Алексей Щербаков, управление логистическими процессами сети универсамов «Продуктория».

 

 

 
— С какой частотой вы поставляете продукцию в свои магазины?

— В устройстве сети с точки зрения логистики есть специфическая особенность: это магазины шаговой доступности, то есть небольшие, складских помещений они не имеют, весь товар размещается на полках в зале. Есть какой-то маленький запас, который хранится чуть ли не в коридорах. Поэтому поставки продуктов в магазины сети производятся ежедневно. Москва – это большой город со сложной системой движения. Тут возить товар по мере надобности (то есть по несколько раз в день) невозможно. Если кто-то считает наоборот – он во власти иллюзий. Мы поставляем товары в один раз в день, и часто разные товары едут в разных машинах.

Для оптимизации поставок в Мытищах (в километре от МКАД) был построен бизнес-парк, включающий в себя офисные здания и распределительный центр (РЦ) Группы.

Туда в течение дня свозится продукция от поставщиков. Там ее принимают, сортируют, готовят к отгрузке. В нашем РЦ соблюдается определенная технология «доработки» (подготовке к отгрузке) продукции, включающая в себя несколько этапов: большая упаковка «разбивается», продукция сортируется на более мелкие части, упаковывается, на продукцию наклеиваются новые штрих-коды. С бор заказов проходит в ночную смену, чтобы утром была возможность отправки транспорта по адресам, указанным в заказах.

Транспорт у ГК «Бородино» свой. Основное время погрузки машин — вечер, ночь и раннее утро. Затем приезжают экспедиторы, принимают груз, и машины уходят в магазин. Одна машина обслуживает несколько точек. У нас развита практика отправки «специализированных машин», занимающиеся доставкой «отраслевой продукции»: есть овощная машина, которая развозит только овощи, молочная и т.д. Такой «специализации» нам удалось добиться за счет того, что логистическое подразделение группы, компания «Бородино-логистик», обслуживает одновременно заказы и сети универсамов «Продуктория», и Торгового дома «Бородино» (ТД отвечает за сбыт продукции в другие торговые сети и несетевые магазины), а значит, отправляя «специализированные» машины, мы серьезно сокращаем временные ресурсы, пробег. В итоге – экономим деньги.

— А как вы работаете с молочной продукцией? Там же есть много скоропортящихся товаров…

— Скоропортящуюся продукцию поставщики доставляют напрямую в магазины. А всё остальное, с длительным сроком хранения, аккумулируется в РЦ и хранится на специальных площадях – в нескольких холодильниках. Одни из них отведены под овощи и фрукты, другие — под молочные продукты и под «заморозку», т.е. мясные и колбасные полуфабрикаты.

— Какая у вас информационная система в РЦ?

— Не WMS. Но построена она была с использованием моих наработок по WMS-системе.

— То есть у вас своя самописная система?

— Да, правильно. Причем для бухгалтерского документооборота мы используем 1С, а программа управления складом разработана специалистами, работающими в телекоммуникационной структуре группы «Бородино». Отмечу, что наша складская система не является универсальной. Она разработана именно под запросы нашего РЦ, и выполняет только необходимые нам функции.

— Какие функции выполняет система?

— Стандартные. Она решает вопросы, связанные с адресным хранением, зонированием; работает с терминалами сбора данных. Приемка товара в системе автоматизирована сразу с проверкой по ценам по номенклатуре. Предусмотрен блок «отгрузка по терминалам». Есть отдельный блок инвентаризации, позволяющий выборочно, по группам, подсчитывать различные позиции. Пока в нашей системе не предусмотрен учет «кросс-докингов» (перемещения товара из машины в машину). Еще не «прописан» процесс управления персоналом. Но работы по этим позициям уже ведутся.

— Тоже своими силами пишете?

— Да. Если по науке, то у нас сейчас стоит не WMS (Warehouse Management System), а IMS (Inventory Management System) система. WMS управляет персоналом, используя некий «интеллект», который при получении того или иного товара с помощью прописанных алгоритмов и моделей сам решает, что с ним сделать. В случае работы системы типа IMS, интеллект (а значит и автоматическое принятие решения) отсутствует. Вместо этого IMS предлагает несколько вариантов действия, предоставляя оператору выбрать нужный.

—  То есть система анализирует информацию и говорит, куда какой ящик лучше отнести?

— Да. Но правильнее сказать WMS, в отличие от IMS, не советуется с оператором, а дает прямое указание: «неси туда». Даже без вмешательства оператора. Но на данном этапе у нас нет необходимости в настолько проработанной программе.

У нас на складе работает достаточное количество персонала: операторы и администратор, который следит за системой.

Размещение товаров — полуавтоматическое, т.е. система предлагает все свободные места, а кладовщик сам решает, куда это отвезти. То есть система для кладовщика становится своеобразным советником, помогающим нашему специалисту в работе.

— То есть думать должны все-таки сотрудники?

— Да, работа достаточна напряжённая, от опыта кладовщика многое зависит. Эти действия остаются в системе, и проконтролировать их можно, но автоматическим управлением система не занимается. WMS исходит из того, что на складе есть места и зоны для хранения товара. Прибывающий товар должен быть логически размещен на этих полках. Также система понимает, что на складе задействованы ресурсы: люди, техника и т.п. Ее задача – правильно распределить эти ресурсы, отправив людей и технику размещать поступивший товар на нужных полках. Благодаря работе системы, оператору остается только сканировать товар и собрать его.

Когда приходит товар, и из накладной известно, откуда он приходит, система самостоятельно формирует лист на размещение. Такие системы, например, Manhattan, стоят сотни тысяч долларов.

— Но возможности WMS адаптируются к потребностям компании.

— Да. Процесс подготовки технического задания для WMS-системы достаточно сложен. На первом этапе необходимо провести аналитическую работу, прописать все действия, выполняемые на складе, прописать возможные решения в системе «действие-реакция», создать готовые алгоритмы… и, наконец, запрограммировать систему – так создается «искусственный интеллект» WMS, представляющий собой не интеллект, а цельную четкую систему алгоритмов. Из опыта я знаю, что если в ходе подготовки технического задания для программистов весь процесс работы будет хорошо структурирован и формализован, то получившаяся система управления складом будет хорошо работать даже в случае небольших коррекций задач. Грамотно структурированная система сама управляет людьми.

Если говорить о нашей системе, то она не такая. Сейчас у нас просто нет ресурсов на проведение качественного глубокого анализа. Да и розничный бизнес «шебутной», достаточно подвижный. Он ставит новые неординарные задачи, здесь постоянно что-то меняется, одни позиции вылетают, другие – появляются, и мы постоянно что-то меняем. Человек в состоянии быстро измениться, а интеллектуальная система – нет, в этом её недостатки.

Причем банальное вложение денег в автоматизацию не в состоянии привести к серьезному увеличению производительности логистики. Здесь одни ресурсы меняются на другие. А вот правильно организовать эту систему ресурсов уже сложно. Поэтому каждая система автоматизации должна оправдывать своё назначение и по возможности — стоимость.

— Ваша система оправдывает свою стоимость?

— Конечно. Наша система фактически стоит зарплату нашего IT-отдела, который занимается не только разработкой системы, но и поддерживает автоматизацию всей группы. Скажем так: у каждой палки есть два конца: с одной стороны система нам дёшево обошлась, а с другой стороны она не умеет многого из того, что хотелось бы. Тут смысл сейчас такой: исполняются только самые животрепещущие заявки.

Поставки

— Каким образом формируется количество товара, которое хранится в распределительном центре?

— Сегодня к формированию запасов мы используем два подхода.

Первый – поставщик доставляет к нам на РЦ товар, заказанный категорийным менеджером для всей сети универсамов «Продуктория». А мы сортируем товары на складе и рассылаем их по конкретным адресам магазинов. Нам привозят продукцию, мы занимаемся дистрибьюцией. Здесь наша основная функция – контроль. У каждого поставщика есть свой договор, свои цены, своя номенклатура. При приёмке это всё фильтруется. Контролируются основные параметры: качество, свежесть и т.д. Есть специальные алгоритмы, регламентирующие подобную работу. Но сам процесс заказа товара не наш. Остатки и заказы – задача категорийщика.

Второй подход – прием и доставка уже сформированных заказов. Такую схему мы начали использовать недавно. Она важна, в первую очередь, при заказе скоропортящихся товаров. При этой схеме категорийщик заказывает товар не «скопом», а отдельно — расфасованный на каждый магазин. На складе нам не приходится делить каждую категорию по заказам магазинов. Мы просто отгружаем заранее сформированный заказ на категорию с другими заказами и отправляем транспорт по маршруту.

— То есть центр формирует как все заказы в РЦ, так и для РЦ?

— Именно. У нас есть идея помочь центру в плане логистики и управления запасами. Есть несколько идей, которые мы претворим со временем. Потому что остаётся большое количество брака и неликвида, забивающего склад. Чтобы бороться с этим, мы, видимо, по некоторым позициям будем выдавать прогнозы и рекомендации.

—  А когда вы рассчитываете реализовать идею?

— К лету попробуем запустить что-то подобное. Я не привык гадать. Нужно разработать некий инструментарий. Сейчас его нет. Будет инструмент — будем прогнозировать.

— Транспортный парк у вас свой?

—  Полностью. Причем у нас есть и большегрузы, и машины средней и малой тоннажности. Наш парк позволяет нам заниматься доставкой грузов как по Москве, так и по всей России.

— А GPS навигацию используете при перевозках между магазинами и складом?

— Да, у нас есть навигационный проект. Он сейчас испытывается в тестовом режиме. Но не думаю, что мы будем вводить GPS-систему для отслеживания передвижения машин по городу. Цель должна оправдывать средства. В пределах Москвы у нас каждая машина обслуживается двумя специалистами – водителем и экспедитором. Режим работы суточный: получил задание – уехал, задание выполнил – приехал. Поэтому отклонения от маршрута как следствие человеческого фактора практически невозможны. Кроме того, отмечу, что необходимость в городском GPS важна разве что для экспедиторской службы.

Однако, у нас есть большой парк фур SCANIA. Для этих машин, занимающихся междугородным перевозками, мы, конечно, используем GPS.

— Сейчас многие компании говорят, что без GPS работать очень сложно, потому что водитель может работать еще и «на себя».

— Пока мы справляемся. Для нас сегодня развитие WMS и складских технологий более насущно задача, чем поголовное внедрение GPS. Транспорт у нас полностью под контролем. Полностью контролируется расход топлива. Есть масса способов поймать мошенника за руку. Всё жёстко. Если водитель говорит, что сломался — к нему выезжает техническая помощь. При необходимости отправляем сменную машиной, чтобы осуществить доставку.

— Были ли трудности при интеграции центральной и складской систем?

— Склад сделан с нуля, т.е. проблем с интеграцией не существовало в принципе. При постановке техзадания сразу было прописано, как и каким образом складская система обменивается с головной. Самостоятельное написание позволило нам сделать o­n-line проверки. Это две системы, связанные через интерфейс, обычно WMS получает заявку, обрабатывает ее и выдаёт статус. В нашей системе сделано полное управление, т.е. можно контролировать в головной системе остатки, которые существуют на складе при выписке документов, включая оперативные. Возможна блокировка заказов и партий. Вообще, это сложный интерфейс. Это уникальное решение именно под нас, которое невозможно транслировать на другой бизнес.

— Ваш РЦ работает эффективно?

— Наш РЦ близок к этому. Пока его эффективность ограничивается человеческим фактором.

Сколько бы ни писали, что WMS позволяет на 99,9% улучшить качество, это лишь теория. Всё равно присутствует человек, всё равно он сканером может щёлкнуть что-нибудь не то. Попытки жестко регулировать риски «человеческого фактора» приводят к исчезновению людей. Должен быть однородный нормальный коллектив, верящий в общую цель и ответственно подходящий к работе.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar