы, на Ваш взгляд?

Л.ХАСИС: Многие критикуют Германа Грефа за то, что когда он был министром, он что-то не сделал. Я считаю, что торговля должна быть чрезвычайно благодарна Грефу – он не пытался ее регулировать. Благодаря этому, она развивалась и достигла тех 25%, которые сегодня есть.

М.ШЕВЧЕНКО: В сетях цены ниже сейчас, чем в других магазинах?

Л.ХАСИС: Ну, я думаю, что любой гражданин Российской Федерации вам ответит утвердительно на этот вопрос: конечно же, в сетях цены ниже, потому что издержки в сетях ниже. Сеть – это как завод относительно кузницы. И совершенно точно, что регулирование торговли – это все равно, что лечение градусника. Лечить нужно организм, а не градусник.

М.ШЕВЧЕНКО: А что в данном случае является организмом?

Л.ХАСИС: Экономика Российской Федерации. Потому что потребительский рынок – это единое целое – поставщики, сельское хозяйство, торговля. И регулировать только один элемент без того, чтобы регулировать остальные, приведет только к негативным последствиям. Когда в пустыне Сахара начинают регулировать цены, там исчезает песок – это хорошо известно с социалистических времен всем, кто тогда жил.

М.ШЕВЧЕНКО: Сегодня экономика нашей страны достаточно внятно встроена в те процессы, которые происходят в мире. Но мне кажется, что Ваше обвинение будет отбито.

Т.НИЖЕГОРОДЦЕВ: Да, нет. Абсолютно нет. Дело в том, что сетевая торговля занимает значительно более 25%. У нас есть муниципальная торговая сеть, есть региональная торговая сеть, есть межрегиональная и, наконец, есть общероссийские торговые сети. Правильно в этом утверждении только то, что, действительно, два магазина лучше, чем один, а три — лучше, чем два. И поэтому уже 18 лет торговля идет по пути укрупнения. Но параллельно с этим я хотел бы сказать о том, что нельзя отрицать того, что каждый год требования сетей по отношению к поставщикам увеличиваются. Денег этих взять поставщикам неоткуда, кроме как увеличить цену товара. И это объективные математические, экономические законы, против которых плыть невозможно.

М.ШЕВЧЕНКО: Ирина, Вы согласны, что денег больше взять неоткуда, кроме как увеличивать цену товара?

ИРИНА ЯРОВАЯ, заместитель председателя комитета ГД РФ по делам федерации и региональной политике, "Единая Россия": Вы знаете, я думаю, что поскольку нас смотрит огромная страна, нужно говорить не какими-то сложными макроэкономическими или юридическими дефинициями, а нужно рассматривать все на примерах. А примеры сегодня свидетельствуют о следующем. Что, например, в сетях существует отсрочка платежей до 60 дней. Ну, разве мы, как покупатели, придя в магазин, когда покупаем продукты питания, мы можем предложить на кассе, что через 60 дней принесем деньги за то, что купили? Наверное, это абсурдно. Почему торговые сети себе позволяют так вести с производителями? Или другой пример. Они берут на реализацию продукцию, и при этом за то, что вы к ним пришли реализовать свой товар, они берут плату за полку, плату за вход, бонусы и так далее. И получается в итоге, что наш производитель оказывается заложником этой политики. Но не нужно думать, что это проблема только для России. Я хочу напомнить, что есть письменная декларация, принятая в Европарламенте, где вообще используется очень интересное определение – что торговые сети, по мнению наших коллег из Европарламента, являются сторожем, который регулирует вход производителей продуктов питания на рынок и ценообразование. И они видят в этом серьезнейшую угрозу как раз для потребителя. Потому что за все, в конечном счете, платит потребитель.

М.ШЕВЧЕНКО: Вы знаете, у меня такое возникает ощущение, Ирина, что вот этим примером и, тем более, этим символом сторожа мы каким-то образом противопоставляем торговые сети потребителю. Такое ощущение, что потребитель прорывается в какие-то закрытые замки под названием торговые сети, где ему не хотят продать продукты или какие-то товары.

И.ЯРОВАЯ: Вы знаете, в данном случае речь идет о стороже условно. И причем я обратила ваше внимание, что это придумано не российскими политиками. Я хочу подчеркнуть, что эта проблема имеет, видимо, гораздо более широкий масштаб. Я была буквально вчера в колхозе Ленина. Это такое современное производство. Производят молоко, производят другую сельхозпродукцию. И возникает у них вопрос закономерный – они говорят "Мы не кредитуемся, мы выживаем за счет своих собственных средств. Мы сегодня развиваем производство, мы сегодня выполняем социальную нагрузку, мы даже предоставляем социальное жилье, и заработная плата у нас платится белая – 30 тысяч рублей". Очень хотелось бы понять, как в этой связи выглядит социальная нагрузка тех же торговых сетей? Принципиально иначе.

М.ШЕВЧЕНКО: Давайте спросим одного из руководителей российского Мясного союза Мушега Мамиконяна.

МУШЕГ МАМИКОНЯН, президент Мясного союза России: Спасибо, что, наконец, мне даете высказаться. Во-первых, здесь продолжают наши коллеги и оппоненты излагать мифы, которые мы неоднократно слышали. Первый миф о том, что единственной современной формой торговли является та сетевая торговля, которая сейчас сложилась – это является большим заблуждением. Многоукладность торговли обеспечивает многоукладность производства. Многоукладность торговли есть гарантия того, что мы найдем все виды услуг во всех ценовых категориях и качества.

М.ШЕВЧЕНКО: Я Вас прошу: перейдите на человеческий язык. Многоукладность – какие еще существуют типы торговли?

М.МАМИКОНЯН: Многоукладность – прямые продажи производителей в магазинах, где были собственные прилавки. Они постепенно сошли на нет.

М.ШЕВЧЕНКО: Почему?

М.МАМИКОНЯН: Потому что муниципальные образования, многие области, приняв за основу тот постулат, который здесь был изложен, что единственной современной формой торговли является та сетевая форма, которая сегодня есть – она и поощрялась. Кроме того, сейчас уже принимается решение относительно колхозных рынков, относительно других форм торговли. В спешке принимаются эти решения. Но при этом они тоже соприкасаются с теми действиями, которые принимают менеджеры торговых компаний по регулированию цен, наценок на те или иные товары. Очень яркий пример я хочу привести. Правительство озабочено тем, что российские товаропроизводители, фермеры не могут попасть к конечному покупателю на встречу. Они приняли решение о том, что мы должны регулировать возможность входа и их обязательный доступ, и присутствие на прилавках. Но при этом менеджер сети может принять решение о том, что он купит арбузы, условно, за 20 рублей, продаст за 10. Кто делегировал управление промышленной политики менеджерам торговых сетей? Никто. И самое важное я могу сказать следующее. Правительство в свое время, и это длится около 10 лет, приняло решение – это обсуждалось достаточно досконально – о том, что 10%-ный НДС в отличие от 18%, который дают на все промышленные товары, 10%-ный НДС должен дать льготу производителям и увеличить экономическую доступность населения для покупки продовольствия.

М.ШЕВЧЕНКО: Понятно. Проблема есть. Валерий, как на Ваш взгляд эту проблему можно разрешить?

В.ФАДЕЕВ: Это правильная вещь. Во-первых, очень важно, что, конечно, большие торговые сети никогда не займут 100%, потому что жизнь многообразна – я с Вами совершенно согласен. Во-вторых, мне кажется, очень важно, что мы сейчас пока, по крайней мере, первые минуты не обсуждаем необходимость регулирования государственных цен, их потолка.

М.ШЕВЧЕНКО: Мы косвенно приходим к этому, на самом деле.

В.ФАДЕЕВ: И мы все-таки мы уже прошли этот путь, и мы все-таки понимаем, что система более сложная и тонкая. И, наконец, третье. Нельзя заставить торговцев работать себе в убыток. И когда им говорят "Давайте вот из совхоза имени Ленина будем – пусть они продают эти огурцы, потому что они хорошие – их мы не заставим. Надо изыскивать вместе с государством такую систему…

И.ЯРОВАЯ: Я думаю, что мы запутываем ситуацию таким подходом.

В.ФАДЕЕВ: …когда им было выгодно это делать. И государство, и производители должны придумать и навязать им эту систему. И тогда они будут продавать.

М.ШЕВЧЕНКО: На самом деле, это логично, потому что все на рынке заинтересованы в совместном выживании – торговцы, покупатели, посредники и так далее.

ГЕОРГИЙ БОВТ, сопредседатель партии "Правое дело": Подождите. Тут прозвучала очень страшная цифра 10-дневной рассрочки платежей. Вы спросите частное предприятие, которое поставляет государственным организациям. Бюджетные платежи сколько идут? 2, 3, 10 месяцев я знаю случай – Минобороны. Значит, надо, чтобы условия хозяйствования для всех были одинаковые.

М.МАМИКОНЯН: Так. Хлеб реализуется в 72 часа. Скажите, пожалуйста, платя за хлеб через 30 дней, куда вы 27 дней используете эти деньги? Яслышу слухи – что остальные 27 дней или 15 дней вы эти деньги используете для собственного развития.

М.ШЕВЧЕНКО: Мне кажется, что у господина Бовта есть версия. Позвольте, он попробует свою версию договорить сначала.

Г.БОВТ: Дело не в том, что за хлеб долго платить, дело в том, что платежи должны проходить у всех участников рынка с равной стоимостью, а не то, что бюджетным организациям позволяется, чтобы они шли 3 месяца, а сетевые, значит…

М.МАМИКОНЯН: Хлеб продали вы за 3 дня. Куда деньги дели, расскажите?

Л.ХАСИС: Во-первых, все сети, которые входят в Ассоциацию компаний розничной торговли – это все крупнейшие сети.

М.МАМИКОНЯН: Говорите не о Вашей сети, Ваша замечательная. Давайте как эксперт.

Л.ХАСИС: Я говорю сейчас не только о нашей сети, я говорю обо всех крупных сетях, которые сколько-нибудь заметны на российском рынке. Так вот, во всех этих сетях уже полгода действует правило, что сельскохозяйственная продукция – самая востребованная населением — овощи, фрукты, рыба, мясо и так далее – с них никакие бонусы не берутся. Второе. По всем этим продуктам установлена отсрочка платежей 14 дней. По хлебу, который реализуется в течение 72 часов – 14 дней. Вы спросите "14 дней – это все равно больше, чем 72 часа", и тогда я хочу сказать другую вещь. Очень простая экономика: все, за что платят нам производители, все льготы, которые мы получаем от производителей – это то, за что не платят потребители. Покажите мне в этой аудитории или среди телезрителей хотя бы одного, кто скажет "Я готов больше заплатить для того, чтобы у этого конкретного производителя была больше прибыль" — нет таких! Поэтому сравнение со сторожем мне очень нравится, мы – сторожа, мы стоим на страже кошельков покупателей.

М.ШЕВЧЕНКО: Я понимаю, господа, что страсти у нас кипят, но мы находимся в прямом эфире, поэтому сейчас я хотел бы вам всем сказать, что после короткого перерыва мы обсудим проблему ценообразования на фармацевтическую продукцию, на лекарства. Это касается практически каждого гражданина нашей страны. Оставайтесь на Первом канале.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar