Ток-шоу «Сто вопросов для ТОП-100». Первая серия

Алексей Егоров, телеведущий НТВ, автор цикла передач «История всероссийского обмана»:
— Пока вы рассаживаетесь, я вам расскажу короткую историю из жизни нашего телевидения, которое имеет непосредственное отношение к тому, что сейчас будет происходить. Когда начинались первые суды по Ходорковскому, тогда он еще никаких интервью не давал, все мы ездили в суды, там собиралось огромное количество журналистов, все ждали, когда же наступит тот момент, когда можно будет подбежать к Ходорковскому и задать вопрос, любой, вроде ты привез со съемок эксклюзивное интервью с таким человеком. Все понимали, что журналистов много, Ходорковский маленький и максимум это удастся 2-3 журналистам, не больше, у тебя на вопрос будет 1-2-3 секунды, не факт, что он услышит твой вопрос, и не факт, что он ответит, но тем не менее все приготовили какие-то вопросы. В тот момент журналисты разделились в зависимости от каналов на 2 группы, одни подготовили вопрос: «Как вам не стыдно?» Второй вопрос: «Михаил, мы с вами». Сегодня будем задавать вопросы из этой категории: «как вам не стыдно» или, наоборот, «мы с вами».

Мы потихонечку переходим ко второй части этого мероприятия. Организаторы назвали это «шоу», что это будет, какова стилистика, мы сами сейчас поймем по ходу действия. Вы знаете, наверно, что в последние полтора года на телевидении стали очень популярны потребительские программы, мы говорим, что то кушать нельзя, это делать нельзя, цены растут, во всем виноват бизнес, и в этом есть очень большая доля правды. Когда нас учили журналистскому делу, нам всегда говорили: «Помните, что есть позиция прокурора, есть позиция адвоката». В этой ситуации мы больше оказываемся на позиции прокурора. Тем не менее, в последнее время очень популярны программы потребительского расследования, согласны вы с этим или не согласны, но зрители эти программы смотрят, и их количество растет. С другой стороны, нам и мне лично всегда не хватает доверительного разговора с кем-то из бизнесменов. Расскажите, как на самом деле происходит, потому что в основном народ говорит только официальные вещи, которые выдает пресс- служба, это сухие несоответствующие реалиям факты, из всего многообразия фактов выбирается то, что хочется сказать. И первый человек в тот момент, когда у нас вдруг стали популярны жанры потребительского расследования, с которым мы имели возможность вести доверительный разговор, был Дмитрий Валерьевич Потапенко. Именно поэтому мы его приглашаем сюда в качестве соведущего. Причины две: как мне сказали ребята, в тот момент, когда тебя будут бить, рядом встает Дмитрий Валерьевич и достает свой меч. Я говорю: «Он достает ногу и этого будет достаточно».

Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group Inc.:

— Что-то вроде охраны.

Алексей Егоров:
— А главная причина другая, на самом деле. Я в вашем бизнесе не профессионал, а Дмитрий Валерьевич гораздо лучше разбирается в вопросах того, что именно интересует присутствующих тут людей, поэтому мы будем работать приблизительно в таком режиме – мы некие модераторы этого разговора, я непрофессионал, Дмитрий Валерьевич – профессионал. Тем не менее, основные вопросы задаются тем людям, которые сидят сейчас в президиуме. Вы этих людей знаете. Я прошу действовать следующим образом: желающие из зала могут в любой момент подойти к микрофону и задать любой интересующий вас вопрос, в первую очередь этим людям, сидящим в президиуме или мне, или тому, кому вы считаете нужным. Хочется, чтобы разговор был предельно откровенным. Итак, мы переходим к этой части мероприятия. К сожалению, нет Михаила Валерьевича Сусова, с которым мы постоянно вступаем в конфликты на телевидении. Он у нас за все отвечает, как я уже говорил. Тем не менее, сегодня на месте тех, кто отвечает за сектор FMCG- Сергей Колесник из Новосибирска, «РегионМарт», правильно я понимаю? Он сейчас вышел.

Дмитрий Потапенко:

— Сережа на выходе, и он из Кемерово.

Алексей Егоров:
— Очень жаль, что нет Михаила Сусова, потому что в списке людей, которые приглашены, была такая формулировка: «Вот интересная сеть «Холидей», первое, чем она знаменита, ее не смог приобрести даже Х5». Хотелось задать вопрос представителям Х5, кого из здесь присутствующих, вы хотели бы захватить, перекупить и т.д.

Дмитрий Потапенко:

— Ты можешь задать вопрос «Холидею», почему же Х5 не удалось их купить?

Алексей Егоров:
Давайте с этого вопроса и начнем. Здесь есть представители «Холидея» из Сибири?

Дмитрий Потапенко:

— Сибирь есть всегда.

Алексей Егоров:
— Как удалось, что Х5 не смогла выкупить?

Ростислав Скороходов, генеральный директор ГК «Холидей»:
— Денег, наверно, не хватило.

Алексей Егоров:
— Сколько нужно денег, чтобы выкупить вашу сеть. Кстати, сколько у вас магазинов и что представляет ваша сетка?

Ростислав Скороходов:
— Наша сетка региональная, не очень большая, сейчас порядка 165 магазинов. Там произошла сделка по слиянию с еще более мелкой сеткой, поэтому каждый день добавляется по одному-два. Сетка мультиформатная, есть магазин у дома, супермаркет, есть дискаунтер.

Алексей Егоров:

— Вы региональная сетка, достаточно успешная, у вас есть страх, что приедут крутые москвичи в лице Х5 и вас захватят?

Ростислав Скороходов:

— Если говорить о Х5, то такого страха нет.

Дмитрий Потапенко:
— Их даже не смог обанкротить «Сбербанк».

Ростислав Скороходов:
— Это уже благодаря одному из владельцев.

Дмитрий Потапенко:
— Очень правильно оформлены были документы на подводящие мощности.

Алексей Егоров:
— Вопрос к представителям телефонной истории, у нас сегодня здесь «Евросеть» и МТС. Мне рассказывали про агрессивную политику в этом сегменте. Крупные телефонные провайдеры МТС, «Билайн» и т.д. создают свои магазины и благодаря этому разоряются маленькие, некогда популярные сетки. Как мне говорили, «Евросеть» называет нечестные цены, заранее высокие и таким образом слабые погибают. Дмитрий Валерьевич, есть такая проблема?

Дмитрий Потапенко:
— Что крупные поглощают мелких?

Алексей Егоров:
— У меня в сценарии было написано «нечестное поглощение». Это нечестное поглощение?

Дмитрий Потапенко:

— Базар – дело торговое. Согласие – есть непротивление двух сторон, поэтому если одна компания продает, вторая покупает и при этом, если не доходит до уголовщины, то это происходит достаточно часто. Другое дело, что если мы возьмем парфюмерный рынок, то можно, например, задать вопрос: «А был ли заказ на Арбат Престиж»?

Алексей Егоров:
— Был ли такой заказ?

Дмитрий Потапенко:
— Заказ был, но не от конкурентов рынка, потому что теперь ребята вышли в результате дачи правильных показаний по газовым контрактам с Украиной. Заказ был, но другой.

Алексей Егоров:

— Михаил Сафран, «Детский мир», можно вам задать такой вопрос: я сам отец двоих детей, детям по 5,5 лет, я постоянно хожу в разные магазины, был недавно на выставке в Нюрнберге и обратил внимание на такую вещь: то, что продается в западных магазинах очень сильно отличается от того, что есть в наших. Более того, в Нюрнберге я зашел в ближайший магазин, чтобы быть подготовленным к этому вопросу, я закупил там вещи, которые ни разу не видел в наших магазинах. Почему так?

Михаил Сафран, руководитель маркетинговой дирекции, ГК «Детский мир»:
— Нас обвиняют как раз в обратном и говорят: «Когда вы будете, наконец, продавать российскую игрушку?» Я могу сказать, что около 85 % ассортимента «Детского мира» — это как раз те западные бренды, которые вы видели в Нюрнберге, Франкфурте и других городах. Общепризнанные, будь то куклы «Винкс», Барби, Lego и т.д. Я удивлен, что вы увидели разный ассортимент. Ассортимент крупных торговых сетей — «Детского мира», «Детей», «Кораблика» — это на 70 % ассортимент, похожий на то, что вы видите в Европе.

Алексей Егоров:
— А что происходит с «Детским миром» на Лубянке. Это история из нашего детства, мы туда ходили.

Михаил Сафран:
— «Детский мир» на Лубянке не является собственностью «Детского мира». Это рыночный объект, который находится в реконструкции, в нем есть большие проблемы с точки зрения технического воплощения, разрешительных документов и т.д. У нас есть информация, что в перспективе ближайших 2-3 лет «Детского мира» там не будет. Мы надеемся, что когда там будут решены эти проблемы, объект вернется, и мы там будем как минимум одними из арендаторов.

Алексей Егоров:

— Там вопрос в соседях, видимо.

Дмитрий Потапенко:
— Нет. Очень четко было сказано, что вопрос в разрешительной документации. Из-за нахождения объекта надо зоной метро, данный объект должен соответствовать нормам гражданской обороны. Они, в случае достройки объекта, будут претендовать как один из арендаторов.

Михаил Сафран:
— Простите, я вмешаюсь, мне кажется, что то, что объект находится над метро, это не самая большая проблема.

Дмитрий Потапенко:

— Это просто одна из причин.

Михаил Сафран:
— В силу нахождения этой знаменитой площади, то, что объект находится над метро, это не самая большая проблема.

Дмитрий Потапенко:

— Безусловно.

Алексей Егоров:
— На углу этого здания бывший кабинет Андропова, я там однажды проводил съемку, у него вид из окна как раз на Красную площадь.

Дмитрий Потапенко:
— Зато есть шанс получить филиал КГБ, это же хорошо.

Алексей Егоров:
— В кабинете Андропова открыть «Детский мир». Какие самые популярные детские игрушки сейчас у нас в стране?

Михаил Сафран:
— Есть такая игрушка, которая завоевала в прошлом году практически весь мир – Жу-жу Петс – это маленькие животные, которые ездят на колесиках. Они и в России занимает лидирующих местах. Также остальной мэйн-стрим- куклы «Винкс», уже упомянутые, конструкторы Lego и т.д. Приоритеты российских детей и западных, европейских, американских очень похожи. Их желания во что-то играть, очень похожи между собой. Я сейчас не говорю про рынок Японии или Китая, там совсем по-другому.

Алексей Егоров:
— Мне в Нюрнберге говорили, что наши дети умнее. Игрушки, на которых для наших детей пишут с 4 лет, для западных это с 5. Правильно?

Михаил Сафран:

— Я могу только на примерах смотреть. Я знаю, что мой 8-милетний сын собирает Lego от 14 и старше.

Дмитрий Потапенко:
— А как же Бакуган? Святое.

Михаил Сафран:
— Бакуган, конечно. Он на российский рынок пришел чуть-чуть с запозданием, но это, по большому счету, подтверждает то, что играют в одни и те же игрушки.

Алексей Егоров:
— Давайте зададим вопрос аптечным сетям. Какие самые популярные товары в аптеках? Пятерка самых популярных? Боярышник впереди?

Александр Кузин, коммерческий директор «Ригла»:
— Раньше действительно была такая проблема, мы конкурировали, отнимали кусочек рынка у соседнего сегмента. У нас уже достаточно давно введены ограничения на емкости, максимум сколько можно продавать- это 100 мл, что достаточно мало для настойки боярышника.

Алексей Егоров:
— Боярышник ушел из лидеров.

Дмитрий Потапенко:

— Я бы сказал, не для настойки боярышника, а для человека мало.

Александр Кузин:
— Кому как. Поэтому из рецептурных препаратов – это, пожалуй, «Арбидол». Помните, в прошлом году была такая большая рекламная компания, в которой принимало участие телевидение.

Дмитрий Потапенко:
— И наш премьер.

Алексей Егоров:
— При этом большое количество фармацевтов говорит, что это не самый эффективный препарат.

Александр Кузин:

— Как вы думаете, какой самый популярный препарат? Среди рецептурки — того, что выписывают врачи. Конечно же, «Виагра».

Алексей Егоров:
— Подождите, «Виагра» продается без рецепта у нас.

Александр Кузин:
— Нет, на самом деле, это рецептурный препарат. Просто вы приходите, вам верят, что вы спрашивали об этом у врача, поэтому вам это продают.

Алексей Егоров:
— Видимо, если я сейчас скажу, что я заходил в магазин и покупал «Виагру», это сразу разойдется куда-то дальше. Ну допустим, покупал я «Виагру», но хочу сказать совершенно ответственно, что она продается без рецепта.

Александр Кузин:
— Вы еще до этого не дошли, у нас рецептурка продается без рецепта, только сильнодействующие наркотики, там действительно требуется рецепт.

Алексей Егоров:
— Говорят, что многие аптечные сети действуют следующим образом: например «36,6» на каких-то своих аптеках вешают вывеску «36,6», а на каких-то не вешают. Есть здесь представители компании?

Александр Кузин:
— Да, есть здесь коллега.

Алексей Егоров:
— Простите, сразу вас не увидел. Что выгоднее? И почему такая хитрая тактика?

Антон Володькин, директора по маркетингу сети «36,6»:
— У нас нет такой тактики. Наоборот, «36,6» покупает другие сети, делает ребрендинг и вешает на них вывески «36,6».

Александр Кузин:

— Я подкорректирую своего коллегу. У них есть такая практика. Я знаю такую точку, она расположена в «Ашане».

Алексей Егоров:
— Приходите к нам на программу, нам такие люди нужны.

Александр Кузин:
— Ваш руководитель об этом рассказывал. У них есть сеть «Постхолдинг», которая расположена в «Ашане», и там держится наценка даже больше, чем в «36,6».

Антон Володькин:
— Это видимо тот «Ашан», где присутствует две аптеки – «36,6» и «Постхолдинг».

Александр Кузин:
— Да, таким образом разводятся цены. В «36,6» стесняются ставить высокие цены. Чтобы не рушить бренд, в другом бренде делают более высокие цены.

Дмитрий Потапенко:
— А имеет ли смысл, соответственно, работать с одним брендом?

Антон Володькин:
— Имеет.

Дмитрий Потапенко:
— Только с одним? А может, имеет смысл сделать 3- 4 бренда и развести их.

Александр Кузин:

— Я с вами, согласен, Дмитрий, у нас совершенно другая концепция. Мы уже не первую конференцию спорим с «36,6». Мы согласны с «А5», у них сейчас 4 бренда.

Дмитрий Потапенко:

— Да. Не надо тратить деньги на ребрендинг.

Александр Кузин:

— У нас есть 2 бренда. Есть бренд дискаунтера «Будь здоров», который, наверно, никто не идентифицирует как «Риглу», и есть бренд «Ригла», который выше, чем middle.

Дмитрий Потапенко:

— А если еще купить «Самсон-Фарма», так совсем станет хорошо.

Александр Кузин:

— Ну вот, у нас «Будь здоров» как раз конкурирует c «Самсон-Фарма» мы с них берем пример. Лучшая точка «Самсона» продает в месяц на 1 млн. евро. Я знаю дискаунтер в Париже, там тоже оборот 1 млн. евро в месяц.

Дмитрий Потапенко:

— Если вам удалось их выцепить, вообще было бы шоколадно. Вы бы запинали коллег.

Алексей Егоров:
— К сожалению, нет представителей Х5, или есть? Когда оказывается, что в регионах есть похожие магазины с теми же названиями «Пятерочка» и «Перекресток», Х5 предлагает такой путь решения: вместо того, чтобы судиться с магазинами, они предлагают купить франчайзинговые пакеты. Есть кто-то, кто мог бы прокомментировать, это правильная практика, и к чему она ведет?

Дмитрий Потапенко:

— Алексей, а что тебя смущает? Это нормальная тема, повесил кто-то бренд «Пятерочки», как ты сам понимаешь, в России не защищено законодательством ничего.

Алексей Егоров:
— И «Пятерочка» не может это победить?

Дмитрий Потапенко:
— Нет. Это законодательство, в России не существует франчайзинга, потому что задача франчайзи кинуть франчайзера, а задача франчайзера кинуть франчайзи. Нормальная тема, потому что нет франшизы, есть коммерческая концессия.

Михаил Сафран:

— Можно в вашу дискуссию вмешаться, потому что аналогичные проблемы есть у «Детского мира», наверно в еще большем объеме.

Дмитрий Потапенко:

— Да, вас существенно гасят.

Михаил Сафран:
— Есть указ от 1972 года, в котором написано, что каждый детский магазин площадью больше2000 кв.м обязан называться «Детский мир», и поэтому на данный момент в РФ есть около 2000 магазинов, которые называются «Детский мир», из них только 130 реальный «Детский мир».

Алексей Егоров:

— А не реальных «Детских миров» сколько?

Михаил Сафран:
— В сетке «Детский мир» 131 магазин на данный момент, это «Детские миры», которые имеют право носить этот бренд, все остальные – магазины, которые просто так называются. Могу сказать, что в нашей судебной практике, есть несколько выигранных дел, и некоторые магазины поменяли свои названия. Франшизу на них распространять не совсем можно, потому что есть формат магазина, у него есть ассортиментная матрица, для того, чтобы «Не Детский мир» стал настоящим «Детским миром» очень много должно в нем поменяться.

Алексей Егоров:

— А у кого вы покупали бренд «Детский мир»?

Михаил Сафран:
— «Детский мир» стоит на Лубянке с 1957 года, этот исторический бренд принадлежит самой компании. Там уже некие юрлица менялись, но это все в рамках одного холдинга.

Алексей Егоров:
— Нет, как мы понимаем, была Советская власть, было государство. Потом кто-то от государства решил, что «Детский мир» его и добрался к вам. Так или не так? Или продал вам?

Михаил Сафран:

— Правительство Москвы и АФК Система, которая в конце 1990-х выкупило магазин на Лубянке, в том числе.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments