Пробки на дорогах, которые, по выражению мэра Москвы Сергея Собянина, уже достали москвичей, подтолкнули новое правительство Москвы к конкретным действиям. Это по его инициативе в городе сейчас ведется конкретный анализ сложившейся транспортной ситуации и поиск выходов из нее.

О первых шагах столичных властей по вызволению мегаполиса из заторов рассказал в своем первом интервью СМИ вице-мэр Москвы по развитию транспорта и дорожному строительству Николай Лямов, которое он дал в ходе "Делового завтрака" в "РГ".

Российская газета: Николай Сергеевич! Одиннадцать страниц занимает только план первоочередных мероприятий правительства Москвы. Да сейчас еще общественность добавит. Не боитесь, что утонете в бумажной работе?

Николай Лямов: Нет. Мы точно знаем, чего хотим, а главное, как этого добиться. Это станет ясно, если внимательно вчитаться в план первоочередных мероприятий, выложенных на сайт правительства Москвы. Его можно поделить на две части. Первоочередные меры — это те, которые должны быть реализованы в 2011-2012 годах. Одни из них носят в основном организационный характер, другие невозможно реализовать без определенного финансирования. К реализации их, можно сказать, мы приступили. В частности, уже подыскиваются площадки под перехватывающие парковки и вообще парковки для транспорта по всей столице. Программа "народный гараж", которой до сих пор занимался город, слишком узкая и проблемы обеспечения автомобилей автостоянками в целом решить не может. Наука утверждает, что каждый автовладелец должен иметь по три парковочных места — у дома, на работе и в местах общего пользования. В Москве же и по одному машино-месту имеют меньше трети авто.

Появление быстровозводимых паркингов сократит количество машин, стоящих на проезжей части.

Параллельно с этим приступим к расширению перекрестков, строительству подземных и надземных пешеходных переходов, что позволит организовать бессветофорное движение, а также к сооружению заездных карманов для общественного транспорта и т.д.

Все это так называемые локальные мероприятия, которыми по требованию мэра уже в 2011 году должно быть охвачено не менее 300 объектов. Их отличие в том, что при затрате минимальных средств из бюджета отдача часто даже больше, чем от инвестиций в крупномасштабные проекты.

Не менее важны меры нормативно-правового и административного характера. Они быстрого эффекта не дадут, но зато создадут необходимую базу для решения транспортных проблем и их предотвращения в будущем. Это относится к изменению нормативов строительства, обеспечению возможности регистрации легких ДТП в течение 30 минут с момента поступления сигнала о них в ГИБДД, постепенному введению ограничений на въезд в город грузового транспорта и др.

РГ: Что показала недавно проведенная проверка дорог?

Лямов: Рабочая группа в составе представителей Москвы, Московской области и Минтранса России проанализировала состояние трасс, законность имеющихся примыканий, пересечений, автостоянок… Словом, все то, что и тормозит движение в городе. Увы, выводы неутешительные: вдоль одной МКАД выявлено более 900 различных нарушений. Объединение административных инспекций вручило большинству владельцев торговых центров, рынков, АЗС и других предприятий, расположенных вдоль кольцевой, предписания на устранение этих нарушений.

РГ: А если не захотят?

Лямов: Не хотелось бы прибегать к жестким мерам в наведении порядка, поэтому будем стараться договариваться. Но если нас не услышат, придется подъезд к их предприятиям перегородить металлическим ограждением.

РГ: На чьи деньги будет производиться расшивка узких мест?

Лямов: Хозяев торговых центров.

РГ: Николай Сергеевич, пройдет два года. Что изменится для москвичей на столичных дорогах города?

Лямов: По оценке экспертов, пропускная способность трасс должна вырасти на 20 процентов. Но только в случае именно комплексного подхода к решению проблемы.

Очень важно навести порядок с общественным транспортом. Люди пересядут на него с личных автомобилей лишь тогда, когда он будет ходить по расписанию и не уступит им по комфорту.

РГ: Пока москвичи видели такое только за рубежом.

Лямов: Что сейчас происходит в Москве? Идет большой автобус, его обгоняет маршрутка, которая движется по этому же маршруту. Вместо того чтобы, имея малую вместимость, быть более комфортной, а значит, и стоить процентов на 30-50 дороже для тех, кто готов платить за комфорт, она просто забирает первой на остановке платного пассажира и дальше вперед, по тротуару, через дворы…

РГ: Значит, все-таки повысите цены на маршрутки?

Лямов: На коммерческий транспорт, каким он является, плату устанавливает не город, а его владельцы. Задача правительства Москвы состоит в том, чтобы устранить перекосы на дороге. В конечном счете мы должны выйти на формулу: одна фирма — один маршрут. Пассажиру на остановке должно быть все равно, какой транспорт подошел первым, — городской или коммерческий. Если у автобуса появится выделенная полоса, то он не уступит в скорости маршрутке. Одна такая полоса в дополнение к существовавшей на Волоколамке сделана уже на проспекте Андропова, мы скоро ее запустим. Затем в ближайшее время еще три. Кстати, выделенными полосами вполне могут стать и трамвайные пути после реконструкции, если рельсы утопить в асфальт. Когда полос будет много, автобус станет более привлекательным.

РГ: Трамваю, значит, места в городе совсем не останется?

Лямов: Напротив, мы с мэром Сергеем Семеновичем Собяниным всячески поддерживаем общественное движение "Москвичи за трамвай" в том, что этот экологически чистый вид транспорта нужно развивать. Но в современном варианте, со скоростным трамваем — бесшумным, низкопольным, на резиновых колесах, маршрутная сеть для которого сейчас разрабатывается в городе. Он может снизить перегруз, который испытывает столичный метрополитен. Если москвичи будут знать, что в его вагонах так же тепло и уютно, как в подземке, а ходит он так же быстро и по расписанию, я уверен, они охотно пересядут на скоростной трамвай. Москомархитектура, в частности, уже рассматривает вопрос его пуска по шоссе Энтузиастов, откуда трамвай можно будет бросить километров на 15 за МКАД, на территорию города Балашихи. Там огромный пассажиропоток и идеальные условия для движения — прямая как стрела магистраль. Еще одна линия должна привести скоростной трамвай в поселок Северный.

РГ: Недавно СМИ сообщили, что городские власти намерены снять турникеты в общественном транспорте.

Лямов: Предложений на этот счет от москвичей поступает много, так как валидаторы задерживают посадку пассажиров. В 2011 году весь городской транспорт должен быть оснащен системой ГЛОНАСС, что позволит вести учет пассажиров и без турникетов.

РГ: Про такси не забыли? Дойдут ли у власти руки наконец до группировок бомбил, которые в каждом районе свои?

Лямов: В Москве, по моим данным, работают сейчас 34 тысячи такси, и лишь 4 тысячи из них — узаконенные, остальные — ребята, которые спрашивают, как проехать на эту улицу. Вместе с Санкт-Петербургом мы думаем над тем, как поменять правовую базу, чтобы в будущем это стало в принципе невозможно. Я считаю, что Москва должна иметь квоту на такси. Скажем, образовалось сейчас стихийно 34 тысячи машин для извоза — пусть будет 34 тысячи. Но 34 001-е уже появиться не может, как в Лондоне, например. Почему? Потому что у каждой из машин свой пожизненный номер, он продается предпринимателю и залоговая стоимость его чуть ли не 300 тысяч фунтов. Номер можно перепродать, передать по наследству. Но поменять невозможно, даже с машиной. Для того чтобы сохранить право работы в такси, нужно строго соблюдать существующие в нем правила. Скажем, если по графику водитель должен работать три дня в неделю — вторник, четверг и субботу, то в пятницу он никогда на трассе не появится. Если же нарушит правило, то полиция отнимет номер. Для того чтобы ввести эту или любую другую систему управления такси и в целом общественным транспортом, такое право субъекту Федерации должен дать закон. Уж если орган местного самоуправления несет ответственность за транспортное обслуживание населения, то пусть он и решает, как это делать.

РГ: Когда эвакуаторы будут очищать проезжую часть от неправильно припаркованных машин не только на Тверской, ведь находятся автомобилисты, которые бросают авто прямо на перекрестке, тормозя движение сразу на нескольких улицах?

Лямов: На каждый перекресток милиционера не поставишь. Пока штраф за незаконную парковку 100 рублей, трудно что-нибудь изменить. Ну, выпишет инспектор ГИБДД добросовестно квитанцию нарушителю, а тот считает, что за сотню он купил себе это место на весь день.

РГ: Штраф был 50 рублей, сейчас его подняли вдвое.

Лямов: Это не решает вопроса, как и увеличение штрафа за выезд на выделенную полосу для общественного транспорта со 100 рублей до 300.

РГ: А каким, по-вашему, он должен быть?

Лямов: Минимум тысяча рублей. Вместе с минтрансом и Московской областью мы отрабатываем свои предложения на этот счет в пакете документов, касающихся нормативно-правовой базы, которые будут направлены в Госдуму. Но чтобы люди не бросали машины где попало, надо сначала предложить им цивилизованное решение, а значит, построить паркинги, перехватывающие парковки, о которых я уже говорил.

РГ: Мэр потребовал произвести состыковку подмосковных и столичных дорог по количеству полос движения. Известно, что из 17 основных магистралей совпадают по ширине только 8. Насколько это реально? Дороги-то проходят не по пустыне.

Лямов: Это действительно одна из ключевых задач, стоящих перед нами. Возможностей для этого не так уж и мало. Одних только ЛЭП по городу проходит 300 километров. Если убрать высоковольтные линии под землю, территория освободится.

РГ: А есть еще масса улиц, перегороженных по прихоти разных организаций. Вот, например, параллельно с нашей улицей Правды проходит Бумажный проезд, у нас вечная пробка, а там дорогу перекрывает шлагбаум.

Лямов: Над этим мы тоже работаем. Удивительные вещи вскрываются. Например, на пересечении с Дмитровским шоссе построили рынок и отрезали от выезда на магистраль целый жилой поселок. Жители вынуждены круги нарезать, чтобы попасть домой. Сейчас освобождаем их. А где-то дороги придется расширять с помощью эстакад, тоннелей.

РГ: В редакции проходил совет экспертов. Прозвучало и предложение сделать проколы под железнодорожными путями, которые откроют прямую дорогу в соседние районы, и автомобилистам не придется ехать в центр для того, чтобы попасть на другую магистраль.

Лямов: Эта мера тоже значится в числе первоочередных.

РГ: Что еще предполагается сделать для синхронизации движения столицы и области?

Лямов: Уже в будущем году создадим единый центр управления движением. Он поможет реально отслеживать ситуацию на дорогах региона и информировать водителей и пассажиров о возможных затруднениях и путях объезда. Отрегулируем светофоры. Создадим также единый диспетчерский центр управления общественным транспортом. Вместе с правительством Подмосковья будем продвигать проект ЦКАД — это позволит разгрузить МКАД от большегрузного транспорта.

РГ: Вы предлагаете запретить въезд грузового транспорта днем в Москву. Не обернется это повышением цен на товары?

Лямов: Во всем мире завоз осуществляется по ночам. Почему у нас днем? Только потому, что склады ночью не работают. Но водители-то все равно ночью к ним подъезжают, чтобы не мучаться в утренних пробках, и ночуют у дверей, ожидая, когда появится кладовщик. Разве это нормально? И вообще я должен заметить, что какие-то неудобства у москвичей в любом случае появятся. Расширение дороги — неудобно, строительство паркинга — неудобно. Но что-то же делать все равно нужно!

РГ: Программа развития Московского транспортного узла, разработанная минтрансом еще в 2008 году и которую сейчас решено актуализировать, как вы недавно заявили, стоит 4 триллиона рублей, то есть четыре годовых бюджета Москвы. Получается, что ее реализация очень растягивается во времени даже при условии, что город и дальше, как и в будущем году, будет вдвое с лишним наращивать транспортные расходы.

Лямов: До сих пор мы вели речь о первоочередных расходах. Но второй не менее важной частью являются долгосрочные мероприятия, которые лягут в основу стратегии развития транспортной системы города. Их реализация, естественно, потребует времени. И я надеюсь, расходов не только из бюджета города, но и привлечет инвестиции. Предложений на этот счет поступает немало. Есть очень интересные. Например, позвонил предприниматель из Владивостока и рассказал, что пешеходные переходы у них в городе понастроил именно бизнес. Прокладывает его фирма над дорогой, а стены использует потом под рекламу. В итоге пешеходам обеспечена безопасность, а проектам — окупаемость.

РГ: Президент РФ на Госсовете как-то задал вопрос: почему в Москве дороги так дороги? С тех пор много времени прошло, но что-то никто так и не сказал о том, будут ли они строиться дешевле?

Лямов: Слышали, что мэр сказал по поводу метро в Москве? Его прокладка должна стать как минимум на 20 процентов дешевле. Относится это и к автомобильным дорогам. Тем, кому это не под силу, предложено написать заявление об увольнении. Ну а обоснованность расходования бюджетных денег метрополитеном, как известно, проверяет Счетная палата.

0 0 vote
Article Rating
Спец-2021.-В-контенте
Подписаться
Уведомлять о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments