В эпоху всеобщего дефицита Александр Копчугов дома шил вельветовые юбки и джинсы-варенки. Метр ткани тогда стоил 25 руб., а за пару брюк «от Копчугова» модники готовы были выложить 80-100 руб. В 2008 г. оборот созданной Копчуговым компании превысил 60 млн руб.

«В 16 лет мне просто нравилось шить, вот и пошел в швейное училище», — признается Александр Копчугов. Шил он сначала себе и друзьям, потом на продажу. Подрабатывали дома с женой, крутились, как могли, — в семье было трое детей. В перестройку стали индивидуальными предпринимателями. Спрос увеличился, и в 1992 г. Копчуговы решили рискнуть — открыли собственную фирму «Ламо».

Медленно, но верно

«Получить место на рынке тогда было легко, — вспоминает Копчугов. — Пустые вешалки в магазинах и очереди. Качественные курточки и комбинезоны раскупались на ура». «Сейчас сложно сказать, почему мы выбрали детскую верхнюю одежду», — добавляет Елена Копчугова, которая развивает бизнес вместе с супругом. «Просто как-то по случаю удалось достать хорошую итальянскую ткань пастельных цветов, которая лучше всего подходила для детских курток», — улыбается бизнесмен.

Оценить размер первоначальных инвестиций Копчугов уже не берется: переход от домашнего пошива к бизнесу был неспешным. «Все, что не уходило на нужды семьи, шло в оборот. Возможно, это неправильный подход, но тогда он был именно таким. Оборудование покупали постепенно. Появлялась прибыль — садились с Леной и думали, что делать. Если дома все было нормально, покупали очередную машинку, ткани, нанимали нового сотрудника».

Эра легкого продвижения длилась для «Ламо» примерно до 2000 г. «Даже кризис 1998-го мы особо не ощутили, — вспоминает Копчугов. — А потом на рынок хлынул китайский ширпотреб».

Подстегнули конкуренты

Копчугов считает, что возросшая конкуренция пошла его компании на пользу. Противопоставить дешевым товарам можно было только качество и оригинальность.

«В среднем ценовом сегменте основные наши конкуренты все-таки не китайцы, а российские и польские марки. И конкуренция в последнее время усилилась, — убеждена Екатерина Журавлева, маркетолог ивановской компании «Юнистайл». — Из российских производителей я бы выделила марки «Шалуны», «Нахаленок» и Orby. Активно развивается «Ламо».

Производители признаются, что непросто складываются отношения и с крупными сетевыми ритейлерами: те требуют долгих отсрочек платежей, которые лишают небольшие компании оборотных средств. «Мы были вынуждены отказаться работать с “Детским миром”. Почему за партию, которая продалась за две недели, мы должны получать деньги только спустя 5-6 месяцев?- возмущается Копчугов. — Выдерживать конкуренцию и так сложно. Не любил бы так производство, может, и бросил бы это дело».

В 2003 г. владельцы «Ламо» купили в Липецкой области старое швейное производство. На приобретение актива и его модернизацию потребовалось примерно $800 000. Чтобы совершить покупку, Копчугову пришлось вывести из оборота около 75% средств, а недостающую часть взять в кредит.

В 2005 г. бизнес решили расширить, начали шить школьные формы. Пока у направления есть сложности с продвижением. Но 5-7% к обороту оно добавило. Сегодня «Ламо» кроме формы выпускает три коллекции в расчете на детей в возрасте от трех до 15 лет. В 2008 г. оборот компании превысил 60 млн руб. В предыдущие годы в среднем он ежегодно увеличивался на 10%.

Спасет розница

До января 2009 г. Копчугов был убежден, что кризис к нему не имеет отношения, но после Нового года накрыло и «Ламо». Бизнес компании был полностью ориентирован на региональный рынок. В Москве у фирмы работает собственный магазин, помещение под который выделила на льготных условиях префектура, но его особо не продвигали. Когда же в феврале — марте региональные продажи упали почти вдвое и начались проблемы неплатежей, только этот магазин демонстрировал положительную динамику.

«На рынок детской одежды кризис повлиял сильнее, чем на рынок одежды взрослой, — сокрушается Журавлева. — Правда, пока падение продаж у нас не превышает 25-30%». Журавлева полагает, что Россию, особенно регионы, ожидает возрождение вещевых рынков: «Пусть и ненадолго, но всплеск будет. Потом покупатели поймут, что разница в цене невелика, а качество и ассортимент не выдерживают критики».

Андрей Бурматиков, директор отдела консалтинга Fashion Consulting Group, утверждает, что «импортозамещение в условиях кризиса создаст дополнительные возможности для развития производства в России именно детской одежды, так как этот сегмент отличается самой высокой лояльностью покупателей к марке «сделано в России».

«Да, мы потеряли часть клиентов, но к нам пришли баеры, которые до кризиса продавали одежду европейских марок. У нас пока объемы продаж особо не изменились, — говорит директор торговой марки “Нахаленок” Александр Шолохов. — Самое большое падение продаж идет в промышленных центрах, где развита металлургическая промышленность, машиностроение. На этот год мы даже не делаем прогнозов продаж в этих регионах».

«Мы поняли, что в собственной рознице наше спасение, — убежден Копчугов. — В отличие от торговых сетей, накручивающих 100-200%, мы можем себе позволить наценку в пределах 20%, а иногда и вовсе выставить оптовую цену на отдельные позиции». В конце лета «Ламо» планирует открыть в столице 10 торговых точек. По расчетам, это обойдется компании в 2-3 млн руб. Цены на аренду торговых помещений в Москве уже не так кусаются, убежден бизнесмен.

На детях сэкономят 

По данным Fashion Consulting Group, розничный оборот российского рынка детской и подростковой одежды составил в 2008 г. 6,156 млрд евро. За последние три года рынок рос высокими темпами, в среднем на 16% в год. В 2008 г. – прирост около 10%. 60–65% оборота приходится на экономсегмент рынка с диапазоном розничных цен от 12 до 20 евро за изделие. Вследствие кризиса рынок сократится не менее чем на 15–20% – за счет среднего ценового сегмента, а также сегмента люкс.

Отправить ответ

Уведомлять о
avatar