7 августа 2014 года Россия ввела эмбарго на ввоз продуктов из США и стран Европы. Изучаем, как изменилась российская розничная торговля за 4 года, кто больше всего пострадал от контрсанкций, а также удалось ли наладить импортозамещение в продуктовом ритейле.

В 2014 году российское правительство запретило ввоз в страну ряда продуктов из стран Евросоюза, а также Норвегии, США, Канады и Австралии. Данный шаг стал ответом на санкции Запада после присоединения Россией Крыма (поэтому иногда продуктовое эмбарго называют контрсанкциями).

Сразу же после ввода эмбарго аналитики оценили годовой импорт санкционных товаров в РФ. Он составил 9,1 млрд долларов, и которых 6,5 млрд долларов приходилось на страны Еврозоны, 1,2 млрд – на Норвегию, 843 млн – на США, 373,6 млн – на Канаду и 182 млн – на Австралию.

Первый год эмбарго

Эффект эмбарго российские потребители ощутили меньше чем через месяц: уже в сентябре 2014 года цены в продуктовых магазинах резко взлетели. Больше всего покупатели жаловались на подорожание мяса, птицы, рыбы и молочных продуктов. И хотя власти уверяли, что эффект временный, и серьезного роста цен ожидать не стоит, многие эксперты (например, Дмитрий Потапенко), настаивали на обратном.

Первые официальные данные по снижению объемов импорта и росту цен появились в октябре 2014 года. Согласно им, ввоз молочных продуктов сократился почти на 70% по сравнению с октябрем 2013 года. Больше всего снизились поставки творога и сыра (89%). Импорт мясных продуктов сократился на 19,7%, в лидерах по снижению оказалась свинина (47%). Импорт рыбы и морепродуктов снизился на 27,7%, фруктов и овощей первой категории – на 50,6%.

Резко подорожала овощная продукция: некоторые товары выросли в цене больше чем на 50%. Рост цен на курицу за 2 месяца составил более 8%, на сыры – 5,35%, мороженая рыба прибавила 3,5%.

К концу декабря 2014 года импорт товаров в РФ из «запрещенных» стран сократился на 8,2% и составил 253,8 млрд долларов. Инфляция в России по итогам 2014 года достигла двузначных показателей – впервые с 2008 года. По данным Росстата, цены на потребительские товары за год выросли на 11,4%, в то время как Минэкономразвития ожидало годовую инфляцию максимум 5,5%. Подорожание продуктов привело к тому, что на конец 2014 года каждый пятый россиянин экономил на еде.

В январе 2015 года инфляция поставила новый рекорд: розничные цены на продукты питания за месяц на 5,7%, стоимость минимальной продуктовой корзины в среднем по стране увеличилась на 8,3%. Таких показателей не было с 1999 года. К маю 2015 года продовольственная инфляция достигла 28,7%.

Второй год эмбарго

Если в первые месяцы введения эмбарго многие допускали возможность быстрого снятия взаимных санкций, то к лету 2015 года стало понятно: это надолго.

В августе 2015 года продовольственное эмбарго распространилось еще на ряд стран: Албанию, Черногорию, Исландию и Лихтенштейн. Были внесены изменения и в список санкционных товаров. Например, полностью был запрещен импорт сыров и безлактозных молочных продуктов, кроме жизненно необходимых и зарегистрированных как диетические.

Кроме того, российские власти приняли решение уничтожать санкционную продукцию, которая каким-либо образом оказалась на территории России.

Именно 2015 год оказался наиболее сложным для ритейлеров. Введения эмбарго не ожидал никто, и главной задачей магазинов стал срочный поиск поставщиков, товары которых могли бы заменить санкционную продукцию. В этот период поставки мяса в Россию нарастили компании из Латинской Америки, рыбы – из Марокко и Туниса. Вырос импорт молочной продукции из Белоруссии, фруктов – из Северной Африки, Турции, Китая.

Начала увеличиваться и доля отечественных товаров. Правда, как отметили в правительстве по итогам года, пока «точечно»: в основном, в секторе по производству мяса и молочной продукции. Одновременно результатом ограничения конкуренции с импортными товарами стало снижение качества продуктов.

То, что российское эмбарго ударило по экономике, признал Евросоюз. Еврокомиссар по сельскому хозяйству Фил Хоган прокомментировал, больше всего пострадали три сектора сельхозрынка: овощей и фруктов, молочной продукции и свинины.

Альбер Ян Маата, президент профессионального союза европейских фермеров и работников сельхозкооперативов Copa-Cogeca, сообщил, что в результате контрасанкций сельхозпроизводители Евросоюза за год потеряли 5,5 млрд евро.

Национальный секретарь Итальянской конфедерации сельскохозяйственных производителей Дино Сканавино оценил потери Италии в 1,2 млрд евро. Председатель Валлонской федерации сельского хозяйства Даниэль Кулонваль посчитал, что потери Бельгии составили более полумиллиарда евро.

Инфляция по итогам 2015 года вновь побила рекорды и составила 12,8% (данные Росстат). В правительстве РФ, наконец, признали, что резкий рост цен – результат контрсанкций.

Третий год эмбарго

В январе 2016 года продовольственное эмбарго РФ было распространено на Украину.

Экономисты начали активно обнародовать данные о потерях россиян за время действия контрсанкций. По расчетам экспертов РАНХиГС, Института Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли, если бы не эмбарго, набор санкционных товаров стоил бы на 3% дешевле, несанкционных – на 2,9%. Авторы исследовали период с 2014 по 2016 год. Всего, по их мнению, российский потребитель потерял в деньгах 4380 рублей в год.

Иные данные были опубликованы BBC. Согласно им, с конца июля 2014 года по конец июня 2017 года индекс потребительских цен на товары и услуги в России вырос на 29%. Продукты питания за три года подорожали на 34%, непродовольственные товары — на 28%, услуги прибавили в цене 24%.

Выиграли, прежде всего, отечественные производители. Объем производства сыров в России вырос на 20,6%, в то время как импорт снизился на 35,5% — сообщили представители Национального союза производителей молока. Внутреннее производство овощей защищенного грунта увеличилось на 21,3% на фоне снижения поставок вдвое.

Летом 2017 года глава Министерства сельского хозяйства Александр Ткачев выразил надежду, что продовольственное эмбарго будет действовать еще лет десять. Также Минсельхоз не исключил возможности расширения списка запрещенных продуктов.

4 года эмбарго (и это не конец)

За 4 года продуктового эмбарго доля продуктов российского производства в магазинах выросла с 60% до 80% — такие данные обнародовал директор Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров Дмитрий Востриков. По некоторым категориям доля российских продуктов достигла 95-100%.

По словам Вострикова, сейчас отечественные производители полностью обеспечивают рынок зерном, растительным маслом, сахаром, куриным мясом, рыбой и овощами из набора для борща. Одновременно сократился импорт пищевых продуктов, напитков и табака на 35%, продуктов животного происхождения — на 40%, продукции растительного происхождения — на 8–9%.

Как сообщает RNS, в «Ленте» по отдельным категориям свежих продуктов доля отечественных превышает 90%. В «Магните» доля импорта в конце июня 2018 года составляла не более 7%. По данным «Руспродсоюза» доля отечественных сыров в магазинах выросла до 72-75% против 50% в начале 2014 года. Россельхознадзор оценил объём уничтоженной за три года санкционной продукции более чем в 26 тысяч тонн.

«Мы, как ритейлер, изначально ориентированный на работу и развитие отечественных производителей, от эмбарго скорее выиграли, чем проиграли, — рассказал нашему изданию Евгений Римский, управляющий по качеству и закупкам компании «ВкусВилл». — За 4 года появилось много новых производителей, а ряд старых смог существенно расширить свое производство».

Особенно сильные изменения произошли в области производства сыров, преимущественно тех видов, которые раньше в России производили мало или вообще не производили: полутвердые, твердые, с плесенью, — считает Евгений Римский. «Если говорить о тех группах, где влияние эмбарго сыграло в минус, я бы отметил категорию фруктов из Европы. Поставки отдельных позиций из других регионов зачастую дороже и менее качественные», — отмечает эксперт, добавляя, что на сегодняшний день рынок полностью адаптировался к текущим реалиям.

«Заменить импортную продукцию в столь короткие сроки оказалось непростой задачей, но постепенно нам удалось не только восстановить, но и расширить ассортимент большинства категорий за счет товаров отечественного производства, — говорит Юлия Остапчук, руководитель отдела закупок сети финских супермаркетов PRISMA. — Спустя четыре года мы можем с уверенностью сказать, что в России появилось множество достойных производителей, продукция которых не уступает по качеству зарубежным аналогам».

По словам Юлии Остапчук, внутрироссийская конкуренция выводит на рынок всё больше молодых и амбициозных брендов, которые позволяют клиентам не чувствовать дискомфорта из-за отсутствия санкционных товаров. В частности, за последние годы компания увеличила количество продуктов, не содержащих лактозы, глютена и сахара.

За 4 года контрсанкций российский продовольственный сектор довольно сильно видоизменился, — считает Виталий Шеремет, руководитель центра компетенций в АПК консалтинговой компании KPMG в России и СНГ. Производители продуктов питания и агросектор в целом, профинансированные потребителями, преуспели в увеличении объемов и доходности производства. Импортозамещение удалось практически во всех субсекторах: кроме зерновых, по которым Россия лидирует последние несколько лет, прирост виден в птице, свинине, овощах и фруктах. Сократился импорт крупного рогатого скота, выросло производство молока, хотя целевые показатели по его импортозамещению еще не достигнуты.

А что дальше?

Говорить о сроках отмены взаимных санкций сложно, — полагает Евгений Римский. Если это и произойдет, то сильного влияния на рынок в целом это не окажет: девальвация рубля изменила правила игры. Хотя в отдельных категориях конкуренция может усилиться, от чего в конечном счете выиграет покупатель.

Несмотря на успехи в сфере импортозамещения, сегодня приходит осознание, что этап поддержки производителя за счет внутреннего потребителя пройден, — комментирует Виталий Шеремет. Российское сельское хозяйство и пищевая промышленность вступили в новый этап – экспорта продовольствия. В майских указах содержалось требование президента увеличить несырьевой экспорт, в частности, экспорт продовольствия с текущих 20 млрд до 45 млрд долларов к 2024 году. Выдержать оба направления — имортозамещение и экспортоориентированность — одновременно довольно сложно. Опыт ведущих стран-экспортеров показывает, что объем импорта в эти страны также довольно значителен.

Прошедшие годы были очень сложными для продуктового ритейла, — отмечает он. Объем предложения конкурентоспособной продукции снизился, качество продуктов также в значительной мере упало, а цены выросли, при этом покупательская способность потребителей существенно просела. Поэтому обороты торговых сетей подверглись серьезному давлению.

«Время продуктовых контрсанкций, по моему мнению, подходит к концу, — прогнозирует Виталий Шеремет. — Это важно понимать на всех уровнях, потому что совмещать две цели – увеличивать экспорт и сохранять контрсанкции – малореализуемая задача. Нужно сделать выбор: открыться миру и обмениваться тем, что у нас хорошо получается, либо закрыться от мира и не испытывать иллюзий по поводу одностороннего допуска нашей продукции на чужие рынки. Текущие торговые войны лишь подтверждают эту позицию».

Напомним, что летом 2018 года Владимир Путин продлил срок действия эмбарго до конца 2019 года.

Алёна Яркова | RETAILER.ru

Подписывайтесь на наш каналы в Telegram и «Яндекс.Дзен», чтобы первым быть в курсе главных новостей ритейла.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar