Почти все крупные российские продовольственные ритейлеры торгуются на бирже, а потому стремятся постоянно радовать инвесторов хорошими финансовыми результатами. О том, за счет чего они их будут добиваться в будущем, “Коммерсантъ” поговорил со старшим аналитиком Райффайзенбанка Натальей Колупаевой.

— В каких-то других странах есть практика, когда розничные сети не формата cash&carry занимаются перепродажей получаемых от поставщиков товаров в опт?

— Если речь идет о модели специализированного дистрибутора и ритейлера, фокусирующегося на поставке определенных типов продуктов, то эта модель имеет распространение в разных странах мира, в частности в США. Там, кстати, процесс интеграции игроков отрасли шел и в обратном направлении, то есть крупнейшие дистрибуторы выходили в сегмент розничной торговли, покупая небольшие сети. В России модель вертикальной интеграции развита, например, в фармотрасли. Есть компания "Протек", которая одновременно и дистрибутор, и производитель, и ритейлер.

— Что будет являться драйверами дальнейшего роста оборотов российских ритейлеров? Какую роль в этом будут играть работа с оптовыми клиентами?

— Фаза активного роста у крупнейших российских розничных сетей продлится еще около пяти лет. Поэтому ключевым фокусом развития для компаний останется рост в розничном сегменте. С другой стороны, ритейлеры изучают возможности для диверсификации бизнеса или получения конкурентного преимущества. Идут процессы вертикальной интеграции — развитие собственной логистики, транспорта, производственных мощностей, своего прямого импорта. Это является источником снижения операционной себестоимости и консолидации дополнительной операционной рентабельности в цепочке поставок. Все это может способствовать развитию оптового направления бизнеса уже сейчас. Но вряд ли оптовый бизнес займет большую долю в обороте ритейлеров в обозримой перспективе. Для его развития требуются значительные инвестиции, которые сейчас актуальнее направлять в основной бизнес.

— "Магнит" уже заявил о начале тестирования магазинов формата "Магнит-опт". Могут ли последовать его примеру другие ритейлеры?

— Дистрибуторский бизнес, как и ритейл, это бизнес на масштабе, который имеет относительно низкий уровень рентабельности. Как правило, он ниже, чем в розничной торговле. Те игроки рынка, которые имеют преимущество в отрасли по издержкам, могут быть эффективными в этом сегменте. Пожалуй, любой крупный федеральный ритейлер мог бы рассматривать такую возможность. Однако речь идет скорее о дистрибуции ограниченного наименования товарных категорий, созвучных ассортиментной матрице розничного бизнеса.

— Как активизация ритейлеров в оптовом звене может сказаться на производителях продуктов питания с точки зрения их экономики?

— Если ритейлер может предложить в оптовый канал какой-либо товар по рыночной цене, это должно быть выгодно поставщику за счет роста объемов, повышения доли рынка и т. д. Дистрибуция и розница — это высокотехнологический бизнес, где идет борьба за снижение себестоимости и удержание уровня рентабельности, которые легко измерить. При этом конкретика экономических взаимоотношений — предмет переговорного процесса поставщика с дистрибутором или ритейлером.

— Как может измениться рынок оптовых компаний в результате действий ритейлеров? Может ли часть из них уйти с рынка?

— Развитие крупной сетевой розницы и переход ритейлеров на прямые поставки и прямой импорт уже давно негативно влияют на бизнес дистрибуторов. В случае когда дистрибутор не создает для бизнеса дополнительной ценности, кроме как услуги посредничества, он теряет рынок, что логично.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar