Один из основателей "Эльдорадо" Олег Яковлев на своей странице в Facebook опубликовал письмо к владельцу "Альфа-групп" Михаилу Фридману, в котором пожаловался на действия сотрудников Альфа-банка. Корреспондент РБК daily Анна Левинская поговорила с бывшим миллионером о цели публикации письма, его новой работе продавцом в американском магазине одежды GAP и уроках, которые преподносит жизнь.

В письме к главе "Альфа-Групп" Михаилу Фридману Олег Яковлев сообщает о прессинге, которому он, его семья и знакомые подвергаются в последние пять лет. Он поясняет, что вынужден публично обращаться к акционеру "Альфы", потому что считает, что официальные письма сотрудники Альфа-банка "не пропустят". Банк был основным кредитором проектов Олега Яковлева "СМОТРИ" и "Банана-Мама", которые он основал на деньги от продажи доли в "Эльдорадо" в 2003 году. В 2008-2009 годах для "Банана-Мама" настали сложные финансовые времена. Олег Яковлев утверждает в письме, что в феврале 2009 года один из сотрудников Альфа-банка предложил ему передать 100% акций компании банку взамен на снятие с него долгового поручительства на сумму 15 млн долл. Бизнесмен предложение не принял. После этого он был вынужден покинуть страну из-за агрессии со стороны службы безопасности Альфа-банка. В августе 2011 года Олег Яковлев был объявлен в розыск рамках дела о мошенническом хищении кредита у Альфа-банка. Банк обвинил бизнесмена в том, что в 2008 году тот взял 18 млн долл., предоставив поддельные документы о финансовом состоянии сети "Банана-Мама". Тогда же его старший брат Игорь Яковлев после претензий налоговых органов и ряда обысков согласился продать свою долю (50% минус одна акция) в "Эльдорадо" чешскому фонду PPF.

Письмо Фридману

— Олег, почему вы решили опубликовать это письмо к г-ну Фридману?

— Я привык к тому, что когда я понимаю конечную цель, – проще идти к ней. Моя цель в том, чтобы они оставили меня в покое, а также моя безопасность. Потому что жить в таком напряжении сложно. Я всегда был готов к диалогу, все можно урегулировать и идти дальше. Все-таки за спиной 20 лет опыта строительства ритейла в России. Я шел в регионы, открывал магазины и выстраивал логистику. Московские бизнесмены в 90-е боялись идти в регионы, потому что эти годы были очень тяжелыми. Не было правил игры. Я шел, потому что я сам регионал – родился в Дагестане. Сейчас я хочу спокойствия и возможности реализовывать себя дальше.

— А почему вы решили обратиться к Михаилу Фридману именно сейчас?

— Три года я был в депрессии: это непросто — потерять все и остаться ни с чем. Дело не в деньгах — я жил этим. Плюс пришлось перевезти детей, которым я раньше создавал другие условия. Сейчас моя команда говорит, что все, пора проснуться, прийти в себя.

— Под своей командой кого вы имеете в виду?

— Люди, которых я когда-то приглашал в "Эльдорадо", "Банана-Мама". Мы шли вместе, учились вместе. Они поддерживают меня и материально тоже. Такая ирония судьбы.

— То есть если вам удастся уладить конфликт с Альфа-банком", вы готовы вернуться и вновь заниматься бизнесом в России?

— Конечно, да и не только в России. Вообще быть полезным для всех финансовых структур, которые сопровождают ритейл. Я знаю все подводные камни. Я уже более двух лет работаю продавцом в магазине и мне сейчас интересен не сам офис, а то, как головная структура сильных компаний доводит свои стратегические решения до низовых звеньев. Как они реализуют свои цели. В этом всегда была проблема и у меня и, естественно, на всем российском рынке. Потому что бизнес-культура еще только формируется. Я ее тоже формировал. Многие ритейлеры знают, как заработать деньги, но важно при этом понимать,  каким путем ты идешь и какие ценности у компании.

Продавец одежды

— А где вы сейчас работаете?

— Сейчас я уже могу об этом всем  говорить. Ранее я видел публикации в СМИ, но не мог отвечать на них. Меня просили молчать экс-партнеры по бизнесу, боясь, что дальше может быть только хуже для них. Я работаю в компании GAP, я сотрудник на неполный рабочий день. У меня такой график, что иногда я работаю с четырех, иногда с шести.

— Вы выбрали GAP, потому что она уже успешна и хорошо справляется с целеполаганием?

— GAP остается лидером в своем сегменте. И по показателям, и по технологиям. Я мечтал даже в McDonald’s пойти работать, но появилась возможность поработать в GAP. Потому что надо учиться у сильных. Я и у себя в магазинах работал. Мне не нужен был офис. Я видел покупателя и как работают  грузчики, потому что я с ними вместе грузил.

— Будучи внутри компании GAP, как вам видится, в чем ее сильные стороны?

— В управлении. Менеджмент не занимается распилом бюджета, это видно. А в России, там где есть наемный менеджмент, такое повсеместно. Это может быть не сам управленец, а часть руководства компании.

— Как ощущает себя человек, выстроивший несколько бизнесов с миллионными оборотами в роли наемного сотрудника?

— Да так же. Я и раньше убирал залы. Когда ты новенький, ты убираешь туалеты и залы, это порядка 2 тыс. кв. м. Я с удовольствием езжу на работу, потому что учусь у сильной компании. Я вижу то, что не видят продавцы. Я убираю магазин, делаю выкладку и приемку товара и все прочее. Это важно. Зачастую мы теряем нить между офисом и магазином, забывая о том, что офис должен работать на магазины, а не магазин на офис. Так как именно магазин приносит нам выручку, а не офис. Топ-менеджмент хочет одного, дальше идет масса передач процессов через людей, и они теряют смысл. У меня есть своя философия —учиться у сильных. Поэтому я всегда успешно копировал ToysR US. В бизнесе нового ничего нет, кроме креатива. Многие процессы изобретены до нас, и без компьютеров справлялись с ними успешно. Все эти процессы в мире работают более 20-30 лет, а в России всегда изобретают колесо.

— Судя по вашим словам, вы проводите время с пользой…

— Да, я наслаждаюсь этим. У меня такой график, потому что я один воспитываю детей. Мне нужно их возить в школу, готовить и убирать. У меня  сейчас нет денег на то, чтобы кого-то пригласить убираться. Поэтому я воспитываю сейчас будущих топ-менеджеров. Учу их ответственности. В  ситуации со своей компанией я что-то потерял, но здесь приобрел новые ценности.

— Как дети восприняли побег и изменения в жизни?

— Тяжело. Тяжело терять друзей, скрываться, не общаться в соцсетях, плюс английский язык и другая система.  Я сейчас провожу больше времени с детьми, наверно, больше, чем другие родители.

Финансовые хищники

— Давайте вернемся к письму. Вы правда считаете, что Михаил Фридман мог не знать, что происходит?

— Я только догадываюсь, что ему доносят искаженную информацию.

— Почему, как вам кажется, это нужно сотрудникам банка?

— Скрыть свои ошибки, которые они допускали при переговорах как с моим топ-менеджментом, так и с другими компаниями. Например, Пол Кларк за полтора года управления усилил качественные результаты стоимости компании без дополнительных инвестиций. Если бы я был сосредоточен на том, как ведут себя финансовые хищники, я бы вел себя в соответствии с этим. Но мне было некогда этим заниматься – я работал. Отбивался от налоговых органов, которые явно работали по заказу, и выравнивал и стабилизировал работу компании. Я видел несправедливость переговоров: как "Альфа" четко давала понять другим инвестиционным компаниям, чтобы они не совались в мою компанию. И со мной они действовали теми же методами: вызвали ближе к полуночи в кафе, не оставляя никаких  иных вариантов (кроме передачи 100% акций "Банана-Мама". – РБК daily) , не учитывая, что у меня есть обязательства перед "Тройкой Диалог" и обязательства перед поставщиками. Я просил сохранить за мной только 10%. Пусть контролируют, но я знаю этот бизнес.

— Вам удалось записать разговор на этой встрече?

— Нет, это было неожиданно.  Не было никаких претензий ранее.  Меня задевало то, что я принес столько денег банку, а меня размазывают вместо того, чтобы решать вопрос. Я так понимаю, что просто шел распил "Эльдорадо" и я оказался в это замешан только потому, что являлся братом Игоря (Игорь Яковлев — еще один создателеь "Эльдорадо", старший брат Олега Яковлева. — РБК daily).

— Как зовут сотрудника Альфа-банка, который с вами встречался тогда?

— Нами занимался Олег Дектярь (В Альфа-банке РБК daily сообщили, что сейчас человек с такой фамилией в банке не работает, и пообещали выяснить, работал ли раньше). Ощущения от переговоров остались следующие: ты попадаешь в длинный состав поезда, и тебе меняют вагоны с проводниками, потому что была частая смена ответственных лиц. Причем, на тот момент у них было два отдела по инвестициям и оба конкурирующие между собой.

— Вы обращались в официальные органы, чтобы разобраться с этой ситуацией?

— Да, я писал письма в МВД, Генпрокуратуру, аппарат президента, но получал формальные отписки. Или приглашение  прийти и дать показания против Игоря, рассказать о его влиянии на процессы в компании. Понятно, что посадив меня, легче было бы вымогать деньги у брата.

— Во сколько вы оцениваете свои долговые обязательства перед "Тройкой Диалог"?

— Честно, я сейчас не готов назвать эту цифру. Я помню, что что-то частично выплачивалось, частично заморожено.

— То есть конфликтной ситуации нет?

— Нет, но я перед ними в долгу и готов отработать эти деньги, принося им прибыль. Руками, ногами и головой.

— Сколько вы принесли Альфа-банку?

— Я все подсчитал, и они могут это проверить по своей кассовой отчетности. Стоимость транзакций – до 2% от оборота компании (все платежи розничных сетей г-на Яковлева, по его словам, проходили через Альфа-банк. — РБК daily). Я могу опубликовать все документы, но это глупо. Банк их и так видит.  Плюс еще обслуживание кредитов, которое доходило до 18% на 364 дня. Вы видите результаты моей компании. Они приходили ко мне и говорили: "Вот тебе 10 млн долл., сколько ты сможешь открыть еще магазинов?". Сначала меня кормили деньгами, когда я открывал бизнес, а потом, когда бизнес вырос, я им стал не нужен. Это ерунда, конечно, по сравнению с другим жирным куском, но я оказался между ними просто. Плюс они требовали дать показания против Игоря, я не мог на это пойти. Хотя они до конца знали, что акции подписаны на меня.

— Что сейчас с Игорем Яковлевым?

— Он молодец, смог договориться. Я бы не сказал, что очень хорошо, но он смог благополучно выйти, и что-то они заплатили. Только уже не "Альфа", а PPF.

— Вы с ним общаетесь?

— Да, но только как семья. Мы о бизнесе не разговариваем.

— И в письме, и в начале нашего разговора вы упомянули, что давление со стороны "Альфы" продолжается. В чем это выражается?

— Они никак не могут успокоиться, постоянно бегают в Интерпол. Вывешивают листовки в доме, где я зарегистрирован. Проводят обыски у мамы. И другие вещи, я не хотел бы сейчас рассказывать. Я знаю их методы.

— В чем сейчас официальные претензии Альфа-банка к вам?

— Они обвиняют меня в выводе активов и нанесении ущерба компании своими действиями. Хотя мы, наоборот, пытались резать косты, исправлять ситуацию. Как по-другому можно было бы предложить актив рынку.

— Какую сумму, как они считают, вы вывели?

— Я не знаю. У меня не было денег, чтобы нанять адвоката и оспаривать их действия.

— Есть ли уже какая-то реакция на ваше письмо?

— Прошло уже несколько часов, представители Альфа-банка знают мой телефон и другие контакты, но пока никакой реакции не было.


Альфа-банк не ответил подробно на вопросы РБК daily, касающиеся утверждений Олега Яковлева, ограничившись официальной позицией. Приводим ее без изменений: "Яковлев — крупный заемщик и должник банка, и с ним ведется текущая работа по взысканию задолженности в рамках законодательства. Насколько известно, данное лицо скрывается, и в данный момент идет уголовное разбирательство по его долгам — этим вопросом занимаются правоохранительные органы".

Оперативно получить комментарий от "Сбербанк CIB" (бывшая "Тройка Диалог") не удалось.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments