Это лето стало провальным для легальных торговцев обувью — виноваты кризис и контрабанда.

«Такого низкого спроса на обувном рынке за последние годы не было. Люди берегут деньги в ожидании новой волны кризиса и девальвации гривни. Все надежды обувщики возлагают на зимний сезон, ведь еще с советских времен у украинцев выработался стереотип, что зимняя или демисезонная обувь обязательно должна быть кожаной и качественной, — рассказывает бренд-менеджер компании Charisma Fashion Group (продает обувь премиум-сегмента) Евгения Кузьмишкина. — В Европе существуют целые улицы магазинов, торгующих дешевой обувью из текстиля или кожзаменителя на сезон. Благодаря мягкой зиме европейцы не тратятся на добротную дорогую обувь из кожи и меха. Зимние модели многие иностранные фабрики отшивают специально для рынка стран СНГ».

Ритейлеры отмечают, что с 2009 года отечественный обувной рынок сократился почти на треть в натуральном выражении. Если ранее среднее потребление обуви составляло три-четыре пары в год на человека, то теперь — около двух с половиной пар. Это даже ниже физического износа, который оценивается в три пары в год. В период кризиса стало меньше импульсивных покупок.

Особенно, как уверяют торговцы, изменилась модель поведения женщин — основных потребителей товаров фэшн-индустрии. Они стали больше покупать на распродажах по сниженным ценам и вместо двух-трех пар брать одну. Мужчины меньше подвержены влиянию ценового фактора — они обычно закупают обувь в начале сезона, не дожидаясь распродаж, но только по необходимости.

Свои против чужих

Лига производителей обуви, кожгалантереи, меховых изделий и кожаных товаров «Укркожобувьпром» оценивает годовой объем украинского обувного рынка в 150–160 млн пар. В оптовых ценах, по самым скромным подсчетам, он составляет 3–3,5 млрд долларов, в розничных — около пяти миллиардов долларов.

Причем основную часть рынка занимает импорт. На обувь украинского производства приходится около четверти рынка. Наши обувщики ежегодно отшивают 35–42 млн пар (в начале 1990-х годов — около 185 млн пар). По данным Гостата, в прошлом году производство обуви составило всего 27,6 млн пар.

Но официальная статистика не учитывает вклад мелких производителей, работающих по упрощенной системе налогообложения. Всего обувным производством в нашей стране занимается около полутора тысяч предприятий. Как правило, на обувной фабрике трудятся от 50 до 150 человек, но есть и крупные предприятия — до двух тысяч сотрудников.

Нарастить объемы производства украинским обувщикам в ближайшее время вряд ли удастся — очень высока конкуренция с иностранными производителями. Основной импорт (около 90%) приходится на дешевую обувь из Юго-Восточной Азии и Бразилии. К примеру, в Италии зарплата рабочих в себестоимости производства обуви занимает около 50%, в Украине — 15–25%, в Бразилии — 10–15%. Точных данных по Китаю нет, но известно, что у тамошнего обувщика рабочий день длится от 12 до 16 часов при одном выходном в месяц и отсутствии благ вроде оплачиваемого отпуска, больничного и пенсии.

Из-за дороговизны рабочей силы в ЕС многие европейские производители вынесли свои обувные производства в Юго-Восточную Азию. Франция и Германия почти отказались от выпуска обуви на своей территории, Италия, Испания, Португалия — снизили в разы. Поэтому если пара туфель в Украине стоит дешевле 300–400 евро, она наверняка выпущена не в Италии (средняя закупочная цена обуви на Апеннинском полуострове — минимум сто евро за пару).

Сдерживает развитие отечественной обувной промышленности дороговизна сырья и оборудования. Так, машины для производства обуви в Украине вообще не производят, а импортные стоят очень дорого. К примеру, аппарат для прибивки каблука к женской обуви обойдется в 20–25 тыс. евро, хорошая затяжная машина для формирования носочно-пучковой части или пятки — до ста тысяч евро.

По подсчетам президента лиги «Укркожобувьпром» Александра Бородыни, чтобы оснастить фабрику на сто рабочих мест, понадобится не менее 500 тыс. евро. И это высокорисковые инвестиции: важно не ошибиться с модельным рядом, стоимостью материалов и комплектующих. Свои коррективы может внести погодный фактор (к примеру, теплая зима или дождливое лето).

Кожу необходимого качества в стране выпускают около десятка предприятий. Ранее это был мощный ограничивающий фактор, теперь дефицита почти нет. Правда, от импорта нашим обувщикам всё равно никуда не деться, например, цветную кожу украинские предприятия почти не производят. «Если десять лет назад 90 процентов подошв и колодок наши обувщики импортировали, то теперь 80 процентов этих материалов — украинского производства.

Другое дело, что цены на сырье за последние полтора года выросли на 30–50 процентов, и это общемировая тенденция», — отмечает Бородыня. Плановая рентабельность отечественных обувщиков составляет 10–20%, хотя они жалуются, что фактическая не превышает пяти процентов.

Минимум давальческих схем

Минимальная себестоимость пары мужских осенних туфель из натуральной кожи, произведенных в Украине, составляет 280 гривен, если добавить к этой сумме 20% рентабельности и торговую наценку, а также 20% налога на добавленную стоимость, то в рознице такие башмаки должны стоить не менее 450 гривен. Реальная цена очень качественных отечественных мужских осенних туфель — от 600 гривен за пару, ботинок на натуральном меху — от 800 гривен, женских сапог на натуральном меху — от 1100 гривен.

Но часто ритейлеры, учитывая, что покупатель объективно не может оценить на прилавке качество обуви (даже отличить натуральную кожу от кожзама), предлагают по таким ценам обувь менее качественную.

В отличие от одежного рынка, где от 80 до 90% производителей работают по давальческим схемам (см. «Дело сшили», «Эксперт» №6 (292) от 21 февраля 2011 года), обувщики предпочитают развиваться самостоятельно, на давальческом сырье работает менее десяти процентов предприятий.

Зато, в отличие от производителей одежды, обувщики ушли от самостоятельной продажи своей продукции. Они формируют пакет заказов по договорам с оптовиками. Поэтому качественная украинская обувь в основном продается в организованной рознице, на которую приходится две трети продаж, хотя еще пять-семь лет назад доминировали рынки.

При этом наша обувь не хуже европейской и уж точно гораздо лучше китайской, уверяют производители. По данным «Укркожобувьпрома», за январь-июль 2012 года в Украину из КНР ввезено 40 млн пар обуви, из которых только 20% — из натуральной кожи. Нашу обувь шьют из хороших материалов на современном оборудовании по эскизам известных дизайнеров.

К примеру, модели для собственной торговой марки (СТМ) Braska компании MTI (владеет сетью магазинов «Интертоп» и Plato) разрабатывает украинский дизайнер Лилия Пустовит. Однако размещать заказы по пошиву СТМ компания при этом предпочитает в Китае.

В Украине есть пять-семь фабрик, которые экспортируют продукцию в Россию, Беларусь и даже страны Евросоюза. Например, совместное украино-итальянское предприятие «Риф-1» (ТМ Inblu), изготавливающее обувь на фабриках в Киеве, Житомире и Бердичеве, 80% своей продукции отправляет на экспорт. В целом ежегодный экспорт из нашей страны составляет 10–12 млн пар обуви.

По словам Евгении Кузьмишкиной, китайская продукция в основном представлена в нижнем ценовом сегменте (до 400 гривен за пару). В среднем сегменте и среднем плюс (до 2500 гривен за пару) присутствуют как китайские производители, так и украинские, бразильские, итальянские, португальские, российские, польские (Украина импортирует обувь более чем из 50 стран). В премиальном сегменте традиционно лидируют итальянцы.

«По летнему и пляжному ассортименту конкурировать с Китаем нам сложно. Кроме того, комплектация этого ассортимента требует широчайшего спектра материалов, который производят сами китайцы», — добавляет Бородыня.

Смена сегмента

Падение спроса в 2008–2009 годах на 20-30% стало для ритейлеров очень болезненным. Большинство из них подошли к кризису с большими товарными остатками и высокой финансовой нагрузкой. В результате некоторые игроки, особенно мелкие, были вынуждены уйти с рынка. «Ритейлеры, которые торгуют модной обувью, не могут позволить себе продавать ее дольше, чем сезон», — уверяет Кузьмишкина.

Поэтому многим пришлось устраивать массовые распродажи. В целом за период кризиса количество игроков рынка сократилось на 15%. Оставшиеся компании были вынуждены изменить подходы к бизнесу, сократить издержки, пересмотреть ассортимент, уменьшить количество моделей (в среднем на 20%).

Параллельно игроки начали стимулировать падающий спрос, расширяя дисконтные программы. К примеру, сеть «Интертоп» два года назад запустила проект «плата частями» (четыре взноса за сезон). В компании рассказали, что это позволило нарастить продажи более чем на десять процентов. Компания Miraton пару раз в год устраивает ночь распродаж, вполовину снижая цены на обувь.

«В мире до пяти процентов рынка занимает премиум-сегмент. Еще 40–50 процентов приходится на средний сегмент и средний плюс. В нем представлена качественная обувь, но нет громких брендов. Остальные 40–45 процентов — это дешевая внешне привлекательная обувь низкого качества. Пару лет назад такое же соотношение было и в Украине, но сейчас дешевый сегмент отвоевал до 60 процентов рынка», — рассказывает Бородыня. Ставку именно на дешевую продукцию решила сделать сеть Plato. Для этого она изменила концепцию развития, расширила ассортимент недорогих брендов китайского производства.

Сложнее в этот период приходится розничным сетям, торгующим обувью средней категории, таким, как Respect, «Монарх». Отток потребителей в экономсегмент сказался на их продажах — практически все просели на 15–20% в натуральном выражении.

Но некоторым игрокам кризис сыграл на руку, позволив обосноваться в освободившейся нише. Так, после кризиса в средний ценовой сегмент вышла компания Miraton. До этого она была известна как дистрибутор дешевой китайской обуви. В регионах она представлена сетью «Обувной.uа», которая работает в формате больших супермаркетов торговой площадью около 500 кв. метров.

Воспользоваться шансом обосноваться в освободившейся нише решил и другой игрок — компания Helen Marlen, ранее работавшая в премиальном сегменте. В 2011 году она открыла сеть Helen Marlen 2. В магазинах площадью 250–300 кв. метров представлена только обувь известных марок. Правда, основные клиенты этой сети живут в столице. Компания потихоньку присматривается к регионам, но там в этом сегменте есть свои игроки (к примеру, в Одессе — сеть Walker, в Днепропетровске — «Манера»).

Что касается премиум-сегмента, то на нём влияние кризиса почти не сказалось.ъКстати, в этом сегменте во всём мире отличной практикой продаж коллекций прошлых сезонов являются аутлет-центры, специализирующиеся на продаже брендов фэшн-индустрии со значительными скидками.

Шпионская туфля

Особенностью 2011–2012 годов стало то, что обувной рынок ушел в тень. По данным Гостаможслужбы, если ранее в Украину ежемесячно ввозилось десять миллионов пар импортной обуви, то с мая 2011-го по февраль 2012 года — около двух миллионов в месяц. Всего в прошлом году в нашу страну легально импортировано 50,4 млн пар обуви против 122 млн в 2010-м. По идее, подобное сокращение импорта должно было бы привести к дефициту, однако ничего подобного не наблюдается.

Как признались обувщики, такое происходит всегда, когда государство пытается «отжать» у бизнеса побольше денег, к примеру, на предвыборную кампанию, — бизнес тут же уходит в тень. Однако с весны задекларированный импорт начал потихоньку увеличиваться. По официальным данным Гостаможслужбы, с марта по июль в Украину ввезено 46 млн пар обуви.

Чтобы избежать лишних затрат, импортеры традиционно занижают таможенную стоимость (на нее накручивается десять процентов пошлины и 20% НДС). К примеру, при реальной стоимости китайской обуви 20 долларов за пару декларируется цена три-четыре доллара. Причем эта практика продолжается с середины 1990-х годов.

«Серые схемы появляются тогда, когда таможня этого хочет. Мы посылаем запрос в Eurostat (европейские экспортеры получают возмещение НДС, поэтому предоставляют данные о торговых операциях в госорганы, данные по китайским товарам отследить невозможно, потому что в КНР нет реальной статистики экспорта) и сравниваем с данными нашей таможни по импорту. Страны ЕС экспортируют в Украину в 15–20 раз больше обуви, чем наши таможенные органы фиксируют на входе!» — возмущается Александр Бородыня. По его подсчетам, в прошлом году из-за серого импорта из Италии госбюджет недополучил 30 млн долларов, из Польши — свыше 12 млн долларов.

Есть еще одно обстоятельство. Oколо года назад уголовная ответственность за контрабанду (кроме наркотиков и подакцизных товаров) была заменена административной — штрафом в размере 200% от стоимости товара (см. «Через кассу в обход тюрьмы», «Эксперт» №49–50 (331) от 26 декабря 2011 года). При этом обувь биржевым товаром не является и фиксированной стоимости не имеет.

Так что активная реализация «серой» импортной обуви продолжится. При этом основные игроки на рынке ориентируются на сохранение объемов потребления — не более двух с половиной пар в год на человека. То есть спрос на обувь сохранится в пределах физического износа.

 

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar