Если бы решение об антисанкциях проходило через парламент, то пришлось бы поработать и депутатам, и сенаторам. А главное – взять на себя ответственность за качество этого решения, за то, что потребитель увидит в магазине.


Как навредило потребителю эмбарго на продукты

В конце февраля несколько депутатов (я в их числе) внесли на рассмотрение Госдумы законопроект, в котором предлагается запретить президенту и правительству самостоятельно принимать решения о введении экономических санкций – то есть фактически отменить продовольственные санкции августа 2014 года. Главная причина, которая подвигла к подготовке этого законопроекта, – неисполнение важнейшего положения августовского указа президента, которым и были введены санкции: "недопущение ускоренного роста цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию".​

Безусловно, частично рост цен на продукты объясняется девальвацией рубля, но столь же несомненно, что продовольственные санкции внесли свой весомый вклад в этот процесс. Тем более что сейчас, когда цена на нефть подрастает, а рубль стабилизировался, продовольственные цены продолжают свое ралли, начавшееся сразу же после введения санкций. Бразилия, например, вскоре подняла цены на свинину, Фарерские острова (часть Дании, не включенная в санкционный список) – на лосося. Уже через два месяца министр финансов Антон Силуанов заявил, что резкое повышение цен на продовольствие стало следствием продуктового эмбарго. После принятия санкций продовольственная инфляция стала заметно опережать общую инфляцию.

Да, постепенно в России будет происходить импортозамещение (хотя и при понижающемся качестве и более высокой себестоимости). Но на это потребуется несколько лет, а проблемы на потребительском рынке обостряются уже сейчас. И это напрямую затронет макроэкономические процессы. Если доля продуктов в расходах домохозяйств в 2010 году составила 30%, а к 2014 году выросла до 40%, то прирост на следующие 10 пунктов, до 50%, по некоторым прогнозам, может произойти всего за год – до конца 2015 года. Следствие очень простое – снижение доли расходов домохозяйств на другие виды товаров и услуг. Стоит ли в этой ситуации удивляться нарастающей задолженности по ЖКУ (например, в Москве задолженность граждан за коммунальные услуги за последний год выросла на 30%)?

Кстати, уже к декабрю 2014 года, по подсчетам ФБК, продовольственные санкции обошлись российскому потребителю в дополнительные расходы порядка 45 млрд руб., а до августа 2015 года эти дополнительные издержки могут составить еще около 100 млрд. В основном эту переплату получат зарубежные поставщики, цены отгрузки которых не контролируются ФАС или прокуратурой России. Сравните эту цифру с 20 млрд руб., которые правительство предполагает выделить на поддержку импортозамещения российским сельхозпроизводителям.


Выгодно ли России закрывать McDonald’s?

Второй сюжет – это степень понимания российскими политиками и властями процессов, протекающих в экономике. Наглядный пример – недавно один из председателей комитетов Госдумы предложил McDonald’s прекратить работу в России. В российской сети McDonald’s занято около 39 тыс. человек, которые обслуживают около 1 млн посетителей в день. Но, что не менее значимо, поставщиками сети являются 160 отечественных предприятий, в которых заняты около 150 тыс. работников и которые на 85% обеспечивают McDonald’s своими продуктами. Закрыть McDonald’s – значит ударить по поставщикам компании. Более того, поставщики McDonald’s – это предприятия, продукция которых выведена на уровень международных стандартов. Если убрать с рынка их столь крупного заказчика, им придется "опуститься" на уровень менее качественной продукции. Это в интересах российского потребителя?

Подобной же логикой, похоже, руководствовались при принятии постановления правительства о продовольственном эмбарго. Через две недели после его принятия в него были внесены изменения, касавшиеся в основном не потребительской, а производственной составляющей продовольственного импорта. Из запрещенных к ввозу продуктов были исключены мальки лосося, картофель семенной, лук-севок, кукуруза гибридная для посева, горох для посева, биологически активные добавки, витаминно-минеральные комплексы, концентраты белков, пищевые добавки и некоторые другие.

Иными словами, первоначальным введением санкций правительство фактически нанесло удар по импортозамещению: ведь все эти поначалу запрещенные товары и позволяли российским производителям выпускать здесь более качественные продукты. Если бы подобного рода решения проходили процедуру профессионального обсуждения до их принятия, то и подобных ошибок можно было бы избежать.

В одном из фильмов Эльдара Рязанова, на исходе коммунистической эпохи, рефреном проходит слоган: "Мы не сеем, не пашем, не строим – мы гордимся общественным строем!" Я всегда ее вспоминаю, когда слышу очередное предложение о передаче президенту страны дополнительных полномочий (назначать ли региональных прокуроров, непосредственно распоряжаться Резервным фондом и ФНБ и т.д.). Получается, что мы стремимся передать всю управленческую работу одному человеку. А за что же тогда получают, например, министерские зарплаты депутаты Госдумы и Совета Федерации?

Если бы решение по продовольственным санкциям проходило через парламент, то пришлось бы поработать и депутатам, и сенаторам. И – главное – взять на себя ответственность за качество этого решения, за соответствие заявленных благих намерений тому результату, который получат граждане, придя в магазин.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar