Руководство интернет-холдинга «Юлмарт» сокращает персонал и число торговых точек. Об этом рассказал представитель пресс-службы ретейлера. По его словам, об увольнении всех сотрудников и прекращении работы компании речи не идет. В компании сокращают более 25% штата, некоторые сотрудники будут переведены в новое юридическое лицо с 2018 года, рассказал источник в компании.

Чтобы деятельность «Юлмарта» не была приостановлена, компания переходит «на те юрлица, у которых есть действующие полномочия исполнительных органов», пояснил адвокат совладельца «Юлмарта» Дмитрия Костыгина Константин Добрынин. Это связано с корпоративным конфликтом, уточнил юрист.

«Юлмарт» в том числе оптимизирует сети, закрывая нерентабельные центры исполнения заказов, часть из них выставлена на продажу. Но «Юлмарт» открывает и новые точки меньшего формата, замечает представитель компании.

«Мы из публичных источников видим, что бизнес «Юлмарта» на протяжении нескольких месяцев планомерно переводится на другие компании», — заявил РБК представитель А1, которая представляет интересы Donna Union Foundation, совладельца материнской компании «Юлмарта». В частности, переводится на ООО «Юлмаркет», принадлежащий Юрию Кобзику, замечает он. Кобзик — знакомый Костыгина и бывший член совета директоров «Юлмарта», утверждает представитель А1. Костыгин и Мейер, считает он, пытаются вывести «бизнес в параллельный «чистый» контур, свободный от текущих обязательств перед кредиторами и влияния других акционеров».

Корпоративный конфликт в «Юлмарте» продолжается с 2016 года. В материнской компании «Юлмарта» — Ulmart Holding Limited — Костыгину через Koshigi Limited принадлежит 31,6%, его партнеру Августу Мейеру через Svoboda Corp. — 29,9%. Еще 38,5% — у фонда Donna Union Foundation, бенефициаром которого является Михаил Васинкевич. ​Васинкевич и Костыгин имели разные взгляды на будущее компании, и Васинкевич потребовал выкупа своей доли в Высоком суде Лондона.

Сейчас Костыгин находится под домашним арестом. Ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.1 УК РФ (мошенничество в сфере кредитования) 1 октября. Костыгина обвиняют в том, что он, будучи председателем совета директоров «Юлмарта», договорился со Сбербанком об открытии возобновляемой кредитной линии на 1 млрд руб. Но, «не намереваясь исполнять условия договора», Костыгин предоставил в банк ложные сведения о состоянии «Юлмарта», считает следствие. «Несмотря на все сложности, текущий процесс урегулирования спорных вопросов вселяет оптимизм, и мы уверены, что в ближайшее время сможем устранить все разногласия, связанные с кредитом», — говорит Добрынин. По его словам, Сбербанк «понимает реальную ситуацию и пытается помочь менеджменту спасти компанию».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы первым быть в курсе главных новостей ретейла.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar